Порошенко: Пастору Турчинову я хочу напомнить про самый тяжкий грех. Как он теперь будет смотреть в глаза своей пастве?

415 переглядів
Сергій Лещенко, УП
Понеділок, 3 жовтня 2005, 19:08

Во время революции. Фото А.Прокопенко

Продолжение интервью Петра Порошенко "Украинской правде". Первую часть читайте здесь: Порошенко: Тимошенко пытались доводить до психозов, хотя она – невероятно сильная женщина

***

– Как сейчас обстоят дела с выдвинутыми вам обвинениями со стороны Зинченко и Турчинова? Вы ходите на допросы?

– Я один раз, перед эфиром на канале "1+1" (19 сентября), пять часов провел в прокуратуре, где они мне показали заявления Зинченко и задавали разные вопросы.

– Задавал сам начальник управления Генпрокуратуры Швец? Тот, который до этого был адвокатом Тимошенко…

– Нет, его подчиненные.

– Если говорить по сути публично выдвинутых вам обвинений. Например, дом по улице Грушевского, 9–а. Это самый красноречивый пример, потому что его видят все, кто перезжают по мосту с левого берега Днепра на правый. Вы говорите, что взятку вам предлагали инвесторы этого строительства, которым устроил прием у вас депутат Каденюк. Однако он говорит, что все было наоборот: как раз вы настойчиво к себе вызывали этих строителей…

– Я категорический противник того, чтобы было слово против слова. Я убежден, что журналисты должны провести расследование всех этих обвинений. Наверное, достаточно взять распечатку телефонов, если она не уничтожена, и посмотреть, сколько раз с телефона Каденюка было звонков на мою приемную с просьбой принять этого инвестора.

– Много?

– Больше десятка. И действительно, один раз я на выезде встретился с Каденюком. На его фразу о том, что "неудобно, человек к тебе десять раз обращался, а ты все время переносишь" – я сказал: "Ладно, я приму, передай, пусть приходят, раз ты так просишь".

Но есть объективные факты – кто кому сколько раз звонил. Причем это было как по правительственной связи из кабинета Каденюка, так и по мобильному телефону этого человека (Панчука, представителя инвестора строительства). Я ни разу не разговаривал с ним по телефону, это все было общение через приемную, когда он постоянно просил: "Когда же меня сможет принять Петр Алексеевич?"

Можно проверить, сколько раз он был в секретариате президента. Первый раз звонок раздался в начале марта, и аж до конца мая, пока я согласился его принять на 10–15 минут. После чего он был выпровожен.

– Ну, если все так было, как вы говорите, то вы тоже не правы. Если вам предлагали взятку, вам нужно было вызывать милицию, а не говорить этому человеку, что его спасает лишь то, что он пришел по просьбе депутата.

– Он ответил: "Петр Алексеевич, вы меня не так поняли, я готов это передать государству. И это вообще лично вас не касается. Вы не обижайтесь, дослушайте…"

– А как он перед этим говорил?

– Я не хотел бы дословно комментировать. Этот человек был выпровожен и с мая я его не видел, не слышал и не собирался с ним общаться. И внезапно в сентябре это вспоминают.

И еще одно… Интересно посмотреть, кто же выдвигает обвинения? Что за личность этот человек (Панчук), обратившийся к Турчинову? Насколько близок он к Бродскому? Насколько его биография честна и чиста? Он был осужден на 10 или 12 лет за дачу взятки! И отсидел много лет.

А когда все это началось? Я утверждаю, что выделением этого участка земли для дома занимался непосредственно Кучма. А финансирование шло из денег Кирпы. Это псевдоинвесторы. И в конечном итоге я убежден, что они эффективно встроились в ситуацию конфликта во власти.

Еще одно… Претензии у прокуратуры к этому дому начались задолго до революции. С официальным запросом разобраться с нарушениями при строительстве выходил тогдашний вице–премьер господин Томенко, а также руководитель управления охраны памятников Кухаренко, градостроительный совет. Есть отдельное поручение президента по этому поводу.

Я считаю, что ситуация вокруг дома небескорыстно инспирирована окружением экс–премьера. И ни чуть не удивлюсь, если многочисленные нарушения данного строительства попытаются решить через систему хозяйственных судов, памятуя об обещанном месте в списке. (От УП: Порошенко имеет в виду, что Тимошенко якобы обещала Притыке, главе Высшего хозяйственного суда, место в предвыборном списке БЮТ.)

МОЛДАВСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ПРИНАДЛЕЖАЛИ МОЕЙ ПЛЕМЯННИЦЕ

– Александр Турчинов заявил, что при помощи оффшорных технологий вы получили контроль над тремя предприятиями Молдовы – "Джемини", "Букурия" и Кишиневский стеклозавод. При этом вы лично подписывали многие поручения.

– Обратите внимание, это говорит председатель СБУ! Который целенаправленно собирал информацию. У меня есть железобетонные документы, что получение этой информации Турчиновым стоило больших денег.

– Зачем ему тратить деньги, если он мог получить эту информацию в рамках полномочий как председатель СБУ?

– Смотрите, что он мог бы получить, если бы пошел таким путем... (Достает из стопки лист бумаги, переданный по факсу, и начинает читать.) Это постановление правительства Молдовы от 19 ноября 2001 года. "Передать имущество Кишиневского стеклозавода Министерству финансов – главному кредитору предприятия, и Министерству промышленности. И создать на базе переданного имущества государственное предприятие Кишиневский стекольный завод".

То есть с 2001 года это предприятие находится под контролем государства. Я сегодня получил ответ от нашего посольства в Молдове. Это – копии документов, что согласно мониторингу Госкомиссии по ценным бумагам и сегодня это предприятие значится государственным. То, что я не получил контроль как минимум над одним этим предприятием – для вас это убедительно? Турчинов просто врет!

Дальше давайте поговорим о "Джемини"... (Показывает документы на молдавском языке.) На основании решения суда от 15 августа 2003 предприятие "Джемини", владевшее торговым центром, в начале 2005 было ликвидировано и исключено из реестра. То есть на момент сентября 2005 года такого предприятия вообще не существовало!

– Он еще упоминал "Букурию".

– Кондитерская фабрика "Букурия" в 2001 году была продана российско–арабскому инвестору, который с тех пор ее успешно развивает. Собственник не менялся. И я не имею к ним никакого отношения. То есть Турчинов опять просто врет!

Турчинов и Порошенко перед заседанием Совбеза. Фото Н.Лазаренко

– Но ведь Турчинов мог иметь в виду, что контроль вы получили еще до всех этих событий!

– Теперь о том, что было до этого... У меня был брат в Кишиневе, который владел там какой–то собственностью. Мы с ним не вели совместный бизнес, хотя были очень близки. В 1997 году он погибает и у него остается дочка. (Пауза.) Сирота... Моя племянница... Тогда ей было девять или десять лет.

Она была наследницей ряда активов, в том числе акций названных предприятий. С 2000 и по начало 2003 года власти Украины по договоренности с молдавской стороной предприняли усилия, чтобы забрать у этой девочки собственность!

Поэтому Кишиневский стекольный завод был обанкрочен в 2001, акционеров, которые представляли часть акций моего покойного брата, выкинули из состава акционеров, объявили их акции бесхозными и потом просто ликвидировали предприятие. Человек, который объявлял эти акции бесхозными, находится в розыске. И, конечно, я к этому никакого отношения не имею. А фабрику "Букурию" представители наследницы успели продать.

Таким образом, ни до назначения на должность секретаря СНБОУ, ни после я не имел контроля над названными предприятиями в Молдове.

– Ваша подпись есть под документами, о чем говорит Турчинов?

– Я не знаю, о чем идет речь. Если мне покажут документы, я готов их комментировать.

– Но есть документы, которые вы подписывали и которые касались молдавских предприятий?

– Есть много документов, которые я подписывал в своей жизни. Я не видел те документы, о которых говорит Турчинов. Может, это подпись моего брата?...

(Повышает голос.) А есть какие–то документы, которые Тимошенко подписывала в 1996 году, воруя газ у государства?! А есть какие–то документы 1997 года, по которым до сих пор рассчитывается НАК "Нефтегаз Украины"?

А так ли пристально Турчинов проверял сделки по контрабанде 1997–1999 годов, в которые было вовлечено ближайшее окружение Тимошенко? Я не знаю! Речь идет о другом. Турчиновым заявлено: "Порошенко получил контроль". Здесь перейден Рубикон!

Во–первых, все эти действия были сделаны при участии бывшей украинской власти, из–за чего пострадала девочка, которая много лет находится у меня на содержании. Это была цена, которую заплатил ребенок за то, что ее дядя находился в оппозиции.

Во–вторых, есть заповедь: не лжесвидетельствуй! И пастору Турчинову я хочу напомнить, что эта девятая заповедь Моисеева. Самый тяжкий грех – лжесвидетельствование! Как он в глаза будет смотреть своей пастве во время вечерних богослужений?! Блаженны алчущие и жаждущие правды. Так вот, он просто врет!

Откровенно, я уже устал на каждую дезинформацию справки собирать. Доказывать, что таких предприятий нет, они исключены из реестра. Так жить нельзя. Это не политика – это технология! Это все называется махинациями!

– Вы говорите, что Турчинов потратил средства, чтобы найти эту неправдивую, с ваших слов, информацию?

– Есть силы, которые стоят за этими предприятиями. Именно они были заинтересованы во взаимодействии с Турчиновым. Кроме того, они заинтересованы снять ресурсы с этого.

И вот по следам этого бреда в Молдову ездят группы, посылаются запросы СБУ... Хотя махинации этих деятелей, которые воровали на предприятиях, расследуются правоохранительными органами Молдовы.

НА СУДИЙ ДАВИЛА ЛИЧНО ТИМОШЕНКО

– Какова ваша роль в деле долгов, где фигурирует завод Антонова?

– Заводом имени Антонова в Украине занимался только господин Зинченко!

– В деле давления на суды сотрудниками аппарата СНБОУ для решения вопроса по северодонецкому "Азоту" фигурирует ваш советник Ивченко. Он, кстати, также был судим. Вы брали его на работу?

– Он сотрудник нашего избирательного штаба. До этого он был советником председателя Высшего совета юстиции.

– То есть вы его не знали до прихода в СНБОУ?

– Нет.

– То есть Петр Порошенко – невинная жертва обстоятельств?!

– Я никогда не был и не буду жертвой! Ивченко был принят на работу в аппарат СНБОУ 20 июля, проработал на этом посту полтора месяца, имея возможность физического пересечения со мной только в течении двух недель: до моего отпуска и по его окончанию.

Сразу после того, как в СМИ появилась информация, что он кого–то куда–то вызывал (судий хозяйственного суда Луганской области), Ивченко моим распоряжением был отозван из отпуска, 6 сентября отстранен от должности и была создана комиссия по проверке этой информации.

– То есть этот Ивченко давил на суды, но с вами не советовался?

– Я уверен, что он не давил на суды. Есть показания судей, и, не проблема, давайте посмотрим! (Зачитывает письмо председателя Луганского апелляционного суда главе Высшего хозяйственного суда Притыке.) Обратите внимание, пишет Луганский апелляционный суд по поводу слушаний о банкротстве "Азота" в местном хозяйственном суде Луганской области. Это разные суды. И Луганский апелляционный суд это дело не рассматривал.

По закону запрещено влияние одного суда на другой. Более того, запрещено влияние председателя суда на судью в процессе. Это такое же давление, если бы ему перезвонил президент или премьер–министр.

Обратите внимание, что хотя вызывали судью по этому делу в августе, она решила обратиться через месяц! В письме говорится, что якобы в случае принятия неправильного решения по делу о банкротстве "Азота" ей угрожал Ивченко, что Луганский апелляционный суд будет ликвидирован.

Послушайте, все два года после создания этого суда Минюст постоянно выступали против его существования. Ряд судов были созданы Кучмой специально под губернаторов с нарушением закона "О судоустройстве". Потому что не может апелляционный суд создаваться для одной области. Он должен создаваться для округа. А у нас целый ряд судов, которые созданы специально под одну область.

В данном случае в комиссию по судоустройству, что не имеет никакого отношения к СНБОУ, поступило представление от Министерства юстиции со словами "просили бы вернуться к этому вопросу и внести рекомендацию относительно целесообразности существования этих судов".

Оно было внесено на комиссию и единогласно, кроме одного представителя Высшего хозяйственного суда, проголосовано. Это решение носит только рекомендательный характер. И если бы готовился подобный указ, он бы прошел все уровни визирования и за это отвечал бы секретариат президента, а не аппарат СНБОУ (который якобы оказывал давление).

Далее. Суд рассматривал дело о банкротстве. Это предполагало прекращение существования совместного предприятия, созданного распоряжением Кучмы, и возврат завода в государственную собственность. Об этом никто не говорит.

Хотя Юлия Владимировна Тимошенко десятки раз публично и непублично выступала: "Мы требуем от судов, чтобы заводы возвращали в госсобственность". Здесь была та же позиция!

Однако сейчас в результате "Азот" остался в собственности совместного предприятия, а не государства. То есть это якобы давление оказалось неэффективным.

И самое главное, что не знала судья и другие: с 27 июля Петр Порошенко находился не в Киеве, а в Крыму. И еще одна деталь: с 8 августа Петр Порошенко находился в реанимации, его вывезли за пределы Украины.

Меня не то, что не было в стране – я действительно с 8 августа не мог звонить и общаться в течение пяти дней. Это могут подтвердить врачи "Феофании", которые видели, в каком я был состоянии. Я вернулся в страну 23 августа.

Теперь, когда комиссия начала расследовать, то выяснилось: было другое давление на суд, чтобы завод как раз не был возвращен государству! И народный депутат Катеринчук даже выступал с обращением по поводу этого давления: он просил защитить суды от влияния со стороны инвестора. И, как утверждает Ивченко, вопрос был задан именно в таком ключе.

Если для вас это неубедительно, можете взять распечатки звонков, что я ему не звонил по поводу этого дела. Поставь себя на мое место! Тебя обвиняют, что ты убил кассира Сидорова, и вот принеси теперь справку, что ты не убийца! Меня не было в стране, и я не обсуждаю подобные вещи в силу своего статуса и морали!

– Какова была ваша роль в судебном процессе по Никопольскому заводу ферросплавов?

– У меня была информация, что на судей апелляционного суда, которые участвовали в процессе, оказывали давление лично Юлия Владимировна Тимошенко и сотрудники СБУ.

– И как оно осуществлялось?

– В ходе личной беседы. С требованием принять это решение. При чем я убежден, что беседы происходили после того, как окружение Тимошенко контактировало с монополистом на рынке ферросплавов господином Коломойским.

Я знал, что один из советников Тимошенко очень плотно общался с Коломойским, за его счет плавал на яхте. И я наконец нашел этому подтверждение – Бродский в интервью "Украинской правде" признал, что это был он. А потом он бегает к Тимошенко и формирует ее мнение.

Если правительство решило устроить разборки, то со всеми. Вы правильно написали в "Украинской правде", что у нас избирательные подходы: Никопольский завод ферросплавов (Пинчука) забирают, а Запорожский ферросплавный (Коломойского) – нет.

Бродский говорил, что это я дал поручение забрать Запорожский ферросплавный завод. Никому я не давал таких поручений! По статусу не могу давать. Их давала премьер–министр, но так, чтобы они не выполнялись.

– А на Коломойского вы давили в связи с покупкой 1+1?

– Я с Коломойским не встречался ни разу в жизни. И не собираюсь. Ни разу не общался по телефону. Ни с ним, ни с его окружением.

– Тогда вы причастны к покупке канала "Интер" Хорошковским?

– Боюсь показаться не оригинальным – но нет. Это не относилось к функциям СНБОУ, хотя средства массовой информации, подконтрольные премьер–министру, пытались меня к этому привязать. Начиная от "Вечерних вестей" и заканчивая "Обозревателем".

И это не единственный случай, когда за комментариями обращаются не по адресу. До этого я не знал, как мне комментировать инциденты на облэнерго Суркиса, которые находились под защитой СБУ и Кабинета министров. Как Порошенко мог на это влиять? Я один или два раза по просьбе председателя Верховной Рады позвонил депутатам (Добкину при инциденте на Полтаваоблэнерго), которые заявили, что им угрожает опасность.

Я сказал: "Если это действительно так, то я все брошу и выеду вас защищать!". На что депутаты мне ответили, что опасность им не угрожает. Но тема после этого постоянно муссировалась в СМИ. Как мне на это реагировать? На каждое СМИ подавать в суд? Друзья, это все называется технология!

– Еще одна претензия в ваш адрес – это Скомаровский, который по вашей протекции прошел на пост главы таможенной службы.

– Я не знаю, что значит: по моей протекции!? Я знаю одно – указы подписывает президент. А по Скомаровскому я хотел бы говорить языком фактов. Например, что сборы таможенной службы выросли в два раза.

– Да, но дело в том, что как раз сторона Тимошенко говорит, что это ее заслуга!

– Извините, вот ни в одной другой отрасли это не произошло! А Тимошенко что сделала? Она снизила пошлины, она открыла рынки на этапе переговоров по вступлению в ВТО. Это было в высшей степени безграмотное решение! Потому что рынки надо было открывать после вступления в ВТО! Чтобы иметь нормальные позиции на переговорах.

Посмотрите, как делает Россия! Посмотрите, как сделала Турция или страны, которые профессионально проводят эти переговоры. А мы бездарно сдали свои позиции и заплатим за это ценой потерянных рабочих мест, утратой конкурентоспособности наших производителей, падением ВВП. И мы уже платим за это. Закончится все это сокращением социальных программ! (Пауза.)

…Я хочу сказать одно: я слишком много отдал сил, чтобы Украина получила возможность выбраться из кризиса, в котором она пребывала все теперь уже 15 лет независимости. Именно поэтому из политики я не уйду. Свои дальнейшие политические шаги я буду готов озвучить в скором будущем.

P.S. После интервью Петр Порошенко пообещал передать "Украинской правде" для обнародования в свою декларацию за прошлый год.



powered by lun.ua
Олігархи, президенти і рабин. 12 історій про велику політику із форуму YES
Як запобігти появі класу "непотрібних людей" і цифровій диктатурі. Головне з виступу Харарі
Під залп яєць, зі сльозогінним газом. Як у Харкові пройшов перший Марш рівності
Тарас Качка: Україна має перейти від торгівлі до економічної інтеграції з Євросоюзом
Усі публікації