Завхоз Януковича Андрей Кравец: Коррупция была не в Межигорье, а в экономическом блоке Кабинета министров

552 просмотра
40
Сергей Лещенко, УП
Вторник, 24 июня 2014, 09:30

Андрей Кравец последние восемь лет был одним из самых доверенных людей в окружении Януковича. Сбежавший президент поручал ему обустройство своего быта - как на работе, так и в Межигорье.

Все годы президентства Януковича Кравец был его завхозом - руководителем Государственного управления делами, так называемой "ДУСи". Однако его компетенция не ограничивалась только этим - в броварском офисе Кравца были прописаны несколько фирм с непонятными учредителями, на которых были оформлены активы семьи Януковича. В частности, охотничий дворец в Сухолучье (на компанию "Дом Лесника") и доля Семьи в железнодорожном операторе перевозок "Лемтранс" (на компанию "СПС-Груп").

После побега Януковича Кравец также исчез из Украины. Его государственную дачу в комплексе "Пуща Водица" посетили активисты самообороны, которые обнаружили трехэтажный дворец, возведенный Кравцом на государственной территории, хотя по закону ему было выделено лишь две комнаты в санатории.

Кроме того, с именем Кравца связывают масштабные стройки на месте Гостиного двора и Почтовой площади. Он свою причастность отрицает - как, впрочем, вообще ко всему плохому, что связано с Януковичем.

Кравец вернулся в Украину несколько недель назад - и его приезд не мог произойти без предоставления гарантий безопасности. Разгадкой может быть фамилия Сергея Левочкина, в команду которого входил президентских завхоз.

Левочкин усилил свое влияние после двойной победы Петра Порошенко и Виталия Кличко, которых он поддерживал на выборах. Сам Кравец, по традиции, предоставлений каких-либо гарантий опять отрицал.

"Украинская правда" публикует текст этого интервью, исходя из права на реплику Кравца, которого мы часто вспоминали в своих расследованиях о нелегальной собственности Януковича.

- Вы были рядом с Януковичем до его побега. Расскажите о последних днях Януковича. Что было в этот период на Банковой?

- Ничто не предвещало того, что он соберется и уедет. Была ночь переговоров, были все лидеры оппозиции, были министры иностранных дел, все были довольны подписанными документами. У него за пару дней до этого была запланирована поездка в Харьков. Харьков – это его электоральное поле. Он там поддержки, наверное, искал.

- То есть, вы приехали в субботу утром, как всегда, на работу?

- Да. Был открыт заезд в администрацию президента с улицы Шелковичной. Этот въезд работал всю революцию. Бумаги в присутствии министров иностранных дел были подписаны в 6 утра, после ночи с четверга на пятницу. На следующий день бумаги появились в администрации. И где-то в 16-17 часов все собрались и поехали из администрации, и начала сниматься охрана - внутренние войска, "Беркут". Я начал понимать, что что-то происходит непонятное.

- По вашему мнению, почему Янукович стал складывать вещи? Вы же были одним из приближенных к нему людей…

- Это достаточно сложная история - приближенный я был или не приближенный. Со мной этим уже никто не делился.

- Могло ли выступление Владимира Парасюка стать причиной, которая заставила его сбежать?

- Да нет. Я не думаю, что вообще выступления на Майдане влияло на процесс. В администрации находились все лидеры оппозиции, были министры иностранных дел, внутри было совершенно другое понимание, какие события будут происходить. Все понимали, что договорились, что выборы переносятся на декабрь.

- Как вы вообще оцениваете поступки Януковича в последние месяцы нахождения при власти?

- Мне неэтично оценивать, потому что я проработал у него десять лет. Принимал ли он решение по поводу разгона демонстраций, применения силы - я не могу судить, потому что просто не знаю. Я к этому допущен не был. Моя служба занималась хозяйственной деятельностью…

- …но если вы утверждаете, что ни в чем не виновны, то зачем сбежали?

- Была революционная ситуация. Если бы я не уехал, кто бы разбирался, виноват кто-то или не виноват? У меня вломились в дом, разграбили его. Был бы там я и моя семья, кто бы разбирался? У меня порвали даже детские вещи в доме, жили несколько недель в моем доме, пили, гуляли.

- Но дом, о котором вы говорите - это ведь государственная дача, а не ваш личный.

- Нет, дом мой. Я сделал реконструкцию дачи, там получил свою часть в собственность, а за государственную часть плачу аренду.

(От Украинской правды: Это прием скрытой приватизации. Чиновники через ДУС получают в пользование старые, иногда полуразрушенные дачи на территории государственных комплексов отдыха "Конча-Заспа" и "Пуща Водица", а потом строят на их месте особняки, которые переводят в частную собственность, а за метры старых домиков платят аренду. Территорию "Конча-Заспы" и "Пуща Водицы" содержит государство, тратя 50 миллионов гривен в год.)

- Каким, по-вашему, был Янукович?

- В свое время страна его выбрала президентом. Вот он был таким, каким она его выбрала.

- Страна же не знала, выбирая Януковича, что она выбрала еще и Межигорье, благодаря которому сейчас все могут убедиться, насколько он был коррумпирован.

- Межигорье, наверно, не самая большая беда из того, что происходило эти годы. Основная беда Украины была в том Кабинете министров и сформированных финансовых потоках. Коррупция была не в Межигорье. Коррупция была на уровне Кабинета министров и всего экономического блока.

- Клименко, Арбузов и Курченко?

- Я думаю, что да. Я думаю, что одна из причин Майдана – это несправедливость в обществе. Подход к бизнесу, к государственным потокам и так далее. Этот подход был заведен на одну группу товарищей, которые полностью контролировали всю экономику.

- А какую роль играл старший сын Януковича?

- У меня с ним были достаточно сложные отношения. Мы общались редко – где-то раза два-три в год. Просто было поделено таким образом, что все, что касалось лично Януковича и его дома – это была парафия Александра Викторовича (Януковича), а все, что касалось жизни государственной – этим занимался я. У нас не было точек соприкосновения, мы нигде не пересекались.

- То есть, Межигорьем занимался сам сын Януковича? Все покупки, постройки…

- Это точно был не я. К Межигорью я имел отношение еще до того, как он стал президентом. Пока мы сидели в оппозиции, мы перестраивали вот этот небольшой дом, который он показывал журналистам. Он в нем жил, арендовал его много лет.

Когда я еще этим занимался, у него (Януковича - УП) было понимание, что это (Межигорье - УП) будет какой-то клуб, кто-то туда будет уезжать-приезжать, на этом будут зарабатываться деньги. Потом я отношения к этому не имел. Там есть такие объекты, как, например, корабль - я его вообще никогда в жизни не видел. Или зоопарк я тоже никогда не видел.

По бумагам, которые они выкинули в Днепр, видно, что последних четыре года я не был причастен к Межигорью.

Правда, выбросив эти бумаги, они ко многому народу, который помогал в этом строительстве и обслуживании "Межигорья", отнеслись плохо.

- Что значит "плохо отнеслись"? Не надо было их выбрасывать?

- Они могли эти документы, по крайней мере, уничтожить, чтобы не таскали обычных людей на допросы.

- В одном из документов фигурирует ваша фамилия - сокращенно сказано "Кр". Речь шла о деньгах, которые заносили Януковичу. Насколько я понимаю, это были деньги, которые собирали в интересах Януковича разные люди и приносили их в общак.

- Я не знаю, как, сидя в оппозиции, с кого можно было что-то собирать.

 

- Вы были членом команды Левочкина?

- Ну, Левочкин – это мой друг, а команда или не команда – это уже вопрос другой. В принципе, у нас в последнее время были сложные отношения с Андреем Петровичем Клюевым, он, когда стал главой администрации президента, инициировал смену руководителя управления делами.

- А кого он предлагал на эту должность?

- Я не хочу, чтобы вы об этом писали. Мы с Андреем общались всего четыре раза за все время, пока он был главой администрации. Из этих четырех два раза - это были какие-то совещания. Утром проводились совещания по ситуации в стране, а дальше он жил своей жизнью.

Мы же давно все уже друг друга знаем. Поэтому к тому времени, как он пришел, у всех были сложенные отношения. Понятно, что я не был человеком, который бы ему помогал в принятии каких-то решений.

- Как вообще вы попали в такой близкий круг Януковича?

- В свое время они меня позвали перестраивать киноцентр "Зоряный", его надо было быстро привести в порядок под штаб. Для того, чтобы оформлять бумаги, меня назначили директором.

- Кто вас позвал?

- Я не помню, кто это был. Я там остался работать директором. Потом был в партии, находился в оппозиции, потом в 2006 году он мне предложил пойти в Кабинет министров. Когда мы были второй раз в оппозиции, я стал руководителем аппарата партии.

 

- Вы утверждаете, что не имели отношения к коррупции Межигорья. Но вы точно причастны к тому, что самолет "Фалькон" и вертолет "Агуста", принадлежавшие фирме Януковича"Центравиа", были привлечены для его же авиаперевозок за счет бюджета Украины.

- Да, но эта фирма прошла все тендерные процедуры, получила все допуски. Если разбираться, то в поездку, куда не надо везти большую делегацию, намного выгоднее использовать вертолет "Агуста" или самолет "Фалькон", чем гнать большой "Аэробус".

(От Украинской правды: компания Януковича "Центравиа" была привлечена государством для его перевозок без какого-либо тендера)

- Но вам навязали эту фирму?

- Да нет…

- Сын Януковича?

- Я с ним встречался только на днях рождения президента. Ну, может, еще раз-два в год пересекался. В принципе, он мне никогда не звонил, а я ему.

- Вы думаете, что сын Януковича был одной из причин бед самого Януковича?

- Я думаю, что со стороны президента было слишком много доверия команде. А беда этой команды была в том, что они пришли во власть первый раз.

И они не понимали, что такое управление страной, что нельзя ею управлять с точки зрения бизнесмена, как частной компанией.

Они не были в оппозиции, поэтому они не знали, что это такое.

- Ваше личное мнение: был ли Янукович коррумпирован?

- Да я этого не могу… Что значит был или нет?

- Мог ли он себе позволить жить тем образом жизни, который он жил, за счет легальных доходов?

- Я же не могу считать ничьи деньги, и его тоже. Что касается того же Межигорья, пока мы были два или три года в оппозиции, а Тимошенко - премьером, она могла сделать все, что считала нужным.

Сейчас это беда новой власти и Управления делами – что делать с Межигорьем. Такого рода комплексы не могут жить без государственной либо частной поддержки. Это большая территория, которую надо обслуживать, на нее надо тратить деньги. С точки зрения бюджета, это иррациональная история. Сейчас там кто-то этим управляет, живет, его немножечко разграбили.

- Как вы можете говорить, что вы непричастны к коррупции Януковича...

- …это точно…

- ...если в офисе вашей жены были зарегистрированы фирмы Януковича "Дом Лесника", "СПС Груп", которые были вовлечены в коррупцию Януковича?

 - Я не помню, как они там оказались. Наверное, кто-то попросил в аренду две комнаты. Что здесь такого? Это же происходило лет 7 назад.

- Это тоже не шутки. "СПС Груп", которая сидит в вашем офисе - это была одна пятая доля железнодорожного перевозчика "Лемтранс", оформленная на Януковича.

- Давайте придем в любой офисный центр и сделаем его виноватым в том, что у них кто-то что-то арендует. Ни мои люди, ни фирмы, связанные с моей семьей либо кто-то еще, не имели никакого совместного бизнеса, даже киоска, и не участвовали ни в одной схеме, касающейся кого-либо из семьи бывшего президента. У нас эта история была разведена.

 

- Другой пример - здание Укрбизнесбанка в Киеве на улице Московской, где сидел сам сын Януковича. "Зоряный", возглавляемый вашей супругом, был учредителем этого предприятия.

- Никакого отношения к этому зданию мы не имели. Я был директором "Зоряного", потом она была директором. "Зоряный" - это чья-то собственность, я не знаю. Сейчас в нем живут какие-то люди, грабят его. Мебель вывезена. Кто что хочет грабить – грабят, захватывают, торгуют этим "Зоряным".

- Что лично вы готовы признать публично как ваши объекты в Киеве? Что вы признаете - это мои объекты в Киеве?

- Это компания моей жены "Киев-Арт". Ее любят обсуждать все журналисты. Мы строим здания для фаст-фудов KFC, а также спортивные клубы - например, бассейн "Водник", который мы у компании "Укрречфлот", вложили деньги, а землю нам выделили под реконструкцию.

- У нас в "Украинской правде" есть информация, что вы причастны к Гостиному двору, реконструкция которого сопровождалась скандалами.

- Я с ним не связан.

- А чей это объект?

- Не знаю.

(От Украинской правды: "Гостиным двором" владеет компания "Укрреставрация", руководителем которой является Дмитрий Ярич, который работал юристом у жены Андрея Кравца. Более подробнее о связях Гостиного двора с Кравцом и Януковичем "Украинская правда" напишет в другом материале.)

- Также есть основания утверждать, что бизнес-центр, который должен появиться на Почтовой площади, связан с вами?

- Это не мое.

- Жилой комплекс "Бульвар Фонтанов" на Печерске?

- Я вообще даже не знаю, где это.

- Также вас связывают с руководством компании "КиевГорСтрой".

- Я не связан с "КиевГорСтроем", это коммунальная собственность. Руководитель компании Игорь Кушнир работал в Кременчуге, поэтому я его знаю.

- Тогда еще раз спрошу - если вы ни к чему не причастны, то зачем сбежали?

- Я был управляющий делами президента. Уголовного преследования по мне никакого нет, претензий правоохранительных органов ко мне нет. Если есть, я готов пойти и дать любые показания.

- Если в "Украинскую правду" обратится прокурор, как вас найти?

- Дайте ему телефон. Он знает, где меня найти. Скрывать мне особо нечего, я готов ответить на любые вопросы. То состояние, в котором я оставил Управление делами, дай Бог сохранить тем, которые пришел на мое место.

Но они за три месяца попытались разграбить Управление делами, хотели приватизировать несколько объектов - гостиницу "Украина", гостиницу "Днепр", ВДНХ и Житомирский ликеро-водочный завод.  

- А что плохого в том, чтобы объявить конкурс и продать его на конкурсе?

- Это не функция Управления делами – что-либо продавать. Во-первых, для этого нужно, чтобы был легитимный президент, который примет решение, надо это имущество или не надо. И второе – есть Фонд государственного имущества, которому эти объекты должны быть переданы, и тогда уже должно быть принято решение об их продаже.

Продажа гостиницы – это решение очень непростое, политическое решение – расставаться ли государству с такого рода объектом. Я пока был в Управлении делами, сделал все, чтобы оно сохранилось в том состоянии, в котором оно мне досталось.

- Зачем вообще администрации президента гостиницы? Что-то не приходилось слышать, чтобы Белый дом владел отелями в Вашингтоне. Почему Янукович не захотел продать эти объекты?

- Я был против этого. Я считаю, что это было бы объектом спекуляций о том, что "дешево продали". Это не столько даже касалось гостиниц, сколько государственных резиденций в Крыму. Там были уникальные места, при продаже которых государство их теряло навсегда.

- Но есть и другая версия, что ДУСя не расстается с этими объектами, потому что руководители приносят откат руководству ДУСи, и они за счет этих денег живут.

- Вы знаете, что такое ВДНХ? Это самое большое предприятие в Киеве, 230 га. Это предприятие убыточное. Для того, чтобы оно что-то зарабатывало, там надо вложить очень большие деньги.

- Так почему его не продать с аукциона, получить деньги в бюджет, а не тратить их на содержание убыточного предприятия?

- Для этого на уровне Кабинета министров и президента надо принять политическое решение, что стране Украина не нужен национальный выставочный комплекс, что мы его продаем. Продажа гостиниц тоже была для меня не всегда прозрачна. Мы вернули гостиницу "Украина" в собственность государства. Она была совместным предприятием...

- Участником которого также был русский бизнесмен Александр Лебедев. Он писал, кстати, что вам лично платили откаты вместе с Левочкиным за гостиницу "Украина".

- Он лично платил? Я его никогда в жизни не видел, для начала.

- Не обязательно лично вас видеть, чтобы заплатить откат.

- А второе – он со мной все время воевал, судился и присылал всяких людей. А гостиница уехала из госсобственности на полном беспределе. Они сделали СП, внесли в уставной фонд со стороны государства гостиницу, а с стороны Лебедева - деньги на совместное предприятие. Это СП деньги положило в его банк на депозит. В итоге, гостиница перестала быть собственностью государства.

 (От Украинской правды: Такая же схема была применена в случае вывода из госсобственности Запорожского титано-магниевого комбината - завод был внесен в состав совместного предприятия, а Фирташ внес деньги, в результате чего Запорожский титано-магниевый без конкурса был выведен из госсобственности.)

Гостиница "Украина" – это лучшее место с локацией в Восточной Европе для строительства гостиничного комплекса. По-хорошему, государство должно принять решение про открытый конкурс и привлечение иностранных компаний.

- Когда вы были во главе ДУС, то активно, например, перестраивали резиденции в Крыму и в Карпатах для Януковича. Тратились десятки, если не сотни, миллионов гривен - а в стране за чертой бедности живет больше половины населения!

- Они были в очень плохом техническом состоянии на тот момент.

- Там ничего не разваливалось - просто нужен был еще один гостевой дом для Януковича в Карпатах!

- Для того, чтобы об этом судить, было бы неплохо взять бумаги. Сделайте запрос и посмотрите документы. Все эти объекты находились в упадническом состоянии. Сама стоимость этих объектов превращалась в ничто.

Страна тогда должна была принять политическое решение, что это нам не надо, и мы от этого избавляемся. При мне такого политического решения не было.

Представление о том, что есть где-то мифические инвесторы, которые завтра придут и все это будут покупать – это большой миф, который журналисты и создают. Ну продавайте! Вы уже продаете машины Кабинета министров. Наторговали на два миллиона. Потом пройдет время, все поймут, что все-таки машины нужны и будут их покупать или арендовать. Ну это же глупость!

- Когда вы работали депутатом, у вас была помощник Надежда Маринцева. Чем она занималась?

- Помогала.

- Насколько нам известно, она была поваром в Межигорье в это время. Когда Луценко посадили в тюрьму, его обвинили в том, что его водитель получил звание и доплату, не будучи сотрудником разведки. А Маринцева, по идее, не была вашим помощником, она готовила борщ Януковичу. Вы не видите аналогии вашей истории с уголовным делом Луценко?

- В рамках действующего законодательства я как народный депутат имел право иметь тех помощников, которых я считал нужным. Нельзя утверждать, что она готовила борщ. Она, может быть, занималась какими-то партийными вопросами. В том числе, может, и законопроектами.

Что она была помощница, я ее помню. А чем занималась, не готов сказать. Я считаю, что это вообще вся история неэтична.

- Но сестра вашей помощницы Любовь Полежай была сожительницей Януковича. Вы были с ней знакомы?

- Да.

- Как с сожительницей Януковича?

- Нет, я знал этого человека… Я, в принципе, считаю, что обсуждать, кто с кем живет и залазить в чью-то спальню – это некрасиво.

- В спальню обычного человека – да, но Янукович был избранным президентом! Вообще есть ли какие-то поступки, о которых вы сожалеете, за время работы с Януковичем?

- Мы, наверное, все несем каждый свою долю ответственности за то, что произошло в стране, и почему люди вышли на площади. Мне, как и всем остальным, не хватило силы повлиять на ситуацию, убеждать в том, что процессы должны идти по-другому. Наверное, каждый немножко боялся, немножко чувствовал себя комфортней, если меньше ругался. В любом случае, понятно, что долю ответственности несут все. Причем, я думаю, что не только Партия регионов и власть, но и частично оппозиция и все остальные.

- Если бы вам выпал шанс увидеть Януковича еще раз, что бы вы ему сказали?

- Я об этом даже не думал. Я думаю, что я с этой историей уже закончил.

powered by lun.ua
Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
IP: 92.49.245.---garikovv..
Да, реально Кравец, ни вчём не виноват, еслиб был замешан в корупции, то посадили. Правильно пан ген. прокурор Ярема и пан Президент Порошенко. ВСЁ ОСТАЛОСЬ НА СВОИХ МЕСТАХ. При тотальной корупции Януковича, человек занимавший эту должность просто не мог работать честно.
IP: 194.44.6.---Valeriy Lazarev..
Константин Луценко: такие глаза не могут врать
Агнец божий.
IP: 37.57.182.---Andrey Zadvorniy..
Hennessy: До лику святих долучити, ви що, який садити...
IP: 31.43.109.---Konstantin Grytsenko..
Я уверен что все министры януковичу по уши в УК, Найдется ли патриот который раскопает информацию.
IP: 144.76.166.---Vitaly Brashko..
Даже читал до конца, интервью ни о чем.Я не я и хата не моя.Скользкий,трусливый.Кто то ему дал гарантии,иначе бы сам никогда не вернулся.При нормально :) поставленных вопросах ,он многое может рассказать.
Все комментарии
Эффект от снижения ЕСВ: увеличил ли бизнес зарплаты?
От поцелуев Януковича до "крышевания" контрабанды: история одного посла Украины
Андрей Парубий: Закон о Генпрокуратуре - это был вопрос национальной безопасности
Обострение "банкопада". Что стоит за банкротством Фидобанка и "Михайловского"
Все публикации