Окопы и офисы. Чем опасна отставка Залужного

Воскресенье, 10 декабря 2023, 05:30
Окопы и офисы. Чем опасна отставка Залужного
коллаж: Андрей Калистратенко

Наш самый сложный армейский опыт пришелся на Бахмут.

Один мой товарищ говорил мне тогда, что внутренне согласен быть тут. Что готов мириться с происходящим. Что не против терпеть угрозы и риски. С одним условием – если решение об обороне города принималось военными, а не политиками.

Его можно было понять. Солдат никогда не видит общей картины. Не может оценить стратегический замысел. Чем меньше звезд на твоих погонах, тем меньшим объемом информации ты обладаешь. Общим замыслом владеют на самом верху, но если на твоих погонах звезд нет вовсе, то тебе остается лишь верить в разумность плана.

Реклама:

Чем ближе ты к "нулю", тем меньше твоя личная зона контроля. Твоей судьбой распоряжаются люди, которых ты не видишь. Твоя жизнь зависит от тех, кого ты не знаешь. И оттого так важна убежденность в осмысленности происходящего. Вера в то, что твоя судьба – в руках профессиональных военных, а не политиков.

Вполне возможно, что сами политики убеждены, что они тоже занимаются войной. Они могут сказать, что военная вертикаль так или иначе замыкается на человеке без погон. Что мандат доверия, полученный на выборах, дает им право принимать кадровые решения и определять, кого назначать командующим армией.

Реклама:

Но в том и особенность, что оптика политиков отнюдь не обязана совпадать с оптикой тех, кто воюет. Вооруженные силы привыкли разделять людей в погонах и людей в креслах. И то, как сами политики воспринимают возможную смену командующего, вовсе не обязательно будет совпадать с тем, как увидят эту кадровую ротацию те, кто на фронте.

Само появление новостей о конфликте между Валерием Залужным и Владимиром Зеленским закрепляет в общественном сознании мысль о самостоятельности главкома. О том, что он способен возражать политикам. Вероятно, именно это его качество не нравится главе государства. Но штука в том, что это же качество Валерия Залужного важно для тех, кто является его подчиненными, а не начальниками.

В случае его отставки любой, кто будет назначен на его место, окажется в максимально уязвимой ситуации. Потому что будет восприниматься как послушный инструмент в руках политиков. Его офицерский опыт, армейская квалификация и военный талант окажутся вторичны по сравнению с этим фактором. Для сотен тысяч людей в погонах Валерий Залужный будет человеком, уволенным за собственное мнение, за готовность спорить и отстаивать свою позицию. А любой, кто придет ему на смену – будет восприниматься как исполнитель воли президента.

Солдат не может оспорить приказ – поэтому ему важно знать, что этот приказ имеет смысл. А еще важна вера в командира и в то, что тот решится возразить, если получит неразумное или самоубийственное распоряжение. Вера в командира – это вера в человека, способного сберечь твою жизнь.

Реклама:

Одно дело, если армия считает, что ею руководят профессионалы. Выходцы из ее же среды. Люди, понимающие в стратегии и в тактике. И совсем другое – если армия начинает считать, что ею руководят политики. Политик может быть популярным, ярким, харизматичным, но тот факт, что он не носил погоны, будет снижать общий уровень доверия к его решениям. Он обречен восприниматься как человек, думающий о своем рейтинге и популярности. Если армия решит, что ею руководят политики, то это скажется на ее настроениях.

Впрочем, речь не только об армии. Если общество видит, что популярный, но строптивый генерал лишается должности, оно отныне будет возлагать всю полноту ответственности на того, кто его уволил. Любое осложнение на фронте в этот момент рискует стать личной ответственностью президента и его окружения. В момент своего увольнения Валерий Залужный останется единственным наследником "непроигрыша" в войне. А вся последующая летопись войны начнет писаться с чистого листа.

Никто не знает последствий вероятной смены командующего. Вполне возможно, что на поле боя ничего не изменится. Но реальность порой складывается из того, что люди о ней думают. Особенно – если речь идет о людях, которые тянут на себе фронт.

Так уж вышло, что Валерий Залужный для украинского общества – это "человек и пароход". Имя нарицательное. Универсальное обобщение всего украинского военного руководства. Вряд ли обыватель знает имена всех командующих родами войск. Вряд ли он в курсе, кто именно отвечает за то или иное направление или операцию. Поэтому обыватель упаковывает все армейские решения в одну коробку, которая подписана именем действующего главкома. И затем обыватель определяется с тем, доверяет ли он происходящему или нет.

Реклама:

И сейчас это доверие есть. А в случае отставки главкома проблема для Офиса президента будет не в том, что Валерий Залужный может решить уйти в политику. И не в рейтингах его потенциальной партии – если он такую решит создать. Проблема будет в том, что в общественном сознании исчезнет последний "человек-институт", который воспринимается армией и обществом как инструмент сдержек и противовесов на высоком политическом уровне.

Смена популярного главкома может не привести к успехам на поле боя. И в этом случае она будет решать лишь частную проблему конкретных людей во власти, жизнь которых от Залужного никак не зависит. А наблюдать за этим будут сотни тысяч людей на фронте, жизнь которых целиком зависит от главкома. И которые привыкли верить в его способность их защитить.

Знаете, даже чтобы проиграть на выборах, до них сперва нужно дожить.

Павел Казарин, для УП

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Реклама:
Главное на Украинской правде