Не плакать и не смеятьс

47 просмотров
Воскресенье, 20 марта 2011, 21:08
Ольга Червакова
парламентский корреспондент СТБ

Я была в такой же ситуации год назад. Я все это тоже пережила. На каждые принципы есть своя куча бабла», «продалась за кресло», «предала профессию» - то же самое, почти от тех же, в таких же и в более жестких формулировках я тоже слышала сразу после выхода президентского указа о моем назначении в Общественный Гуманитарный совет.

При этом никого не смутило, что в таком же Общественном совете, только при другом президенте, была такая же журналистка Виктория Сюмар; никто не обратил внимания на слово «общественный» - оно значит, что в нем не про деньги и не про должности.

Мне очень хорошо знакомы чувства человека, которому еще не дали что-то сделать, а уже критикуют за попытку. Это я к теме о назначении Дарки Чепак пресс-секретарем Януковича.

За последние полгода работы в Гуманитарном совете мы написали очень хороший закон об общественном телевидении, проведя беспрецедентно открытые обсуждения в регионах. Мы выслушали всех руководителей ОДТРК, журналистов, историков, общественных активистов – всё это потом упаковали в текст закона.

Уже почти год по каждой теме заседания Гуманитарного совета я собираю мнения коллег-журналистов, экспертов и просто граждан о случаях коррупции, о теневых схемах и злоупотреблениях чиновников. Все эти материалы – видео, письма людей, документы – я передаю в профильное управление АП в качестве дополнения к протоколу заседания.

На мои обращения, вопреки скептическим прогнозам, реагирует президент. По крайне мере, я точно знаю, какую взбучку получил ректор одного из вузов, когда проверка прокуратуры подтвердила факты, изложенные в моем обращении о коррупционной схеме поступления в этот вуз на госзаказ в прошлом году.

Накануне президенту пошли документы по незаконной вырубке леса в пгт Коцюбинское Киевской области. Даже не сомневайтесь: я непременно поинтересуюсь, как на них отреагирует наш гарант.

За все это время ни от администрации, ни от ее чиновников я не получила ни копейки. Я и дальше живу на зарплату журналиста телеканала СТБ и гонорары за статьи в различных изданиях.

Боле того, когда прошлой осенью мы ездили туда-сюда по областям Украины на обсуждения закона об общественном ТВ, все члены Гуманитарного совета оплачивали поездки из своего кармана — это следовало из нашего статуса.

Никаких квартир-машин-кресел с кабинетами у меня тоже не появилось. Равно как и пресловутой «корочки» с угрожающей надписью «администрация президента Украины», которой в нашей стране принято отбиваться от ментов.

Всем этим богатством меня поспешили попрекнуть в первый же день, хотя я шла работать в Совет с другой целью: намного важнее пытаться что-то делать, чем просто критиковать со стороны.

Реакция коллег на назначение Дарки была для меня предсказуемой. Я была бы счастлива, если бы коллеги порадовались за то, что наконец-то рядом с президентом есть их человек. Если бы движение «Стоп цензуре!» сказало: «вот тебе список поручений, иди, работай». Или хотя бы «попробуй что-то сделать, мы посмотрим на результат».

Но этого не случилось. Никто не сказал ни слова о том, каких действий они ожидают от нового пресс-секретаря президента. Вместо предметного разговора о наболевшем, о стратегии, о первых шагах, снова вышла грызня, заставившая вчерашнюю предводительницу демократического крыла свободной прессы оправдываться: «я не такая»…

Лишняя возможность бросить камень во власть для многих моих коллег оказалась важнее, чем использовать возможность сделать ту же власть более открытой.

Над Даркой не надо ни плакать, ни смеяться. Для первого нет оснований потому, что она, к счастью, не умерла. Для второго – потому что она не клоун. Вообще надо отставить эмоции: они – не лучший советчик.

Я обращаюсь ко всем своим коллегам с просьбой обратить внимание только на одно: НЕ ВСЁ В ЖИЗНИ ИЗМЕРЯЕТСЯ ДЕНЬГАМИ. Не всегда и не всяким человеком движут меркантильные интересы. Не все и не всегда думают только об обогащении.

Все, кто критиковал Дарку, знают, что у нее есть принципы. Почему в один день все сразу решили, что вдруг, просто из-за формального статуса она вдруг стала нечестной, непринципиальной, прожженной коррупционеркой?

Означает ли это, что все мы, ее коллеги, так сильно в ней ошибались раньше? И что мы готовы признать свою ошибку?

Просто кроме квартир и машин человеком могут двигать более благородные и более глубокие цели.

Вот, например, мы говорим: все чиновники тупые, коррумпированные, некомпетентные и трусливые. Мы говорим: коммуникация с медиа построена топорно и неправильно. А где нам взять хороших чиновников?

Когда мы видим, что компетентный, адекватный, здравый человек становится чиновником, чтобы построить правильную коммуникацию с медиа, разве это плохо? Почему мы возмущаемся? Где логика?

Моя учительница истории любила цитировать древних римлян. «А fructibus arborem aestima», - говорила она, что в переводе с латыни оначает «дерево оценивают по его плодам».

Перед новым «голосом власти» стоят амбициозные и почти невыполнимые задачи. Мы по-прежнему хотим знать, как поживают информационные запросы журналистов к АПУ, мы хотим, чтобы нам объяснили, чем отличаются реформы от инкассации страны, мы хотим, чтобы все следующие «розмови з країною» были настоящими, а не показушными. Мы ждем обещанного пресс-тура в Межигорье, и если Дарке удастся его организовать, дерево таки придется оценивать по плодам.

Можно также по-разному относиться к ребрендингу журналистов в политике, но я могу привести много примеров практической пользы от наших бывших коллег в новом статусе.

Когда в июле 2006 года депутат Калашников напал на съемочную группу СТБ, именно бывший журналист Андрей Шевченко в тот же день сообщил об этом президенту, благодаря чему прокуратура тут же получила поручение разобраться, а инцидент – широкую огласку.

Если бы эту историю не двигали бывшие журналисты с депутатскими мандатами, в частности – коллега Калашникова Анна Герман, этот бандит, вместо изгнания из списка ПР, до сих пор бы занимал место в Раде.

Когда уже при новой власти СБУшники искали страшную гостайну у консьержки Виктории Сюмар, а милиция забирала Мустафу Найема в Подольское РОВД, именно бывшая журналистка Елена Бондаренко выступила с открытым запросом к этим почтенным ведомствам и призвала их не нарушать закон.

Поэтому я очень рада, что журналисты становятся политиками. Я желаю успеха Владимиру Арьеву, Анне Герман, Ирие Геращенко, Юрию Стецю, Елене Бондаренко, Андрею Шевченко. В любом конфликте журналистов с властью именно они первыми держат рубежи.

И именно они объясняют своим недалеким однопартийцам, что информационные потребности новостийщиков и пиар-циклы партий не обязаны совпадать.

Что нельзя говорить журналисту «морда», как это делал Ющенко, обвинять в «продажности олигархам» в прямом эфире, как это делает Тимошенко, валить на тротуар репортера с микрофоном, как это делала охрана Януковича, бить камеру и кидаться микрофонами, как это делали бывшие и ныне здравствующие депутаты и чиновники.

Можно говорить все, что угодно, но факт остается фактом: президенту нужен пресс-секретарь. И очень важно, чтобы он хорошо разбирался в том, что делает. Мы ждали этого назначения целый год. Теперь самое время - ждать перемен.

Ольга Червакова, парламентский корреспондент телеканала СТБ

powered by lun.ua
Капитолий. Начало реванша Трампа
Дональд Трамп не сдастся сейчас, поскольку намерен баллотироваться на следующих президентских выборах. (укр.)
Заработать на смертях: как нас лишили мировой вакцины в 5 раз дешевле
Три доллара заплатила Всемирная организация здравоохранения за вакцину, закупку которой в ручном режиме сорвал министр здравоохранения Максим Степанов. (укр.)
Настоящая цена меха норок: история одного расследователя
В конце сентября 2020 польский Сейм (нижняя палата парламента) провел историческое совещание по вопросам правовой защиты животных в Польше. (укр.)
Изменил ли Национальный банк свою политику на валютном рынке
По какому принципу НБУ будет выходить на рынок с валютными интервенциями и как будет влиять на курс. Что изменилось в новой стратегии? (укр.)
Торговый фокус с лесом: друзьям — все, а обществу — ничего?
Почему торговля необработанной древесиной происходит на закрытых "аукционах" и без конкуренции. (укр.)
Дело генерала Назарова - сигнал, который нельзя игнорировать
Дело Назарова как потенциальный прецедент для военного судопроизводства Украины и свидетельство неурегулированности ключевых вопросов военной юстиции. (укр.)
Демократия и некомпетентность
Почему Аристотель не доверял демократии как форме правления, в чем заключаются недостатки последней и что это значит для современной Украины. (укр.)