Как я остановил незаконную застройку и поссорился с депутатом Олегом Ляшко

289 просмотров
4
Юрий Шеляженко, для УП
Пятница, 11 мая 2007, 10:53

Улица Тверской тупик – тихий угол в центре Киева, в Печерском районе. Здесь стоят три "хрущевки"-пятиэтажки и трехэтажное военное общежитие, которое трещит по всем швам и вот-вот развалится.

В одной из "хрущевок" я прожил все свои 26 лет, исключая чернобыльские 1986-1988 годы, когда мама с бабушкой эвакуировали меня в Подмосковье. Мой дом стоит на холме, откуда видна половина Киева: сейчас это – море зелени, пробудившейся после зимы под ласковыми солнечными лучами.

От Тверского тупика пять минут ходьбы до метро "Печерская" и Центральной избирательной комиссии, семь минут ходьбы до улицы Анри Барбюса, где находится редакция газеты "Свобода".

Владелец газеты "Свобода" - народный депутат от БЮТ Олег Ляшко. В этой газете я работал последние два года: вначале писал фельетоны, потом публицистику и наконец дослужился до колумниста на первой полосе. Скоро вы узнаете, почему оборвалась моя карьера...

Рядом с Тверским тупиком, отделенный от нас историческим Петровским Валом (оборонные укрепления XVIII века, присыпанные землей - часть музейного комплекса "Киевская Крепость") находится Киевский Национальный Университет культуры и искусств (КНУКіМ) и его общежитие. Это беспокойные соседи.

Частенько рядом с Университетом проводятся шумные концерты и танцульки, а на каждых выборах "юный орел" Михаил Поплавский гоняет подневольную молодежь с открепительными талонами голосовать на нашем избирательном участке.

Например, в марте 2006 года студиозусы голосовали за партию "Третья сила", в список которой затесался "поющий ректор".

Таково место действия. Время действия – наши дни. Пока народ стоит на майданах и зарабатывает свои 50-150 гривен в день, а "лидеры нации" грызутся между собой за власть, деятели более мелкого ранга пользуются вовсю послаблением законности и внутриклановой дисциплины, чтобы срочно "порешать свои проблемы". А вот проблемы "биомассы" (она же "население" и "электорат") при этом никто не принимает в расчет.

Нас, жителей Тверского тупика, кто-то явно записал в "биомассу". Когда в воскресенье 1 апреля прямо на верхушке Петровского Вала вырос новенький белый строительный забор – это было, во-первых, неожиданностью (злой шуткой), во-вторых, без всяких общественных слушаний и прочих формальностей вроде установки информационного стенда о том, кто застройщик; и в-третьих – неотвратимой судьбой, потому что ни милиция, ни оперативный дежурный районной администрации не реагировали на звонки моих обеспокоенных соседей:

- Это Поплавский строит. Мы тут ничего не поделаем,- таков был ответ по всем телефонам.

У рабочих строительной компании "Житлобуд", которые возводили забор, удалось выпытать: забор отрежет наш Тупик от станции метро "Печерская". Значит, мы будем опаздывать на работу и в школу, проходить лишние километры в обход забора и т.д. – а никто даже не посоветовался с нами об этом!

В Законе Украины "Про планування і забудову територій", ст. 23 написано: "Планирование отдельного земельного участка, постройка на нем зданий и сооружений владельцами или пользователями осуществляется с учетом интересов других владельцев или пользователей земельных участков, зданий и сооружений”. Решение Киевского городского совета № 438/3014 от 16.06.2005 гласит: “5.1. Заказчик (застройщик) информирует население о строительстве... путем установки на месте строительной площадки информационного стенда с краткой информацией о реквизитах заказчика, генпроектировщика и генподрядчика, функциональном назначении, основных технико-экономических показателях обьекта".

Никакого информационного стенда в данном случае установлено не было, общественных слушаний, для того чтобы учесть интересы жителей домов по соседству с новостройкой, не проводилось.

Из-за свалившейся нам на головы беды Тверской тупик забурлил. У подъездов, возле киоска и продуктового магазинчика, на пустыре, где предполагается застройка (там наши "собачники" издревле выгуливают своих питомцев) собирались группки людей и обсуждали застройку.

- С другой стороны от нашего дома – другое строительство, от его вибраций дом дал трещину. Они что, хотят развалить наши дома?! – говорит моя соседка Людмила, и все согласно кивают,- Я звонила подрядчику строительства – в ООО "Житлобуд".

Сначала там вообще не признали, что ведут строительство для Поплавского. Потом со мной общался молодой человек по имени Денис. Он сказал: сколько бы я не протестовала против строительства, он готов спорить со мной на бутылку коньяка, что строительства я не остановлю!

"Другое строительство" - это несколько домов жилищного кооператива "Митець". Их грузовики со стройматериалами, шумно проносящиеся под окнами нашего дома и поднимающие облака пыли, скрипы башни строительного крана, тарахтение инструментов, вспышки электросварки отравляли нашу жизнь примерно с 2000 года, пока наконец стройка не закончилась.

- А что будут строить? – спрашивает Людмилу кто-то из слушателей.

- Не знаю. Небоскреб, наверное.

На этот вопрос захотелось ответить и мне. Поэтому я договорился о встрече с проректором КНУКіМ Валентиной Медведевой – именно она в команде Поплавского отвечает за строительство.

- Мы строим два объекта – учебный корпус и общежитие для студентов – за счет инвестора, который для себя тоже построит какие-то здания. Строительство будет длиться 42 месяца,- рассказывает она,- 2 года назад наш проект застройки слушался в “Киевпроекте”. Там была общественность: преподаватели, председатель студенческого парламента. Местные жильцы сами виноваты, что они не пришли, ведь мы опубликовали объявление в газете... Какой? Не помню...

О необходимости ставить на месте строительного участка информационный стенд Валентина Николаевна не знает. По ее мнению, жители Тверского тупика должны смириться с начинающимся строительством:

- Это наша земля. Что хотим, то и строим, общественные слушания нам не нужны. Мы строим социальные обьекты. Мы учим ваших детей. За это строительство мы вносим в бюджет города социальный взнос - полмиллиона гривен ежемесячно! Как можно после этого протестовать против строительства?!

Разговор окончен. Так же бесплодны попытки "народной дипломатии" со стороны других моих соседей. Ко мне звонит Валентина Дмитриевна Квасова – председатель домового комитета "Тверской тупик", самый авторитетный "эксперт" по бытовым вопросам на нашей маленькой улице – и просит помочь составить письмо мэру Киева, в прокуратуру и другие инстанции о незаконном строительстве.

Пока собираются подписи, растет возмущение соседей. На моих глазах несколько тинейджеров пинали забор ногами, словно пытаясь его сломать. Через день на этом месте рабочие укрепили забор двумя железными подпорками. На заборе появляются надписи: "Геть паркан!", "Незаконне будівництво".

Каждый день я фотографирую строительство. После первой "фотосессии" рабочие меня спросили, зачем, и я объяснил: чтобы приложить к письму в прокуратуру. К вечеру на мой мобильный телефон поступает звонок с анонимного номера.

- Это Поплавский Михаил Михайлович. Валентина Николаевна рассказала, что у вас ко мне есть вопросы?

- Есть. О вашем незаконном строительстве…

- Давайте встретимся завтра.

- Я бы просил Вас пригласить еще Валентину Дмитриевну Квасову, председателя нашего домового комитета.

- Знаю, у меня есть ее телефон. Когда мы еще планировали строительство, мне в районной администрации сказали: договоритесь с ней, и никаких неприятностей с местными жителями не будет. Насчет встречи я вам еще перезвоню.

Не перезвонил. Зато Валентина Дмитриевна потом рассказала:

"Ко мне по телефону позвонил сам Поплавский, пригласил на встречу. Рассказал, что инвестор – компания "Житлобуд" - кроме общежития и учебного корпуса для него, еще для себя построит два жилых дома на 24 этажа и гостиницу.

Тут я подумала, что для инвестора очень выгодно строить на земле, принадлежащей государственному ВУЗу: арендная плата платится из бюджета, налога на землю вообще нет, зато дома будут частными и цены на жилплощадь будут рыночными – тут пахнет настоящей коррупцией...

Спрашивал, что нужно мне лично, но я сделала вид, что не понимаю этого позорного намека, подкупить меня хотел… Я сказала ему: на нашем пустыре нельзя строить.

Во-первых, почва может просесть под его домами, так же как просела на 1,35 метра под соседним новым домом ЖБК "Митець". Там ведь просто земля накидана поверх старинных оборонных укреплений. Потом, прямо под тем пустырем проходит силовой кабель на 110 000 вольт, от которого очень сильное электромагнитное излучение – в соседнем "Альфа-банке" от него в компьютерах перебои.

Селить над таким кабелем детей – все равно, что поселить их в Чернобыле или в микроволновой печке! А если строители еще и повредят этот кабель, центр Киева останется без электричества, и возмещать убытки придется государственному ВУЗу.

Поплавский сказал мне, что он этого не знал, что приостановит строительство, пока не проведены общественные слушания. Но солгал: на следующий же день стали строить ворота в заборе, которые закроют нам проход к ближайшей станции метро "Печерская".

Разумеется, обо всем творящемся беззаконии я написал статью для газеты "Свобода". Редактор Олег Микляев долго сомневался, стоит ли ее публиковать – вдруг застройщики подадут в суд на газету?

Инцидент, предрешивший исход этой истории, случился в субботу 21 апреля, когда я фотографировал строительство ворот в заборе. Двое рабочих в спецовках "Житлобуда", строивших ворота, молча направились ко мне явно с угрожающими намерениями.

В другие дни я уже представлялся им, говорил, что я журналист, показывал журналистское удостоверение – и никакой агрессии не было. Но сейчас они словно взбесились: попробовали отобрать фотоаппарат и чуть не сломали очки, а заодно немного потолкали.

Сразу после этого я обратился в Печерское районное управление МВД в г. Киеве с требованием открыть уголовное дело по факту препятствования законной профессиональной деятельности журналиста (ст. 171 Уголовного Кодекса Украины).

Пока оформлялся протокол, я позвонил в редакцию и рассказал о нападении. Это разрешило сомнения редактора. Номер "Свободы" № 15 (330), 24-30.04.2007 отправился в печать с постскриптумом, посвященным нападению на меня.

Вскоре зазвонил мобильный телефон. Это был народный депутат Олег Ляшко.

- Шеляженко, чего ты суешься куда не надо? Мне позвонили из милиции, рассказали про какое-то нападение. Если ты не знаешь, кого критиковать, лучше спросил бы меня!,- сказал владелец газеты "Свобода".

- Но… в чем дело?

- Ты знаешь, кому принадлежит компания "Житлобуд"? Моему другу, народному депутату от Блока Юлии Тимошенко Куровскому Ивану Ивановичу. Поэтому прошу тебя забрать заявление из милиции. Зачем ты вообще затеял ссору с рабочими?

- Вообще-то рабочие на меня напали, а не наоборот. И поэтому я не могу забрать заявление из милиции. Подумайте, как это будет выглядеть в глазах моих соседей!

- Послушай меня, Шеляженко. Иван Иванович – тихий и порядочный человек, который все делает по закону. Я уверен, у него есть все разрешения на строительство. Не надо раздувать скандал.

- Да строители же закрывают нам проход к метро!

Пауза.

- Я спрошу об этом Ивана Ивановича. Если ты говоришь правду, тогда забор могут строить без его ведома. Если будет надо, я устрою встречу ваших жильцов с Куровским. Шеляженко, успокойся и забери заявление из милиции. Жди моего звонка в понедельник.

Заявление из милиции я так и не забрал. В понедельник ко мне никто не звонил, но к вечеру начался демонтаж забора. Во вторник забор окончательно убрали с вершины Петровского Вала и освободили нам проход к метро, а к вечеру Олег Ляшко позвонил еще раз:

- Шеляженко, ты м…к! В моей же газете опубликовал такую дрянь!

- Там все правда, подтверждено документами, диктофонными записями, фотографиями.

- Какая разница, правда или нет! Ты поссорил меня с Иваном Ивановичем, твоей ноги больше не будет в моей газете! Я же говорил тебе: не раздувай скандал!

- Когда мы говорили, номер был уже отправлен в печать. Вам, наверное, надо было позвонить в типографию, дать команду остановить печать газеты, заплатить неустойку...

- Я теперь всем объясняю, что статья напечатана без моего ведома, но надо мной все смеются! Ивану Ивановичу пришлось ехать на место строительства и вразумлять этих м…ков прорабов! Ты знаешь, какая ситуация в стране, как ты мог подложить мне такую свинью?! Да ты даже не стоишь того, чтобы я тебе звонил и объяснял, какой ты м…к!

В трубке послышались гудки. А я с грустью подумал: что ж, два года работы в газете "Свобода" прошли не зря – хоть одна моя статья непосредственно подействовала, исправила ситуацию, помогла людям, причем – соседям. И мне самому, что тоже приятно.

Юрий Шеляженко, редактор отдела социальных проблем газеты "Вечерние Вести", специально для "Украинской Правды"

Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
403 Forbidden

403 Forbidden


nginx
Спарринг-Собчак
Работы для охраны кукурузы и посевная со спутника: техно захватывает агро
Посредник из Загреба: зачем президент Хорватии поехала к Путину
15 завтраков для доброго утра: как фотограф проверила на себе места для пикников
Все публикации