Порошенко: Тимошенко пытались доводить до психозов, хотя она – невероятно сильная женщина

Понеділок, 3 жовтня 2005, 15:37

Петр Порошенко выглядит подавленным. Видеть его таким раньше никогда не приходилось, вечно шумный Порошенко сейчас говорит тихо и резко. В этот раз впервые за всю практику интервью "Украинской правде" он заглядывает в блокнот, чтобы не забыть какие–то важные тезисы.

Разговор происходит в комнате переговоров здания группы "Укрпроминвест" на Рыбальском острове. По словам Порошенко, кабинета у него здесь нет, но скоро будет. Потому что ходить на работу ему больше некуда.

За последний год карьера Порошенко, тогда потенциального премьер–министра при Викторе Ющенко, оказалась на начальной точке – ни мандата народного депутата, ни должности секретаря Совбеза, ни рейтинга. Ни, если верить его словам, даже контактов с президентом.

– В последнее время у вас было время для размышлений. Вы нашли для себя ответ – почему все так произошло? Почему год назад была одна команда, вы с Тимошенко вообще ездили вместе в предвыборном туре, пока Ющенко был в Австрии. Сейчас вы оказались злейшими врагами…

– Я думаю, что причина здесь глубинная, и нет ничего личностного. Я глубоко убежден, что у меня с Юлией Владимировной принципиально разные подходы.

Всем известные нефтяной, мясной, сахарный, зерновой и других кризисы со временем переросли в системный экономический кризис. Команде экс–премьера надо было срочно отвлечь внимание. Технологически перебить это можно было только громким коррупционным скандалом, пожертвовав пешку.

А путь преодоления кризиса один: надо перестать врать собственному народу и называть вещи своими именами. Потому что слово "прекрасно" из уст экс–премьера, звучавшее со всех экранов телевизоров, резко контрастировало с реальностью, окружавшей простого человека.

Еще одна причина – в мотивации, которой мы руководствовались, в том числе и во время революции. Сейчас модно стало играть в героев революции, на лицо даже попытки приватизировать Майдан!

Давайте вспомним, что происходило в июне–августе. Кампания Ющенко была уже в разгаре, а окружение Юлии Владимировны и она сама до сентября 2004 года абсолютно ничего не делала. Об этом в итоге свидетельствовала ситуация в регионах, за которые она отвечала.

Также общеизвестен факт, что она в очень жесткой форме требовала письменное обязательство, что будет премьер–министром. "Будет должность – я буду работать, не будет должности – посмотрим, где буду я, с какой политической силой я тогда буду объединяться".

– Но это ее право как политика!

– Безусловно. Только это не имеет ничего общего с идеалами Майдана. Я также не хочу комментировать других технических кандидатов, которые находятся сейчас в ее окружении. Они на определенном этапе просто требовали расчета для того, чтобы выполнять какие–то технические действия.

– Требовали материального расчета, то есть денег?

– В том числе.

– Вы сейчас о Бродском говорите?

– Я сказал то, что я сказал. Сегодня оказывается, что у нас кое–кто с Ющенко в сердце жил долгие годы. А я прекрасно помню их поведение, начиная с 1998 года, когда "Громада" Лазаренко с Тимошенко и Бродским просто уничтожала Ющенко по расследованию Суслова (о деятельности Нацбанка). Я прекрасно помню, если сейчас поднять цитаты за 2001 год, когда снимали Ющенко, кто был ключевым организатором этих действий.

– Кто?

– В том числе и сегодняшнее окружение Юлии Владимировны. Оно организовало эту провокацию и отставило правительство, чем вычеркнуло четыре–пять лет развития из украинской истории. Хотя на самом деле были вычеркнуты все 15 лет.

– Вы не называете фамилий, потому что не хотите окончательно сжигать мосты? Или боитесь судебных исков?

– Я высказываю свою позицию. А фамилии достаточно легко угадываются. Бродский участвовал в снятии Ющенко и был ключевым политическим провокатором и одним из авторов сценария.

Поэтому понятно, почему сейчас так действовала Тимошенко. При политическом популизме пиарятся намерения. Однако очень трудно сказать, а что же реально сделано. Чем реально занимался Томенко, какие достижения за семь месяцев?

Кроме политической слежки, чем же реально занимался Турчинов. Почему он сейчас так действует? Почему за все время пребывания в правительстве Тимошенко не поехала в Москву? Ни разу! Нанеся этим непоправимый удар по отношениям?

– Она говорит, что ее не отпускал президент, не подписывая ей командировку?

– Президент никогда не подписывает командировку премьер–министру! Точка.

Президент был вынужден сохранять спокойствие, объясняя все какими–то поручениями премьеру концентрироваться на сельскохозяйственных работах! (Усмехается.) На самом же деле премьер просто ставила государство в неудобное положение отказом ехать в Москву. И почему она поехала в Москву именно сейчас? Кто организовывал эту поездку?

– Действительно, расскажите, кто организовывал эту поездку?

– Все стороны, начиная от Медведчука и заканчивая Зинченко.

– Медведчука?

– Медведчук помогал организовывать эти встречи.

– И что конкретно он делал? Предоставлял контакты или финансировал билет на самолет?

– Я думаю, что об этом лучше спросить у самого Медведчука. У меня есть информация, что эсдеки принимали в этом участие. Изначально! Вы посмотрите, ведь за восемь месяцев пребывания Тимошенко у власти мы практически ни разу не слышали критики СДПУ(о)! Ни разу не стал вопрос о реприватизации эсдековских, как и "приватовских" предприятий. СБУ открыто крышевала облэнерго, которые принадлежат "Привату" и эсдекам.

– Что значит "крышевала"?

– Крышевала – это защищала. Не допускала, чтобы кто–то каким–то образом проверял законность приватизации или эксплуатации объектов, которые просто переходили членам СДПУ(о) из собственности государства, в том числе и через процедуру банкротства.

На самом деле "прихватизация" облэнерго была продолжена и во времена правительства Тимошенко, когда "Черкассыоблэнерго" были искусственно обанкрочены и забраны по совершенно смешным долгам. Где же тогда была принципиальность!? По моему мнению, с Юлией Владимировной провели политический торг. Она поставила на кон результаты выборов 2006 года!

– С кем это были торги? С оппонентами Ющенко образца 2004 года?

– Торг провела Россия!

– А какая цена?

– Давайте спрашивать у Юлии Владимировны...

– Ну, она говорит, что поездка в Москву была с целью доказать, что уголовного дела в России больше нет.

– Как нет? У нее остался тот же статус обвиняемой.

Обвиняемой или подозреваемой?

– В России – это обвиняемый, потому что она вошла в приговор суда. Статус ее процессуальный не изменился. Она как висела на крючке, так и висит! Что свидетельствует о несамостоятельности ее политики.

– То есть, вы думаете, возможен ее шантаж при помощи этого уголовного дела в случае победы на выборах–2006?

– Безусловно.

СО ДНЯ ОТСТАВКИ Я ВИДЕЛ ЮЩЕНКО 40 СЕКУНД И ПОЛУЧИЛ БУКЕТ

– Однако, по словам соратников Тимошенко, конфликт уходит корнями в соперничество между ней и вами за пост премьер–министра после победы Ющенко. Якобы Ющенко обещал вам этот пост. Правда?

– Это все бред! Ющенко не обещал мне и не должен был обещать никому. Единственное обязательство, которое было и есть у Виктора Андреевича – это перед украинским народом.

Мне было противно, когда в попытке получить место премьера Юлия Владимировна использовала шантаж и сомнительную для многих достоверность тайной расписки!

Действительно, на этапе принятия президентом решения (по назначению премьера зимой 2005) мы несколько раз встречались с Юлией Владимировной, чтобы обговорить условия взаимоотношений будущей конфигурации власти. Договоренности были весьма и весьма конструктивные!

Президент принял то решение, которое он принял. Я глубоко был убежден, что это будет пагубно для украинской политики, экономики. Мы растеряли уникальные темпы роста, подорвали международный имидж Украины из–за совершенно пустой популистской политики во всех отраслях.

Мы умудрились вползти одновременно в целый ряд системных кризисов, из которых, возможно, будет выходить даже не одно правительство.

Возьмите инвестиции... Как можно быть привлекательными для иностранных инвестиций, не имея фондового рынка? В июне мы подготовили четкий проект на СНБОУ, в июле его рассмотрели. До конца сентября он не вошел в действие. Там совершенно четкие меры по созданию фондового рынка.

– Ну, так его же должен был подписать Ющенко?

– Его должен был подать на подпись президенту Зинченко. Он этого не сделал. Президент ему в глаза заявлял: "Почему вы мне не подаете этот проект решения СНБОУ?"

Этот факт – ответ Зинченко на его слова, "все проекты готовятся в аппарате СНБО и мы не имеем права их править". Чушь на постном масле! Потому что даже под указом относительно моего назначения и моих полномочий как секретаря Совбеза стояла подпись Зинченко. Он его завизировал!

И второе. Указы СНБОУ не выходили по два–три месяца! Точно также, как и половина докладных записок, которые я готовил президенту. В отличии от Зинченко, я с президентом встречался раз в две–три недели, не чаще.

Поэтому мифы о каких–то возможностях сверхвлияния на президента – это просто вранье! Точно также, как и сейчас Зинченко комментирует, что Порошенко или Третьяков влияют на позицию президента.

Я настаиваю на том, что с момента, когда я подал президенту свое заявление об отставке, с 8 числа, я его видел лишь в течении 30–40 секунд. Для того, чтобы сказать "До свидания".

Больше я не встречался с президентом. За все это время я был один или два раза в секретариате. Один раз, чтобы забрать вещи, второй раз – уже после своего дня рождения, когда меня хотели поздравить. Я зашел туда на 10 минут.

– А Ющенко поздравил вас с днем рождения?

– Да, я получил букет цветов. Мне их прислали.

– Если мы подведем итог этого года, с лета 2004, когда был заключен союз между Ющенко и Тимошенко: сейчас разбита вся команда, рейтинг ваш уничтожен, а у Тимошенко – вырос. Но в то же время у людей наступает разочарование во всем…

– С чего вы взяли, что рейтинг Тимошенко увеличился? Ее результат – это нормальное последствие после пребывания на посту премьера, также было у Кинаха или Януковича.

– Но вы за 8 месяц пребывания у власти со своим рейтингом сделали то, что Медведчук делал 2,5 года!

– Я никогда не боролся ни за рейтинг, ни за посты, ни за влияние. Я сейчас могу сказать, что задержка с опубликованием моего указа о назначении секретарем СНБОУ была связана исключительно с одним: я просил президента оставить меня в парламенте!

Я был убежден, что в парламенте смогу реализоваться как экономист и профессионал. Я не хотел идти во власть. Но я член команды и здесь личные желания вторичны по сравнению с интересами государства и команды.

Я не боролся за свой рейтинг, в отличие от своих оппонентов. Я не имел возможности тратить на это время и не считал необходимым тратить на это деньги – что могут подтвердить как другие политики, так и их технологи, не жалевшие на эти цели ни первого, ни второго.

Я сегодня могу констатировать, что с первого дня против меня велась целенаправленная информационная война! И в этом четко скоординированы все политические силы, которые находятся под влиянием окружения Юлии Владимировны.

– Кто конкретно?

– Начиная от Нестора Шуфрича, заканчивая Михаилом Бродским, начиная от Турчинова и заканчивая комментариями по судебной и правоохранительной реформе. Если вы посмотрите контент–анализ СМИ, то каждый день должно было появляться в одном из средств массовой информации материал против меня.

При этом я не позволял себе критиковать кого–то из членов команды. Всегда это делалось не публично, а глаза в глаза. Я не согласен с позицией по реприватизации, я не согласен с конфискационным проектом закона Терехина и Тимошенко, я не согласен с концепцией инвестиционной политики, с теми стратегическими ошибками, которые были допущены при реализации вступления в ВТО.

И когда утверждается, что "Порошенко – мой главный враг", то это не так. Потому что на протяжении всего периода пребывания в правительстве ее врагами были фракции парламента, российские нефтетрейдеры, спекулянты на рынке, председатель парламента Литвин, целый ряд отдельных губернаторов, министр Баранивский, председатель Фонда госимущества Семенюк. Виноваты все вокруг! Все мешают работать, как плохому танцору….

Сегодня я могу абсолютно четко утверждать, чем для Юлии Владимировны был опасен Порошенко. Порошенко провел две успешные избирательные кампании! В 2002 горе–предсказатели говорили, что мы не возьмем больше 10–12%.

Я был в руководстве президентской кампании 2004 года. И я убежден, что сейчас атака была произведена на людей, которые бы формировали штаб президентской партии на парламентских выборах–2006.

Я ХАРКАЛ КРОВЬЮ, КОГДА ЗИНЧЕНКО ПРИДУМЫВАЛ ТЕРМИН "НАШИЗМ"

– Ваша версия: что случилось с Зинченко, почему он тогда выступил с таким заявлением?

– Я уверен, что Зинченко завалил работу секретариата президента. Там не продуцировалось никаких инициатив. И это была просто попытка эффектно хлопнуть дверью.

– Но он хлопнул так, что рухнуло все здание!

– Да! Это предательство и подло по отношению к президенту. У меня оснований для недовольства было существенно больше, чем у Зинченко! И я был с Виктором Ющенко и людьми, и харкал кровью тогда, когда Зинченко в 2002 году выдумывал термин "нашизм", а его сторонники и Медведчук директоров предприятий, ассоциировавшихся со мной, по тюрьмам бросали и преследовали их родственников!

– Ваш прогноз результатов на выборах партии "Народный Союз Наша Украина"?

– "Народный Союз Наша Украина" на выборах победит.

– Вы будете баллотироваться в следующий парламент?

– Я не исключаю.

– То есть возможен вариант, что вы не пойдете? Хорошо, спрошу иначе – вы останетесь в политике или уйдете в бизнес?

– Ни одной минуты своего пребывания на государственной должности я не занимался бизнесом! Я первым инициировал этот процесс разделения власти и бизнеса на собственном примере. Даже у тех, кто выдумывает все эти обвинения, не нашлось примера, что Порошенко лоббирует свой бизнес.

Кроме того, до выборов еще достаточно много времени. Я – самодостаточный человек. И для меня ключевую ценность имеет мое честное имя. У меня четверо детей, и я буду делать все, чтобы им не было стыдно за каждый час жизни своего отца.

– "Наша Украина" пойдет сама на выборы?

– Думаю, в блоке. И чем шире он будет, тем лучше!

– Как вы решите проблему первого номера?

– Я убежден, что такой проблемы нет. Это будет блок президента.

– Во главе с ним? То есть он будет первым номером предвыборного списка?

– Это не исключено.

– А какой результат вы прогнозируете у Тимошенко?

– Это зависит от обстоятельств. Я уверен, что как только станет известно, чем занималось окружение Тимошенко – начиная от Бродского и заканчивая Коломойским, начиная от Турчинова и заканчивая Губским, начиная от Гавриша и заканчивая Фельдманом…

– Так а чем они занимались?

– На самом деле мы имеем сценарий политического путча. Который начался 1 сентября этого года. Складывается впечатление, что окружение Тимошенко, как и сама она, может эффективно существовать только в условиях кризиса и войны. Предполагаю, что сейчас будут запускаться дополнительные технологии.

– Опять без конкретики! Назовите их?

– Вы их увидите. Я считаю, что на посту секретаря СНБОУ я делал максимум, чтобы защитить страну от этого.

– Ну, а по сути, вы можете сказать, что планируется?

– Дестабилизация политической ситуации. Существует целый ряд сценариев, которые мы видели: дестабилизация ситуации в парламенте, попытки организации массовых выступлений... Ни тот, ни другой сценарий не прошли. Еще есть сценарий распространения слухов, сценарии с использованием Березовского, сценарии с использованием российского фактора – кстати, пока неудачные. Сценарии, приуроченные к годовщине Майдана...

– Вообще ваши последние высказывания похожи на высказывания самой Тимошенко, которая говорит: "Президент не виноват, а виновато окружение президента". Вы также говорите: "Тимошенко попала в плохое окружение, окружение делает провокации". А ее саму вы не трогаете.

– Я считаю, что Юлия Владимировна – очень впечатлительный человек, и ее окружению удавалось эффективно ею манипулировать. Создавать мнимые угрозы, на которые она как женщина реагировала.

– Примеры?

– Это вообще принцип работы. Начиная от эсдеков и заканчивая Бродским. Когда создают "полки левой руки", "полки правой руки", "вот сейчас мы пойдем их разруливать". Человека просто доводят до психоза.

– То есть у Тимошенко случаются психозы?

– Ее пытались до них доводить, хотя она – невероятно сильная женщина.

– Сейчас Тимошенко борется за то, чтобы стать премьер–министром с широкими полномочиями…

– Тимошенко фанатично борется за власть. И нет принципов, которыми бы она не поступилась ради власти. И семь месяцев ее пребывания премьером – это семь месяцев упущенных возможностей, которые Украина безвозмездно потеряла. Так же, как она потеряла 12 из 14 лет своей истории.

– Но разве это не период упущенных возможностей президента Ющенко, который имеет право одним росчерком поменять всех?

– Поэтому он и поменял. Другое дело, я считаю, надо было сразу после снятия с должностей публично заявить о проблемах, к которым привело прошлое правительство.

ВТОРУЮ ЧАСТЬ ИНТЕРВЬЮ ПОРОШЕНКО "УКРАИНСКОЙ ПРАВДЕ" ЧИТАЙТЕ В ПОНЕДЕЛЬНИК ПОСЛЕ 17 ЧАСОВ



powered by lun.ua
Головне на Українській правді