11852 перегляди
Середа, 21 червня 2017, 14:30

Уголовное дело зампреда Меджлиса – самый первый и громкий политический процесс в Крыму, сфабрикованный против несогласных крымских татар. Его судят за организацию массовых беспорядков и держат за решеткой уже 2,5 года. Единственное, о чем Ахтем Чийгоз попросил суд за это время, – разрешить увидеть мать, которая умирает.

– Надеюсь, еще надеюсь хотя бы одним глазом увидеть сына, подержать его за руку хочу. Соскучилась. Очень соскучилась. У меня только одно желание: увидеть сына хотя бы на минуту, – исхудалая уставшая женщина лежит на постели, дышать трудно, поднять голову с подушки сил больше нет,  все истратила на пару рваных фраз.

Это Алие Чийгоз, мать главного крымского политзаключенного Ахтема Чийгоза. Она умирает от рака, болезнь в терминальной стадии, операции не подлежит. Все, что можно сделать для Алие сегодня, – несколько раз в день колоть сильное обезболивающее, чтобы заглушить боль. Она больше не встает с постели, почти все время спит.

Возле Алие постоянно дежурит муж. Зейтулла Чийгоз, обычно невозмутимый жизнерадостный старик, не в состоянии совладать с собой:

– Я прошу Аллаха, чтобы хоть на пять минут мой сын увидел маму и мама своего сына.

 

Алие и Зейтулла, родители Ахтема Чийгоза, в своем доме в поселке Долинное, недалеко от Бахчисарая

В последние недели состояние Алие резко ухудшилось.

Когда стало понятно, что возможный исход – один, адвокат Ахтема Чийгоза Николай Полозов попросил суд разрешить своему подзащитному выехать за пределы СИЗО, проститься с матерью.

Коллегия судей ходатайство отклонила: Алие должна сама добраться из Бахчисарая в симферопольский изолятор, если хочет увидеть сына. Полозов подкрепил просьбу медицинскими справками, подтверждающими, что она уже не может встать с постели – суд снова отказал. Тогда адвокат ходатайствовал об изменении меры пресечения Чийгозу из содержания в СИЗО на домашний арест – опять отказ.

– Российская Федерация бесцеремонно попирает священное право человека на прощание с умирающим близким родственником, причиняя морально-нравственные страдания как самому Ахтему Чийгозу, так и его матери, – говорит Полозов. – Причина этих отказов одна – отсутствие политической воли санкции суду со стороны российской власти на принятие подобного решения.

Адвокат поднял на уши всех, до кого можно было дотянуться. Украинский МИД потребовал от крымских властей дать Чийгозу увидеться с матерью, украинский омбудсмен Валерия Лутковская обратилась к российской коллеге Татьяне Москальковой с просьбой посодействовать в этом.

В ответ уполномоченная по правам человека в Крыму Людмила Лубина по поручению Москальковой сообщила Полозову, что свидание возможно, если Алие Чийгоз привезут в Симферополь на машине скорой помощи, невзирая на то, что "любая транспортировка, по сути, может убить ее".

19 июня Полозов повторно обратился к российским омбудсмену Татьяне Москальковой и главе совета по правам человека Михаилу Федотову, а также Управлению Верховного комиссара ООН по правам человека, ОБСЕ и украинскому президенту Петру Порошенко с просьбой "немедленно вмешаться в ситуацию".

20 июня адвокат сообщил, что Чийгоза таки вывезли втихую из СИЗО в Бахчисарай, где он смог проститься с Алие.

 
Адвокат Николай Полозов рассказывает о результатах очередного судебного заседания возле Верховного суда Крыма

"Я сюда прихожу не на суд Чийгоза, я на свой суд прихожу"

Ахтем Чийгоз – замглавы Меджлиса крымских татар, главный фигурант "дела 26 февраля", самого громкого и длительного уголовного процесса на полуострове, сфабрикованного против крымских татар.

Его обвиняют в организации массовых беспорядков.  Чийгозу грозит лишение свободы сроком от 4 до 10 лет.

Зампред Меджлиса сидит в изоляторе уже 2,5 года. Его арестовали 29 января 2015-го и с тех пор каждые два-три месяца суд по просьбе прокурора продлевает эту меру пресечения.

С июля 2016 года Чийгоза вообще не вывозят из СИЗО, даже на заседания. В суде он присутствует по видеоконференцсвязи, которая периодически дает сбой.

– Каждое заседание мы начинаем с традиционного ходатайства о доставлении Чийгоза в зал суда, а судьи отказываются его рассматривать. Но это уже работа на перспективу: доказательства для ЕСПЧ, что суд не обеспечил ему защиту своих интересов. Дело Чийгоза – первый процесс в России, где подсудимый не присутствует в зале суда, раньше такой формат использовали только в режиме апелляции. Сейчас решили отработать пилотный суд, – объясняет Полозов.

 
Симферопольский СИЗО, в котором содержится Ахтем Чийгоз

Изначально гособвинетелем в деле выступала лично бывшая " крымская прокурор" Наталья Поклонская. Суд уже просмотрел десятки часов видеозаписи с митинга, ознакомился с письменными доказательствами, а также заслушал потерпевших и свидетелей стороны обвинения –  около 150 человек.

31 января против зампреда Меджлиса дал показания российский глава Крыма Сергей Аксенов. В 2014 году он был на митинге под Верховным Советом, стоял рядом с Рефатом Чубаровым, уверял присутствующих, что "у нас нет сегодня никаких сепаратистских лозунгов и никаких вопросов отделения на сессии рассматривать не планировалось".

В 2017 году Аксенов обвинил Чийгоза в организации массовых беспорядков, однако ни на один прямой вопрос о действиях крымского татарина ответить не смог. В суде Аксенов подтвердил, что руководил "народным ополчением" и готовился к силовому сценарию развития событий.

– Как вы называете действия самообороны, которая с нагайками пришла? – спросил его зампред Меджлиса.

– Это готовность отстаивать свои ценности, – ответил  тогда так называемый глава Крыма.

Из всех допрошенных на сегодня потерпевших и свидетелей только четверо дали показания против Чийгоза и трое из них – засекреченные.

Задача таких свидетелей –  подтвердить в суде сценарий обвинения: зампред Меджлиса до начала митинга "разработал преступный план массовых беспорядков".  В марте суд приступил к допросу свидетелей стороны защиты.

– Обвинение неравноценно распределило свидетелей: 75 человек от себя и 12 – от защиты. Нам надо, чтобы количество было паритетным, поэтому мы воспользуемся правом добровольной явки в суд. Больше 50 человек изъявили такое желание. Наших свидетелей будем допрашивать очень внимательно и пристрастно, нам нужны все подробности. Первая часть обвинения против Чийгоза – составление преступного плана накануне митинга, 25 февраля. Вот, может, кто-то из них видел, как Чийгоз сидел с карандашом и чертил преступный план, – полушутя разъясняет Полозов.

 
Адвокат Николай Полозов

Адвокат считает, дело "состряпали абы как". Скорее всего, обвинение планировало быстро протянуть его через суд, особо не углубляясь в материалы, и получить желанный приговор. Но вышло иначе: защита крайне скрупулезно разбирает каждое доказательство и показание, выставляет следствие в неприглядном свете и вынуждает суд ярко демонстрировать свою ангажированность.

– Ахтем часто говорит в суде: "Я бы на вашем месте уволил и прокурора, и следователя за то, что они так бездарно выполнили задание, – пересказывает слова Чийгоза его жена Эльмира Аблялимова.

В этом процессе у нее статус общественного защитника, что дает право каждый судебный день проводить с мужем в СИЗО.

– Он очень сильный, собранный, организованный, четко фокусируется на деле. Я так не могу, когда сижу с утра до вечера, мне не хватает ни сил, ни нервов. Представьте, четыре дня в неделю с девяти до пяти постоянная нервотрепка. А он все очень тщательно записывает, задает вопросы, – рассказывает Эльмира.

– Позиция Чийгоза проста: хорошо, если вы не хотите соблюдать формальности, сразу выносите приговор, и я поеду в колонию, а вы пойдете по домам с чистой совестью, а если вы все-таки настаиваете на какой-то законности, то давайте разбираться, – добавляет Полозов. – Наша задача – вгрызаться, выявлять несоответствия. Мы понимаем, что не можем выиграть суд, но вывернуть все наизнанку, показать незаконность этого процесса вполне по силам.

 
Верховный суд Крыма, в котором проходят судебные заседания по "делу Чийгоза"

"Надо четко себе уяснить: его посадят и точка"

Заседания по "делу Чийгоза" проходят в Верховном суде Крыма каждую неделю с понедельника по четверг. На каждое из них крымские татары съезжаются со всего полуострова. Некоторые заходят внутрь послушать процесс, другие ждут новостей на улице. Это их способ проявить солидарность с замглавой Меджлиса, другими политузниками и их семьями.

– Я сюда прихожу не на суд Чийгоза, я на свой суд прихожу. Меня они тоже судят, весь наш народ. Нет гарантии, что вместо него я или мой муж не могли бы там оказаться, никто не застрахован. А когда ты будешь на их месте, к тебе кто придет? Мы все взаимосвязаны – как кулак: это Ахтем Чийгоз, вот Али Асанов, это Мустафа Дегерменджи, – загибает пальцы на руке  крымскотатарская активистка Фера Муслядинова.

 
Фера и Энвер Муслядиновы готовят обед возле суда

Вместе с мужем Энвером она готовит горячий обед практически на каждое заседание по "делу Чийгоза" и "делу 26 февраля". Продукты Муслядиновы закупают за счет пожертвований неравнодушных. Эльмира говорит, эта человеческая поддержка очень важна и сильно чувствуется:

– Одно дело жить и понимать, что ты один на один со своей проблемой, а другое – что куда бы ты не пошел, люди обязательно подойдут и спросят, как там Ахтем, скажут: "Держитесь, мы с вами". Это невероятно важно. Даже вот открытки, письма. Ахтем постоянно говорит: "Принеси все открытки, мы обязательно должны разослать ответы", – рассказывает супруга Чийгоза.

 
Эльмира Аблялимова едет домой из СИЗО после судебного заседания

Родные и соратники Чийгоза сходятся на том, что он стал главным обвиняемым по делу вполне закономерно.

Во-первых, у него богатое общественно-политическое прошлое: зампред Меджлиса, возглавлял его бахчисарайское отделение, долгое время работал в местной администрации; на момент ареста был самым влиятельным и ярким представителем Меджлиса в Крыму.

Во-вторых, Чийгоз бескомпромиссен и обладает горячим нравом: до аннексии он активно организовывал и проводил различные протестные акции, после – занял четкую радикальную позицию в отношении новой власти: "крымские татары не должны ничего признавать".

– Совершенно очевидно, что задача этого процесса – исключить Чийгоза, как наиболее активного члена Меджлиса, из общественно-политической жизни Крыма и наказать крымских татар. По сути, это не "дело Чийгоза", а дело против крымских татар, которые не стали безучастно смотреть на оккупацию, и за эту активность их наказывают, – считает Полозов.

 
Адвокат Николай Полозов и крымские татары, которые пришли к суду поддержать Ахтема Чийгоза, записывают видеобращение о результатах заседания

Международный правозащитный центр "Мемориал" признал политзаключенными Ахтема Чийгоза, Али Асанова и Мустафу Дегерменджи, на тот момент также содержащихся под стражей в СИЗО.

– Политический мотив становится предельно очевидным, если учесть, что преследованию подверглись только представители крымскотатарского Меджлиса, выступившие в поддержку Евромайдана, хотя насилие применялось обеими противоборствующими сторонами примерно в равной степени […] Мы сомневаемся в организованном характере насилия, которое происходило на площадке перед Верховным советом Крыма. По нашему мнению, обвинения в "организации давки" являются спекуляцией: давка в центре толпы одинаково опасна обеим сторонам конфликта, это следствие конфликта, – говорится в отчете центра.

У адвоката Чийгоза нет иллюзий касательно приговора.

– Никогда ни по какому политическому делу людей не оправдывали. Никакого правосудия в этом деле нет и быть не может, – безапелляционно заявляет Полозов. – Единственная надежда на освобождение – политическое решение, других вариантов нет. Наша задача – создать предпосылки для такого решения.

Эльмира уверена, что муж избежит максимального срока, ведь "настолько все белыми нитками шито". В то же время она настроила себя и родителей Чийгоза на худший из вариантов – лучше обрадоваться неожиданно хорошему, чем пережить очередное разочарование:

– Я его родителям так и сказала, надо четко себе уяснить: его посадят и точка. Привыкнуть к этой мысли уже сейчас, чтобы это не стало для них ударом,  –  признается она.

 
Молебен в доме Ахтема Чийгоза в Бахчисарае в день его рождения

Полгода назад на день рождения Ахтема Чийгоза у него дома собрались родные, друзья и единомышленники, чтобы вместе прочитать дуа [молебен у мусульман]. Сам он провел его в СИЗО.

– Для меня очень важно, что мой сын – патриот своего народа, два года сидит в тюрьме без вины по воле России, – с гордостью и глубокой тоской сказала тогда Алие. – Сколько я хлебала горя за это. Бывают такие дни, что я сижу и плачу, сама себе говорю: Алие, тебе конец, сына ты не увидишь. Здоровье потеряно, ни обезболивающие, ни успокоительные не помогают. Но как твой сын это перенесет? Он ведь каждый раз через Эльмиру передает: "Мама, ты обещала меня дождаться. Мама, дождись". Только это мне силы дает. Я должна его увидеть.

*   *   *

Вчера после обеда Николай Полозов сообщил, что Чийгоза "привезли" в Бахчисарай, где он смог увидеть  тяжелобольную мать. Возможно, в последний раз.

"Это большое дело, его удалось довести до конца. Я приношу благодарность от имени Ахтема Чийгоза всем, кто помогал",   – написал он.

Наталья Смолярчук, Алина Смутко (фото), для УП

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter.