Принц, принцесса и кукловод, или Почему не у всех сказок счастливый конец

37 просмотров
Суббота, 11 февраля 2012, 10:48
Мария Семикоз
для УП

Эта сказка может быть, а может и не быть основанной на реальных событиях. Все персонажи вымышлены, сходство с реальными личностями навеяно телевидением и Wikileaks.

 

Главные действующие лица:

Кукловод Сева

Принц Фирт

Принцесса Юлия

Удав Кун-Фу Пу

Шапкокрад Пи-Сексуал

В некотором царстве-государстве, а, скорее, в некоем пост-царственном многогосударственном пространстве, жил-был себе кукловод Сева. Родился он во Львове, женился в Венгрии, да только сказка не об этом.

Кукловод Сева был человеком важным и опасным, и, как подобает кукловодам, ловко управлял вверенными ему царствами-государствами, их монаршими семьями, хлопами и сложными товарно-денежными потоками.

Особенно Севе нравилось управлять газовой сферой: и работа-то не пыльная, не то, что в земле, например, копошиться, и масштаб подобающий – тут тебе и все государи кланяются, и в Московии, и на Руси, да и угры тоже интерес проявляют, так что и к жене наведываться чаще приходится.

Гладко Севе управлялось, золотишко текло ручьями-потоками...

Ой, простите, дорогие, невнимательного рассказчика – какое золотишко-то, не в то время Сева жил, ведь шарлатаны-кудесники убедили уже недалекий мировой народец, что бумажечки золотишка удобнее и экологичнее, да только, опять же, сказка не об этом...

Смотрел кукловод Сева на своих кукол, да нарадоваться не мог их некукольному актерскому мастерству и послушанию.

Тут тебе и красномордый Пьяница-весельчак из Московии, и дружбан его, Князь Газпромовский Первый, и рыжий Гетьман-Шапка Земель Казацких, и поспешник его Лазарь, позднее известный как Калифорнийский Узник, да и самого Лазаря помощница Принцесса Юлия.

А далее, и новые куклы у Севы появились – и могучий Удав Кун-Фу Пу с темным КГБ-истским прошлым; и его бравая команда с медведями да мельниками, на немецкий лад названными; и чудо-историк Триполья; и угрюмый защитник принцессы Юлии Турч; ну, и, конечно, любимчик Севин, двуцветно-бородатый принц Фирт.

Конечно, как бы ни был искусен и всемогущ кукловод Сева, случалось изредка и у него тревоги да переживания.

То куклы повздорят – как, например, когда пришлось Севе верного своего друга Фишерманского отправлять в стольный град Киев за рыжим Гетьманом-Шапкой, Лазарем да Принцессой присматривать. То бестия-писарь Латынинская, а то и Правда Казацкая – каких-то небылиц про него выведают, да на главных площадях в Интернетовском, а иногда и печатном царствах огласят. А то – еще пуще, заморские эффбийаские богатыри вооруженные в розыск Севу объявят...

Но все это не сравнится с самым опасным приключением, которое выпало на Севину кукловодческую долю.

Позвольте только сразу сообщить особенно нежным и чувствительным читателям, что по законам постцарственных-государственных сказок, с кукловодами никогда ничего плохого не приключается, только холопам да куклам некоторым непослушным туго приходится.

Так вот.

В году ноль-ноль-седьмом, Принц Фирт, любимчик Севин, страх потерял и захотел больше бумажек заморских размалеванных получить. И вместо того, чтобы, как всегда, перечислять все положенное от газовой купеческой деятельности своей на Руси да в Краю Угорском – кукловоду Севе и команде могучего Удава Кун-Фу Пу – стал Принц частицу за частицей себе в бездонный карман класть, да в оффшор караванами пересылать.

Да если б только этим все и закончилось! Нет же, попросил Фирт у свято верящего ему Кукловода кредит ему открыть, на 439 миллионов зеленых заморских бумажек в одном из кипрских владений Севы.

Согласился Сева, ибо любил Фирта и доверял бородатому.

Да только не учел Сева, что куклы его на Руси, да и в Московии – взбунтоваться вздумали. Московский Удав Кун-Фу Пу – да простят скромного рассказчика жители питерские – силы от своих хлопов понабрался, да так, что вровень самому Кукловоду стал. А в Украине, в то же время, Принцесса Юлия, с одной стороны, и Принц Фирт с Чудо-Историком из Триполья, с другой – вражду междоусобную затеяли, так что искры аж до самого Севы долетали.

И пригрозила Принцесса Юлия Принцу Фирту, что не даст ему больше бумажки заветные из трубы сифонить.

Слухи об этой междоусобице дошли до Удава Кун-Фу Пу.

Тревожно стало ему: а что, если не сможет Фирт бумажки Кукловоду Севе поставлять, а, значит, и Севе может не стать на что растущие аппетиты самого Удава удовлетворять?

Послал Пу к Севе гонца – мол, не задерживай выплаты, мне причитающиеся, и, вообще, пора ведь и индексацию проводить – платишь-то не золотом, а бумагой шарлатанской, инфляция-то он какая!

Сева не растерялся, сразу отреагировал – собрал в златоглавой Москве собор кукловодческо-мафиозный, и пригрозил Принца Фирта наказать по понятиям неписаным – было это все в том же году ноль-ноль седьмом, в жарком месяце июле.

Только Принц Фирт как ни старался, не смог Принцессу одолеть. Так что ясно всем стало, что недолго Фирту осталось денежки из трубы сифонить.

Доведался об этом Удав Кун-Фу Пу и подумал: негоже Удаву все яйца свои бумажные в одной корзине держать, вот и решил он корзины диверсифицировать. Вспомнил, что Кукловод Сева совсем недавно с Днем Знаний его поздравить забыл, да благовоние из чудо-сети "Арбат-Престиж" к празднику не преподнес.

А что, – подумал Пу, – чем не благовидный повод Кукловода в темнице заключить? И холопы роты разинут, и писака-бестия Латынина ахнет, а главное – можно будет с красавицей-Принцессой Юлией в тишине да покое встретиться, да об альтернативной схеме договориться.

И встретились они посреди зимы-зимушки лютой, и была Юлия в платье чудеснейшем белоснежном...

Жаль, только сказка не об этом...

Вскоре, после преприятнейшего свидания Пу с Юлией, подумал Удав, что негоже боле без нужды друга старого в темнице держать – да и выпустил Кукловода Севу.

Вышел Сева. Только обида осталась у него – нет, не на Удава, а на бывшего любимчика своего, Принца Фирта. Схватил он его за бородку двухцветную, да наказал строго-настрого долги все вернуть, а не то не поздоровилось бы Принцу по всем понятиям неписаным.

Испугался Принц, да и никчемно почувствовал себя как-то... И так повлияло это на Принцеву самооценку, что ни киприотские, ни швейцарские, ни венгерские всемогущие маги в сфере оптимизации налогообложения помочь ему не смогли.

Возненавидел он пуще прежнего Принцессу Юлию, да зарекся: и деньги для возвращения долгов насифонить, и красавице отомстить.

И потер Принц Фирт 64 раза животик Шапкокрада, широко подозреваемого в пи-сексуальной – не путайте, дорогие мои, с гетеро- или гомо- – ориентации, и обошел Принц трижды заколдованное здание "Нафтогаз Украины", и отобрал с помощью Стокгольмского суда 2,6 миллиарда зеленых бумажек у холопов Шапкокрадовых.

И вернул он Севе долги с лихвой, и еще на пару страусиновых сапогов-скороходов для Шапкокрада осталось.

И так понравились Шапкокраду сапоги, что спросил он Принца Фирта: "Гавари, дарагой, чем отплатить могу тебе? Ничего для тебя не пожалею – хочешь, забирай хоть полцарства – со всеми йолками отдам тебе!"

И ответил ему Принц Фирт: "Не нужно мне, батяня, ни йолок, ни царства. Посади-ка ты лучше для меня Принцессу Юлию".

Шапкокрад, конечно, не понял тонкой душевной организации Принца, который вместо непаханого поля йолок и прочих богатств земли русской выбрал месть Принцессе – Шапкокрад точно бы йолки выбрал, спору нет, – но слово сдержал, и Принцессу Юлию посадил.

Вот такой дивный конец у нашей сказочки – Принцесса в темнице, Пу воюет с хомячками, а Шапкокрад в Межигорье.

P. S. Принцесса, хоть и в заключении – да с долей своей не смирилась, и продолжает с Принцем Фиртом бороться. Вот, недавно даже нажаловалась богатырям заморским – тем, что братья кровные эффбийаским молодцам вооруженным, которые Севу уже который год разыскивают – и на Фирта, и на самого Кукловода...

Что же, может, быть у сказочки продолжению...

Мария Семикоз, специально для УП



powered by lun.ua
Монополия на лечение COVID-19 в Украине, или "молчание ягнят"
Пока ВОЗ объявляет миру солидаризированное клинические исследования по лечению COVID-19 и призывает к полному раскрытию полученных данных, в Укрпатент поступают заявки на выдачу патентов на лечение COVID-19. (укр.)
Пчелы хотят жить. Почему украинское пчеловодство под угрозой
Какие дополнительные регуляторные инструменты нужно ввести, чтобы защитить отрасль пчеловодства. (укр.)
Потребительский сектор и розничная торговля: как подготовиться к новым реалиям после COVID-19
Пять ключевых направлений, на которых нужно сосредоточить свои усилия, чтобы восстановить деятельность после карантина (укр.)
Программа 2020: зачем Украина меняет подходы к интеграции в Альянс
26 мая президент Украины утвердил Годовую национальную программу (ГНП) под эгидой Комиссии Украина - НАТО на 2020 год. (укр.)
Нужны ли служебные квартиры для судей?
Среди статей финансирования судебной системы в Украине есть расходы на обеспечение привилегий судей, среди которых – право на получение служебного жилья. Однако этот механизм не только дорого обходится бюджету, но и ставит под сомнение независимость судей. (укр.)
Турецкий прецедент: почему торговые войны могут выйти на новый уровень
Мировая система торговли столкнулась с крайне опасным прецедентом, который угрожает существенным обострением торговых войн. (укр.)
Что не так с украинскими тюрьмами
Европейский комитет по предотвращению пыток Совета Европы с 1988 года посещает украинские пенитенциарные учреждения. Ряд рекомендаций Комитета, в частности те, что касаются СИЗО, не выполняются более 20 лет. (укр.)
Реклама: