Мир меняется

21 просмотр
9
Сергей Дацюк, для УП
Вторник, 28 октября 2008, 16:27

Видит Бог, автор очень не хотел бы занимать политическую позицию, поскольку не следует философу заниматься тем, чем заниматься есть много желающих. Однако политический дебилизм, экономическая профанация, управленческая некомпетентность и бизнесовая аморальность на фоне мирового кризиса вынуждают это сделать.

Сегодня политики много говорят, что нынешний кризис финансово-экономический. Не верьте им, они не понимают, с чем столкнулись. Только адекватное понимание этого кризиса даст нам шанс его преодолеть. Более всего рискуют во время кризиса те, кто не понимает или не хочет понять, с кризисом чего они имеют дело.

Единственное, в чем некоторые политики правы, это то, что мы столкнулись с таким кризисом, которого никогда не было, относительно которого у нас нет не просто средств влияния, но и адекватных моделей понимания.

Итак, прежде всего, нынешний кризис страшен потому, что он до сих пор не сопровождается рефлексивным мышлением, что он до сих пор на стал предметом интеллектуальных усилий постижения. Это — сложный кризис, и он требует сложного понимания. Все старания его упрощать, будут им беспощадно наказываться.

Если предыдущие масштабные кризисы были связаны или с перепроизводством, или с масштабным перераспределением капиталов, то нынешний — принципиально другой. В отличие от предыдущих кризисов этот кризис глобальный, он мультиплицируется от страны к стране в мировом пространстве, является повторяемым и цикличным во времени.

Нынешний кризис — это кризис цивилизационный, это — кризис глобальной системы потребительских мотиваций. Это кризис дисбаланса мотиваций в разных странах, которые приводят к экономическим диспропорциям.

Этот кризис — порождение так называемой западной цивилизации, которая основана на потребительской системе мотиваций, ставшей глобальной. Именно западная цивилизация несет ответственность за нынешний кризис, и именно она будет более всего страдать от него.

Вообразите себе раскрученный маховик большой машины. Этот маховик будет вращаться тем быстрее, чем больше энергии или силы вы к нему будете прикладывать. Но у любого маховика есть предел скорости вращения, быстрее которой он вращаться не сможет.

Если вы будете продолжать увеличивать подачу энергии или силы на пределе его вращения, он может сломаться. Если его крепление сверхпрочное, то он начнет самовольно замедляться, и дальше будет то замедляться, отходя от предела, то ускоряться, приближаясь к пределу, то снова будет замедляться.

То есть на пределе вращения избыточная сила или энергия маховика гасится силами, которые возникают во время очень быстрого вращения.

Если вы внимательно посмотрите на графики экономических подъемов и спадов в течение последних лет, вы увидите ту же самую картину, которую мы описали в примере с маховиком. То есть нечто подобное происходит сегодня с системой потребительских мотиваций.

Она построена на предложенной нами мысленной модели вращения маховика, где сам маховик — это мировая экономика, энергия — это наши желания, которые порождаются рекламой и демонстративным потреблением, а сила — это капитал, который измеряется скоростью его обращения вообще, уровнем его накопления в том или другом месте и различием распределения его накопления между разными местами для мира вообще.

Модель потребительских мотиваций работает так: чем больше мы потребляем, тем больше денег и товаров для этого нужно, тем больше реклама и демонстративное потребление порождают новых потребностей, тем быстрее и ловчее мы стараемся работать, чтобы еще больше потреблять.

Но, как и в примере с маховиком, у системы потребительских мотиваций есть предел. За этим пределом — на некотором уровне — возникает дефицит естественных возможностей человека, граница психической возможности дальше повышать уровень потребления, уменьшение запаса духовности, для воспроизводства и развития которой начинает не хватать времени, так как оно все занято работой и потреблением.

Так возникает несколько наложенных один на другого кризисов, которые пока что не различаются. Вот именно это наложение один на другого нескольких кризисов делает нынешний кризис таким страшным, так как преодоление одного кризиса, не означает преодоления других кризисов.

Прежде всего, это кризис содержания мотиваций, который страшнее всего, так как люди могут жить и работать, только когда они имеют ясную мотивационную перспективу. Когда возникает кризис содержания мотиваций, а содержание рекламы остается неизменным, то что бы вы не делали, это будет снова порождать кризис.

Как это вам не кажется странным, но прежде всего нужно ввести жесткую и строгую цензуру содержания рекламы. Кризис содержания мотиваций требует нового содержания мотиваций.

Мотивации старого мира: комфорт, гламур и развлечения должны быть заменены новыми: честная работа, нравственность, интеллектуальность. По крайней мере, такие мотивации должны доминировать в рекламе и в содержании мотивационных культурных продуктов в средствах массовой информации.

Тот, кто первым сможет ввести эти требования к системе мотиваций как политику государства, будет иметь перевес и выйдет из кризиса раньше. Кто и дальше будет играться в комфморт и гламур, будет жестоко наказан.

Во-вторых, это кризис дисбаланса разных политик относительно мотиваций в каждой отдельной стране, который проявляется на мировом уровне в виде экономических диспропорций. Это кризис не координации экономических шагов правительств разных стран, а кризис координации именно управления политикой: то есть политики разных стран требуют подсказок, что и как им говорить своим народам.

Этот кризис требует введения мирового политического управления, так как координации экономической политики разных стран недостаточно. Если этого не сделать, кризис будет повторяться снова и снова, так как будучи не преодолен в какой-нибудь политически отсталой стране, где, например, есть политический конфликт, и политики не хотят говорить правду своему народу, он будет перебрасываться из страны на страну, пока, в конце концов, снова не овладеет всем миром.

Такова причина мультипликации кризиса от страны к стране. Со всей серьезностью нужно предостеречь: лозунг о "выживании стран поодиночке" является ошибочным в самой своей основе.

Вообразите себе, что страны разъединились, выжили поодиночке, потом снова начали восстанавливать отношения одна с другой, и снова сталкиваются с теми же проблемами дисбаланса, и с течением времени кризис возвращается.

Если мы хотим, чтобы машина работала, мы не можем разобрать ее на детали и добиваться, чтобы работала каждая отдельная деталь, так как должна работать целая машина. Глобальный кризис требует глобальной регуляции.

В-третьих, и только в-третьих, это кризис финансово-экономический. Это — верхняя часть айсберга. Попытки действовать исключительно финансово-экономическими инструментами в нынешнем кризисе будут губительными не только для какой-то отдельной страны, а для мира в целом.

Более того, сама основа экономических мотиваций бизнеса должна быть пересмотрена. Все традиционные представления об экономике подлежат изменению: представления о нормах прибыли, представления о скорости обращения денег и товаров, представления о рекламе как о двигателе прогресса, представления о корпоративной политике и этике и т.п..

Полномочия корпораций подлежат ограничению — особенно в сфере корпоративных стратегий транснациональных корпораций и в сфере корпоративной этики всех без исключения корпораций.

Кризис мировой финансово-экономической модели, где бытует своеволие корпораций, требует новой модели, где будет властвовать мировая координация транснациональных корпоративных стратегий и непосредственное вмешательство государств в корпоративную этику, которая связана с мотивацией к работе.

В-четвертых, глобальный мир, в котором мы живем, связан инфраструктурами. Если в таком глобальном мире возникают и циклически повторяются дисбалансы мотиваций и экономические диспропорции, то с течением времени кризис начинает иметь инфраструктурный характер.

Это непременно приводит к тому, что многие инфраструктуры разрушаются. Разрушения инфраструктур приводит к разрыву сетевых связей, постепенное восстановление которых без глобального инфраструктурного управления будет уже невозможно.

Первый, второй, третий и четвертый кризисы, будучи наложены один на другого, создают цикличность кризиса. То есть, как только неадекватные политики в том или ином государстве стараются преодолеть кризис финансово-экономическими инструментами, он отступает в финансовой сфере, экономика оживляется. Однако, будучи снова порождаемым другими причинами, кризис возрождается.

Поскольку мировая политика в целом очень консервативна, то на убеждение политиков в справедливости предлагаемых нами подходов нужно будет время. Поэтому нам придется пережить не один, а несколько циклически повторяемых кризисов, каждый из которых будет не менее разрушительным, нежели предыдущий.

Таким образом, пятый кризис — это кризис концептуального видения мира в сфере мировой политики. Его преодолеть будет труднее всего.

Мы будем переживать процесс изменения мира. Будем переживать его болезненно, так как мало кто готов к этим изменениям. Если политики вас раздражают, не слушайте их, думайте сами и доверяйте только компетентным мыслям.

Не держите зла на работодателей, не надейтесь на государственную защиту, не бросайте свою страну, так как ныне всюду не лучше. Не впадайте в панику, так как она мешает трезво мыслить. Думайте много, думайте положительно. Не бойтесь резких изменений, которые нужны, действуйте решительно.

Защищайте семью и детей. Общайтесь со старыми коллегами и знакомыми, не теряйте с ними контакта. Поддерживайте ближних, если вы живете лучше, чем они. Если вас уволили с работы, и вы не знаете чем заняться, займитесь самообразованием, читайте книги, работайте за небольшие деньги, и не бойтесь сознаваться в проблемах.

Выживание — это шанс для развития. Преодолейте кризис внутри себя и помогите это сделать другим. Мы — общество, и мы все преодолеем!

Сергей Дацюк, Киев, Украина, для УП

Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
Ничьи, или Зачем переселенцам китайские домики
Девушка с фотоаппаратом: Юлия Кочетова-Набожняк наводит мосты между войной и миром
Детали новых санкций США против России: что изменил Конгресс
Чтобы вы продали или оставили в госсобственности?
Все публикации