Основана Георгием Гонгадзе в 2000 году

Александр Третьяков: …Меня обвинили в коррупции не просто так! Это была целенаправленная акция по дискредитации команды Ющенко

Алена Притула, Сергей Лещенко , УП _ Среда, 05 октября 2005, 14:29
Версия для печати Комментарии0

Первую часть интервью читайте здесь

Олександр Третьяков: Зінченко тільки дуже красиво говорив. Просто як соловей! Але що стосується роботи...

ЗАГОВОР ПРЕДПОЛАГАЛ ИМПИЧМЕНТ ПРЕЗИДЕНТУ

– Давайте еще раз поговорим по сути предъявленных претензий. Как вы прокомментируете слова Турчинова, что вы лоббировали схему поставок туркменского газа в Украину через "РосУкрЭнерго"?

– Это все неправда! Я ему по поводу "РосУкрЭнерго" ни разу не звонил. Давайте начнем с того, что Александр Валентинович – опытный политик, сильный человек. На должности председателя СБУ я на него давить никак не мог! Я – помощник президента, у меня даже нет инструментария на него давить.

– Почему нет? Например, вы могли не пропускать какие–то кандидатуры по назначению областных руководителей СБУ.

– Если бы я задержал указ хотя бы на неделю, сразу поднялся бы такой скандал! Кроме того, у Александра Валентиновича было достаточно много общения с президентом – практически каждый день.

– Но если вы не звонили Турчинову по "РосУкрЭнерго", значит, он говорил на пресс–конференции ложь! Вы можете подать в суд?!

– Ну, и будет мое слово против его слова. Он говорит, что звонил, я говорю, что не звонил. Какое суд должен принять решение?

– Говорят, что есть ваша доля в этой схеме работы "РосУкрЭнерго"?

Это очередная ложь! Ну да, еще говорят, что я возглавляю чеченскую мафию, как написано на сайте "Компромат.Ру". Что я жил два года в Америке и меня оттуда выгнали за бизнес…

– Сколько вам лет?

– 35. Талантливый человек, да? (Смеется.)

– Еще одна претензия от Турчинова – что ему от вас передали угрозу: "Если он выйдет на пресс–конференцию, то 40 дней Тимошенко в СИЗО покажутся легким отдыхом"?

– Такого не было. Я с Турчиновым на эту тему вообще не разговаривал! А если это было передано через кого–то, то я хочу, чтобы Турчинов сказал, через кого! И я обвиняю этих людей в дестабилизации ситуации в стране. Они попросту являются участниками заговора!

– Что вы имеете в виду под заговором?

– Досрочное введение политической реформы. Изначально предполагалось, что премьер-министр получает полные полномочия, Тимошенко возглавляет блок и начинает диктовать, кто будет в этом списке. Юлия Владимировна не раз заявляла, что она – номер 1…

– Но это же не свидетельствует о заговоре! Заговор – это что–то тайное, а вы говорите о публичных заявлениях. Они что, по ночам собирались на квартирах или в лесу?

– Собирались, привлекали иностранных послов, звонили им ночью! Это - не признаки заговора? Ну, позвонил министр обороны и глава СБУ послу иностранного государства, и обратился за поддержкой… Вы себе представляете, например, Англию, где министр обороны ночью звонит российскому послу за поддержкой?

– Мы же не знаем содержания этого разговора…?

– Я говорю о фактах. Был сценарий…

– Какой? Досрочные выборы? Тимошенко – премьер, потом Майдан–2?

– …Импичмент президента! Вспомните заявление Юлии Владимировны, что она идет в президенты в 2009 году. И почему это вдруг Томенко стал ее товарищем? Или заявление Тимошенко, что "я своих людей не отдам". Ведь речь идет о государственных министрах, которых назначает и увольняет президент, а не о чьих–то людях.

– Скажите, вы это все докладывали президенту? На основании этой информации он принимал решение?

– Не я один докладывал. Он что, не смотрит телевизор? Он не читает новостей?

– Он читает подборки?

– Нет, он не хочет подборки, он читает сами статьи. И "Украинскую правду" читает.

У МЕНЯ ЕСТЬ ПИСТОЛЕТ ТУРЧИНОВА

– Знаете, что смущает во всей этой ситуации… Вы говорите, что президент был прав, когда уволил вас. Но получается, что факты коррупции якобы не подтвердились, однако ваше невозвращение в секретариат косвенно свидетельствует об этом…

– Президент не уволил меня как Третьякова. Президент принял политическое решение. И к тому же он давно решил реформировать секретариат.

– Это же формальный повод! Если бы Ющенко был уверен в том, что вы чисты, он бы дал сигнал обществу - "я доверяю этому человеку, я знаю, что он не коррупционер", он бы оставил вас на какой–то должности.

– Я убежден, что буду ему полезен, и он найдет мне место в команде. Президент назначит меня туда, где я буду ему нужен. Я буду работать на президента, на его программу. Дело ведь не в должности…

…Понимаете, меня ведь обвинили в коррупции не просто так! А это была целенаправленная акция по дискредитации команды Ющенко.

– Метили не в окружение Ющенко, а в самого Ющенко.

– Конечно.

– Еще одна тема – Борис Березовский и его деньги в избирательной кампании Ющенко…

– Борис Березовский – это тоже "ум, честь и совесть" нашей эпохи! Еще один высокоморальный человек! (Говорит с издевкой.) Бродский и Березовский – одного поля ягоды! Березовский – это человек, который сам по себе фактор дестабилизации, он интриган.

Вначале он заявляет, что я был в Лондоне, договаривался о финансировании. После этого говорит, что он в Лондоне со мной не встречался – когда я публично заявляю: "Спросите таможню, пограничные службы Англии, когда я последний раз был в британской столице?"

Сперва он, наверное, просто подумал: "Наверняка Третьяков когда-нибудь был в Лондоне, значит, встречался с Березовским". Но я не был в Лондоне уже более четырех лет!

По поводу платежек... Я не могу комментировать платежки из одной оффшорной компании в другую оффшорную компанию. А выборы финансировались из избирательного фонда. И не надо эту тему муссировать! Все проверялось, наши оппоненты уделяли этому сумасшедшее внимание!

– Почему же убрали Жванию с Бессмертным с финансовых потоков во время выборов? Может быть, из–за их нечистоплотных финансовых ресурсов?

– Что значит "убрали с потоков"? Была создана коалиция "Сила народа", которую возглавил руководитель предвыборной кампании Зинченко. Моя функция была следить, чтобы платежки на счет кандидата президента и со счета кандидата президента оформлялись правильно, чтобы деньги уходили на выборы.

– А какая была роль у Турчинова? Он занимался аудитом финансовых документов?

– Он занимался тогда и рекламой, роликами, логотипами... Если это уходило с расчетного счета, то, конечно, это было его функцией. Он это визировал.

Я вам скажу больше: во время выборов мы с ним находились в одном кабинете в штабе на улице Ярославской. Ну, просто у меня кабинета там не было. И я вам покажу наградной пистолет, которым он меня наградил. Боевой пистолет! Я вам покажу книгу, на которой он написал "Моему другу Саше". Что изменилось с тех пор? Я стал недругом?

– По крайней мере, это так звучит из его уст…

– Из моих уст никогда не прозвучит, что Турчинов не мой товарищ. Друг, может быть, сильно высоко, но я никогда не забуду тех месяцев, которые мы провели вместе во время выборной кампании.

– Ющенко заявил в Америке, что на счету революции осталось 20 миллионов. Что сейчас с этими деньгами?

– Они остались на счету Всеукраинского гражданского объединения "Наша Украина". С этого счета покупались палатки, теплые вещи, продукты, оплачивались бани. Что с ними будет дальше – я не знаю, я не готов сейчас ответить. Там есть директор, бухгалтер.

– А сколько ушло в целом на оранжевую революцию из этого фонда?

– На поддержку людей на Майдане ушло за все время меньше 10 миллионов гривен. Я не помню точно сумму…

ЮЩЕНКО НИКОГДА НЕ ЗАДАВАЛСЯ МЫСЛЬЮ, ЧТО ОКРУЖАЕТ СЕБЯ КУМОВЬЯМИ

– Что вы будете делать дальше как политик? Пойдете на выборы?

– Я собираюсь баллотироваться по списку "Народного Союза Наша Украина". Мы – партия президента. И я хочу сделать все, чтобы диалог партии с Виктором Андреевичем Ющенко в ходе выборов был как можно более продуктивным. Я хотел бы быть на том же 41 месте в предвыборном списке, как и в 2002.

Думаю "Народный Союз Наша Украина" пойдет с нашими партнерами – с Рухом, с партией Костенко, возможно, с партией "Реформы и порядок".

– Ваш прогноз, какое место этот блок займет на выборах?

– Я уверен, что мы будем первыми с результатом между 25% и 30%.

– Как вы оцениваете блок Тимошенко?

– Тимошенко поддержат между 12% и 17%. Думаю, это будет третье место. Она будет где–то на одном уровне с "Регионами". Четвертое место, я думаю, будет у Литвина. Порядка 10%.

– Как вы сможете занять первое место, если у вас нет яркого лидера? Кто будет в списке на первом месте?

– Это будет политический выбор. В Европе давно парламентские выборы идут как выборы программ и идей. Почему, условно, Юрий Иванович Костенко не может быть первым номером? По поводу того, пойдет ли сам Ющенко в списке как первый номер?... Это конституционно, и мы можем это доказать. Хотя, конечно, окончательное решение будет принимать сам Ющенко и съезд партии. А список мы будем формировать публично.

– А Луценко может быть первым номером вашего списка?

– Может и Луценко… Но сейчас не стоит задача, чтобы мы в течение недели сформировали список. Это произойдет в декабре–январе.

– Еще один вопрос не дает покоя многим: почему Ющенко окружил себя кумовьями? Вы, Порошенко, Жвания?

– Ющенко никогда не задавался мыслью, что он окружает себя кумовьями. Он брал всегда по профессиональным качествам. И я, например, считаю, что Порошенко – эффективный менеджер. Считаю его очень талантливым человеком. Кстати, вы забыли о том, что многие во время нашего пребывания в оппозиции просто отвернулись от Ющенко. И не так велик был круг людей, которые были в команде от начала до конца.

– То же самое говорили о Медведчуке: системный человек, организатор…

– Медведчук – это обратная сторона луны, темная. (Улыбается.)

– Вернемся к другой истории: в свое время у вас был совместный бизнес с братом Дмитрия Табачника. Как вы сейчас поддерживаете отношения?

– Практически не поддерживаю.

– Однако в прессе пишут обратное.

– Знаете, если на клетке со слоном написано "муха", то не верь глазам своим!

– Это хороший тезис, но он не является ответом на все вопросы!

– Ну, я занимался бизнесом, когда компания "Альянс" покупала Херсонский завод. Сперва писали, что я человек Удовенко, которого я очень уважаю, и я считаю, что это один из символов Украины, украинской дипломатии. После этого я был человеком Табачника, после этого – человеком Мартыненко, потом – Порошенко, потом – Веры Ивановны. У меня были замечательные отношения с Юлией Владимировной. Я надеюсь, что будут дальше.

– Возможно такое еще?

– В принципе, никогда нет ничего невозможного… Меня постоянно приписывали к кому–то, может, потому что я неконфликтный человек? Вы считаете меня конфликтным человеком?

– Уволенные министры говорят иначе…

– Пусть скажут! Это говорит только Томенко. К сожалению, у него принципы сейчас на втором плане, а на первом стоят политические задачи. Томенко может рассказать, как я всеми силами старался, чтобы он был в избирательной кампании. Я его упрашивал приезжать в офис, чтобы мы работали вместе!

– Все–таки, почему была такая конфликтная атмосфера в команде президента после революции? Что не сложилось?

– Я считаю, что был исчерпан лимит доверия. Потому что мы видели, как отдельно разворачивается партия "Батькивщина". Мы видели биг–борды партии "Батькивщина", на которых было написано "Сказано – сделано". Мы видели, как формируется ее штаб…

– Мы – это кто?

– Мы – это команда Ющенко… Я не понимаю концепции, которую часто выдвигала Юлия Владимировна: "Если не со мной, то с Порошенко!". Я говорил: "Я не могу быть ни с Порошенко, ни с тобой, Юлия Владимировна". Я помощник президента.

ИСТОРИЯ С СЫНОМ РАНИЛА ПРЕЗИДЕНТА В СЕРДЦЕ

– Наверное, когда Ющенко прочитал статью о "Сыне Бога", он подумал, что это заказ Тимошенко?

– Заказ можно делать в прямом и переносном смысле. Можно подбросить журналисту информацию… Но мне кажется, президент не думал, что это заказ Тимошенко. Его просто это ранило в сердце. Я думаю, он просто был не в курсе того, что происходило с его сыном.

– А кто предоставил машину сыну президента, вы выяснили?

– Я не знаю. У меня нет времени этим заниматься. Андрею 19 лет, мне – 35. Я с ним знаком, но ничего не дарил. Чего я лично для себя этим добьюсь, подарив сыну телефон? Что, телефон усилит мое положение? Из меня делают какого–то "черного гения"!

– А материальная поддержка семьи президента?

– Какая поддержка, когда президент на гособеспечении? Виктор Андреевич – очень скромный человек.

– То есть вы костюмы ему не дарите?

– Костюмы, наверное, покупает он сам или его жена. Я костюмы не дарю… Это странный вопрос. Но пару галстуков дарил. (Смеется.)

– И Жвания не дарил шубы жене Ющенко?

– Я не знаю, что дарил или не дарил Жвания…

– Говорят, что когда Ющенко идет на какой–то базар, выбирает то, что его интересует, а вы расплачиваетесь. Из каких средств?

– Знаете, что он покупает на базаре? Он может купить вышиванку или свисток за 10 гривен.

– Где это ему такие цены устанавливают? Не бывает вышиванок за 10 гривен!

– Поехали, я покажу! Поедьте в Западную Украину и вы увидите там цены!

– А дачу, кстати, вы для себя строите в Карпатах?

– Я там ничего не строю! Там есть участок, оформленный на мне. На этом участке остался старый дом, там никто не строится. А на соседнем участке возводит дом Червоненко.

– И что, Ющенко к этому не имеет никакого отношения? Ведь вся Западная Украина говорит, что это дом президента!

– Западная Украина – это замечательное словосочетание. Условная баба Палажка завтра выйдет и скажет, что на встрече с президентом он что–то такое сказал, и после этого будет жужжать вся Украина.

– То есть опять во всем виноваты слухи? И денег вы президенту не давали…

– Да, денег я президенту не давал.

powered by lun.ua
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
Юрий Витренко, для УП

План Маршалла для Украины56

Что такое современные подходы к подготовке Плана Маршаллу для Украины? Как и в оригинальном Плане Маршалла, следует ориентироваться на будущее, а не просто на восстановление / ликвидацию последствий войны и компенсацию убытков. (укр)

Михаил Дубинянский, УП

Люди войны43

Ирина Андрейцив, Кристина Головко, для УП.Жизнь

Облака без бомб: о чем мечтают дети с Донбасса во Львове

Реклама:

АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter