Александр Третьяков: …Меня обвинили в коррупции не просто так! Это была целенаправленная акция по дискредитации команды Ющенко

5 просмотров
0
Алена Притула, Сергей Лещенко , УП
Среда, 5 октября 2005, 14:29

Первую часть интервью читайте здесь

Олександр Третьяков: Зінченко тільки дуже красиво говорив. Просто як соловей! Але що стосується роботи...

ЗАГОВОР ПРЕДПОЛАГАЛ ИМПИЧМЕНТ ПРЕЗИДЕНТУ

– Давайте еще раз поговорим по сути предъявленных претензий. Как вы прокомментируете слова Турчинова, что вы лоббировали схему поставок туркменского газа в Украину через "РосУкрЭнерго"?

– Это все неправда! Я ему по поводу "РосУкрЭнерго" ни разу не звонил. Давайте начнем с того, что Александр Валентинович – опытный политик, сильный человек. На должности председателя СБУ я на него давить никак не мог! Я – помощник президента, у меня даже нет инструментария на него давить.

– Почему нет? Например, вы могли не пропускать какие–то кандидатуры по назначению областных руководителей СБУ.

– Если бы я задержал указ хотя бы на неделю, сразу поднялся бы такой скандал! Кроме того, у Александра Валентиновича было достаточно много общения с президентом – практически каждый день.

– Но если вы не звонили Турчинову по "РосУкрЭнерго", значит, он говорил на пресс–конференции ложь! Вы можете подать в суд?!

– Ну, и будет мое слово против его слова. Он говорит, что звонил, я говорю, что не звонил. Какое суд должен принять решение?

– Говорят, что есть ваша доля в этой схеме работы "РосУкрЭнерго"?

Это очередная ложь! Ну да, еще говорят, что я возглавляю чеченскую мафию, как написано на сайте "Компромат.Ру". Что я жил два года в Америке и меня оттуда выгнали за бизнес…

– Сколько вам лет?

– 35. Талантливый человек, да? (Смеется.)

– Еще одна претензия от Турчинова – что ему от вас передали угрозу: "Если он выйдет на пресс–конференцию, то 40 дней Тимошенко в СИЗО покажутся легким отдыхом"?

– Такого не было. Я с Турчиновым на эту тему вообще не разговаривал! А если это было передано через кого–то, то я хочу, чтобы Турчинов сказал, через кого! И я обвиняю этих людей в дестабилизации ситуации в стране. Они попросту являются участниками заговора!

– Что вы имеете в виду под заговором?

– Досрочное введение политической реформы. Изначально предполагалось, что премьер-министр получает полные полномочия, Тимошенко возглавляет блок и начинает диктовать, кто будет в этом списке. Юлия Владимировна не раз заявляла, что она – номер 1…

– Но это же не свидетельствует о заговоре! Заговор – это что–то тайное, а вы говорите о публичных заявлениях. Они что, по ночам собирались на квартирах или в лесу?

– Собирались, привлекали иностранных послов, звонили им ночью! Это - не признаки заговора? Ну, позвонил министр обороны и глава СБУ послу иностранного государства, и обратился за поддержкой… Вы себе представляете, например, Англию, где министр обороны ночью звонит российскому послу за поддержкой?

– Мы же не знаем содержания этого разговора…?

– Я говорю о фактах. Был сценарий…

– Какой? Досрочные выборы? Тимошенко – премьер, потом Майдан–2?

– …Импичмент президента! Вспомните заявление Юлии Владимировны, что она идет в президенты в 2009 году. И почему это вдруг Томенко стал ее товарищем? Или заявление Тимошенко, что "я своих людей не отдам". Ведь речь идет о государственных министрах, которых назначает и увольняет президент, а не о чьих–то людях.

– Скажите, вы это все докладывали президенту? На основании этой информации он принимал решение?

– Не я один докладывал. Он что, не смотрит телевизор? Он не читает новостей?

– Он читает подборки?

– Нет, он не хочет подборки, он читает сами статьи. И "Украинскую правду" читает.

У МЕНЯ ЕСТЬ ПИСТОЛЕТ ТУРЧИНОВА

– Знаете, что смущает во всей этой ситуации… Вы говорите, что президент был прав, когда уволил вас. Но получается, что факты коррупции якобы не подтвердились, однако ваше невозвращение в секретариат косвенно свидетельствует об этом…

– Президент не уволил меня как Третьякова. Президент принял политическое решение. И к тому же он давно решил реформировать секретариат.

– Это же формальный повод! Если бы Ющенко был уверен в том, что вы чисты, он бы дал сигнал обществу - "я доверяю этому человеку, я знаю, что он не коррупционер", он бы оставил вас на какой–то должности.

– Я убежден, что буду ему полезен, и он найдет мне место в команде. Президент назначит меня туда, где я буду ему нужен. Я буду работать на президента, на его программу. Дело ведь не в должности…

…Понимаете, меня ведь обвинили в коррупции не просто так! А это была целенаправленная акция по дискредитации команды Ющенко.

– Метили не в окружение Ющенко, а в самого Ющенко.

– Конечно.

– Еще одна тема – Борис Березовский и его деньги в избирательной кампании Ющенко…

– Борис Березовский – это тоже "ум, честь и совесть" нашей эпохи! Еще один высокоморальный человек! (Говорит с издевкой.) Бродский и Березовский – одного поля ягоды! Березовский – это человек, который сам по себе фактор дестабилизации, он интриган.

Вначале он заявляет, что я был в Лондоне, договаривался о финансировании. После этого говорит, что он в Лондоне со мной не встречался – когда я публично заявляю: "Спросите таможню, пограничные службы Англии, когда я последний раз был в британской столице?"

Сперва он, наверное, просто подумал: "Наверняка Третьяков когда-нибудь был в Лондоне, значит, встречался с Березовским". Но я не был в Лондоне уже более четырех лет!

По поводу платежек... Я не могу комментировать платежки из одной оффшорной компании в другую оффшорную компанию. А выборы финансировались из избирательного фонда. И не надо эту тему муссировать! Все проверялось, наши оппоненты уделяли этому сумасшедшее внимание!

– Почему же убрали Жванию с Бессмертным с финансовых потоков во время выборов? Может быть, из–за их нечистоплотных финансовых ресурсов?

– Что значит "убрали с потоков"? Была создана коалиция "Сила народа", которую возглавил руководитель предвыборной кампании Зинченко. Моя функция была следить, чтобы платежки на счет кандидата президента и со счета кандидата президента оформлялись правильно, чтобы деньги уходили на выборы.

– А какая была роль у Турчинова? Он занимался аудитом финансовых документов?

– Он занимался тогда и рекламой, роликами, логотипами... Если это уходило с расчетного счета, то, конечно, это было его функцией. Он это визировал.

Я вам скажу больше: во время выборов мы с ним находились в одном кабинете в штабе на улице Ярославской. Ну, просто у меня кабинета там не было. И я вам покажу наградной пистолет, которым он меня наградил. Боевой пистолет! Я вам покажу книгу, на которой он написал "Моему другу Саше". Что изменилось с тех пор? Я стал недругом?

– По крайней мере, это так звучит из его уст…

– Из моих уст никогда не прозвучит, что Турчинов не мой товарищ. Друг, может быть, сильно высоко, но я никогда не забуду тех месяцев, которые мы провели вместе во время выборной кампании.

– Ющенко заявил в Америке, что на счету революции осталось 20 миллионов. Что сейчас с этими деньгами?

– Они остались на счету Всеукраинского гражданского объединения "Наша Украина". С этого счета покупались палатки, теплые вещи, продукты, оплачивались бани. Что с ними будет дальше – я не знаю, я не готов сейчас ответить. Там есть директор, бухгалтер.

– А сколько ушло в целом на оранжевую революцию из этого фонда?

– На поддержку людей на Майдане ушло за все время меньше 10 миллионов гривен. Я не помню точно сумму…

ЮЩЕНКО НИКОГДА НЕ ЗАДАВАЛСЯ МЫСЛЬЮ, ЧТО ОКРУЖАЕТ СЕБЯ КУМОВЬЯМИ

– Что вы будете делать дальше как политик? Пойдете на выборы?

– Я собираюсь баллотироваться по списку "Народного Союза Наша Украина". Мы – партия президента. И я хочу сделать все, чтобы диалог партии с Виктором Андреевичем Ющенко в ходе выборов был как можно более продуктивным. Я хотел бы быть на том же 41 месте в предвыборном списке, как и в 2002.

Думаю "Народный Союз Наша Украина" пойдет с нашими партнерами – с Рухом, с партией Костенко, возможно, с партией "Реформы и порядок".

– Ваш прогноз, какое место этот блок займет на выборах?

– Я уверен, что мы будем первыми с результатом между 25% и 30%.

– Как вы оцениваете блок Тимошенко?

– Тимошенко поддержат между 12% и 17%. Думаю, это будет третье место. Она будет где–то на одном уровне с "Регионами". Четвертое место, я думаю, будет у Литвина. Порядка 10%.

– Как вы сможете занять первое место, если у вас нет яркого лидера? Кто будет в списке на первом месте?

– Это будет политический выбор. В Европе давно парламентские выборы идут как выборы программ и идей. Почему, условно, Юрий Иванович Костенко не может быть первым номером? По поводу того, пойдет ли сам Ющенко в списке как первый номер?... Это конституционно, и мы можем это доказать. Хотя, конечно, окончательное решение будет принимать сам Ющенко и съезд партии. А список мы будем формировать публично.

– А Луценко может быть первым номером вашего списка?

– Может и Луценко… Но сейчас не стоит задача, чтобы мы в течение недели сформировали список. Это произойдет в декабре–январе.

– Еще один вопрос не дает покоя многим: почему Ющенко окружил себя кумовьями? Вы, Порошенко, Жвания?

– Ющенко никогда не задавался мыслью, что он окружает себя кумовьями. Он брал всегда по профессиональным качествам. И я, например, считаю, что Порошенко – эффективный менеджер. Считаю его очень талантливым человеком. Кстати, вы забыли о том, что многие во время нашего пребывания в оппозиции просто отвернулись от Ющенко. И не так велик был круг людей, которые были в команде от начала до конца.

– То же самое говорили о Медведчуке: системный человек, организатор…

– Медведчук – это обратная сторона луны, темная. (Улыбается.)

– Вернемся к другой истории: в свое время у вас был совместный бизнес с братом Дмитрия Табачника. Как вы сейчас поддерживаете отношения?

– Практически не поддерживаю.

– Однако в прессе пишут обратное.

– Знаете, если на клетке со слоном написано "муха", то не верь глазам своим!

– Это хороший тезис, но он не является ответом на все вопросы!

– Ну, я занимался бизнесом, когда компания "Альянс" покупала Херсонский завод. Сперва писали, что я человек Удовенко, которого я очень уважаю, и я считаю, что это один из символов Украины, украинской дипломатии. После этого я был человеком Табачника, после этого – человеком Мартыненко, потом – Порошенко, потом – Веры Ивановны. У меня были замечательные отношения с Юлией Владимировной. Я надеюсь, что будут дальше.

– Возможно такое еще?

– В принципе, никогда нет ничего невозможного… Меня постоянно приписывали к кому–то, может, потому что я неконфликтный человек? Вы считаете меня конфликтным человеком?

– Уволенные министры говорят иначе…

– Пусть скажут! Это говорит только Томенко. К сожалению, у него принципы сейчас на втором плане, а на первом стоят политические задачи. Томенко может рассказать, как я всеми силами старался, чтобы он был в избирательной кампании. Я его упрашивал приезжать в офис, чтобы мы работали вместе!

– Все–таки, почему была такая конфликтная атмосфера в команде президента после революции? Что не сложилось?

– Я считаю, что был исчерпан лимит доверия. Потому что мы видели, как отдельно разворачивается партия "Батькивщина". Мы видели биг–борды партии "Батькивщина", на которых было написано "Сказано – сделано". Мы видели, как формируется ее штаб…

– Мы – это кто?

– Мы – это команда Ющенко… Я не понимаю концепции, которую часто выдвигала Юлия Владимировна: "Если не со мной, то с Порошенко!". Я говорил: "Я не могу быть ни с Порошенко, ни с тобой, Юлия Владимировна". Я помощник президента.

ИСТОРИЯ С СЫНОМ РАНИЛА ПРЕЗИДЕНТА В СЕРДЦЕ

– Наверное, когда Ющенко прочитал статью о "Сыне Бога", он подумал, что это заказ Тимошенко?

– Заказ можно делать в прямом и переносном смысле. Можно подбросить журналисту информацию… Но мне кажется, президент не думал, что это заказ Тимошенко. Его просто это ранило в сердце. Я думаю, он просто был не в курсе того, что происходило с его сыном.

– А кто предоставил машину сыну президента, вы выяснили?

– Я не знаю. У меня нет времени этим заниматься. Андрею 19 лет, мне – 35. Я с ним знаком, но ничего не дарил. Чего я лично для себя этим добьюсь, подарив сыну телефон? Что, телефон усилит мое положение? Из меня делают какого–то "черного гения"!

– А материальная поддержка семьи президента?

– Какая поддержка, когда президент на гособеспечении? Виктор Андреевич – очень скромный человек.

– То есть вы костюмы ему не дарите?

– Костюмы, наверное, покупает он сам или его жена. Я костюмы не дарю… Это странный вопрос. Но пару галстуков дарил. (Смеется.)

– И Жвания не дарил шубы жене Ющенко?

– Я не знаю, что дарил или не дарил Жвания…

– Говорят, что когда Ющенко идет на какой–то базар, выбирает то, что его интересует, а вы расплачиваетесь. Из каких средств?

– Знаете, что он покупает на базаре? Он может купить вышиванку или свисток за 10 гривен.

– Где это ему такие цены устанавливают? Не бывает вышиванок за 10 гривен!

– Поехали, я покажу! Поедьте в Западную Украину и вы увидите там цены!

– А дачу, кстати, вы для себя строите в Карпатах?

– Я там ничего не строю! Там есть участок, оформленный на мне. На этом участке остался старый дом, там никто не строится. А на соседнем участке возводит дом Червоненко.

– И что, Ющенко к этому не имеет никакого отношения? Ведь вся Западная Украина говорит, что это дом президента!

– Западная Украина – это замечательное словосочетание. Условная баба Палажка завтра выйдет и скажет, что на встрече с президентом он что–то такое сказал, и после этого будет жужжать вся Украина.

– То есть опять во всем виноваты слухи? И денег вы президенту не давали…

– Да, денег я президенту не давал.

powered by lun.ua
Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
403 Forbidden

403 Forbidden


nginx
Креативный экспорт: компании, формирующие новый имидж Украины
Квартирный вопрос. Повлияли ли 1,5 миллиона переселенцев на рынок жилья
Гибридная правда и война
Почему госпредприятия не реформируют
Все публикации