Подавляющее меньшинство

46153 просмотра
34
Михаил Дубинянский, для УП
Пятница, 15 января 2016, 14:15
Действуя сообща, пассионарное меньшинство становится мощной силой.
Илья Варламов

Мало кому известно, что маркировка "made in" задумывалась как позорное клеймо.

Изобрели ее в Великобритании в конце XIX столетия. Правительство распорядилось ставить на немецких товарах пометку "сделано в Германии" – чтобы британские граждане могли опознать продукцию потенциального противника и бойкотировать ее. Однако вышло с точностью до наоборот: массовый потребитель оценил добротность всего немецкого, и надпись "made in Germany" стали считать своеобразным знаком качества.

Как видим, на патриотизм населения можно положиться далеко не всегда. Вероятно, поэтому вставшая с колен Россия пошла другим путем: жителю РФ просто не оставляют выбора, запрещая турецкие помидоры, венгерских гусей, польские яблоки и французские сыры. Так надежнее!

Сегодняшняя Украина балансирует между Англией XIX века и Россией XXI века – между верой в гражданскую сознательность и категоричным "низзя". Мы призываем к  бойкоту "Кока-Колы", но запрещаем российские телесериалы.

Почти два года добровольно воздерживаемся от покупки вражеских продуктов, но затем поневоле вводим ответное эмбарго. Зовем соотечественников на выборы, но в то же время запрещаем КПУ. С одной стороны считаем украинца  патриотичным и ответственным гражданином, с другой – неразумным дитятей, которого нужно насильно ограждать от зла. 

Хочется ошибиться, но, похоже, чаша весов все-таки склоняется в сторону принуждения. Например, та же декоммунизация оказалась бы попросту неосуществима на добровольных началах.

Можно ли представить "Комсомольскую правду", меняющую название по причине массового читательского бойкота?

Столичный ТРЦ "Большевик", превратившийся в "Космополит" из-за резкого оттока посетителей?

Читайте также
Война на истощение
Анатомия вражды
Жить по-старому
Производителей "Советского шампанского", столкнувшихся с катастрофическим падением спроса и вынужденных принять меры?

Или хотя бы успешный местный  референдум о переименовании Кировограда в Ингульск?

Боюсь, что нет. Добрым словом и запретом можно добиться большего, чем одним добрым словом.

Проблема в том, что украинцы с активной гражданской позицией – выходящие  на Майдан, воюющие, волонтерствующие и просто спорящие о судьбах страны в фейсбуке – составляют меньшую часть населения.

Действуя сообща, пассионарное меньшинство становится мощной силой. Оно способно свергнуть  президента-негодяя, дать отпор внешнему агрессору, наладить снабжение целой армии, добиться принятия  важнейших законов. В такие минуты меньшинство ощущает себя большинством и смело говорит от имени всей страны.

Но когда те же неравнодушные граждане выступают в роли рядовых потребителей или избирателей, их влияние резко падает. Пассионарии растворяются в серой обывательской массе.

Ты принципиально отказываешься от российских товаров, неуместных фейерверков или "Кока-Колы", а твои соседи продолжают все это потреблять.

Ты с надеждой ждешь местных выборов, а твои соотечественники по-прежнему продаются  за гречку, голосуют за "Оппозиционный блок" или пассивно сидят дома.

Твой собственный телевизор покрылся толстым слоем пыли, но стоит ради интереса включить  ТВ, и ты видишь продукт, предназначенный для дремучей зрительской аудитории.

Строитель новой Украины обнаруживает под боком параллельную реальность, совершенно другую страну – равнодушную и эгоцентричную. Страну, для которой все пережитое за последние два года почти ничего не значит. Страну, живущую по старинке, несмотря на чужие слезы, кровь, подвиги и страдания.

Так что же с ней делать? Убеждать и просвещать? Или запрещать и не пущать?

Практика свидетельствует, что активному меньшинству намного легче пролоббировать законодательный запрет, чем заниматься убеждением обывателей. Тем более что в условиях войны антирыночные и недемократические методы выглядят оправданными.

Немудрено, что соответствующая риторика в Украине звучит все громче, и предложения по наведению порядка сыплются одно за другим.

Ограничить избирательное право, отстранив от голосования наиболее отсталую часть населения.

Запретить не только дряхлую Компартию, но и одиозный Оппоблок.

Отобрать лицензию у "Интера", оскорбившего наши чувства своей новогодней программой.

Закрыть радиостанции с неправильным репертуаром.

Выгнать Московский патриархат из Киево-Печерской лавры или вообще запретить его деятельность. И так далее и тому подобное…

Когда речь заходит о закручивании гаек, активисты оказываются большими государственниками, чем само государство. Как правило, их порыв предшествует решению свыше.

Сначала начинается стихийная борьба с советской символикой, потом принимается закон о декоммунизации. Сначала стартует гражданская блокада Крыма, потом торговлю с аннексированным полуостровом запрещают официально.

Фактически пассионарное меньшинство осваивает ту же роль, что и правящая верхушка в РФ: генератор новых запретов и ограничений.

И российского, и украинского обывателя  приходится гнать в желаемом направлении из-под палки, но в России палка находится в руках Путина, а в Украине – в руках общественности.

Война сыграла с нами злую шутку: граждане, с таким трудом отстоявшие собственную свободу, вынуждены ограничивать  чужую. Однако переживаний по этому поводу не заметно. Напротив, многим активистам импонирует роль коллективного Ли Куан Ю или Пак Чон Хи, принуждающего отсталых соотечественников к прогрессу. И об этом стоит говорить честно и откровенно, не рядясь в псевдодемократические одежды.

Сколько ни рассуждай об абстрактном "народе", ответственность за судьбу страны лежит на плечах инициативного меньшинства. Меньшинство определяет, что такое хорошо и что такое плохо.

Перед меньшинством робеют министры, депутаты и крупные чиновники. От меньшинства зависит, состоятся ли в Украине реформы, и какие именно. Меньшинство должно решить, где проходит граница между личной свободой и национальными интересами. 

Неравнодушная общественность старается контролировать все происходящее в стране: работу парламента и реформу полиции, евроинтеграционный процесс и положение на фронте, уборку снега и борьбу с МАФами.

 Но в сложившейся ситуации особенно важно, чтобы активное меньшинство научилось контролировать само себя – свои эмоции, амбиции, желания и возможности.

Иначе, заигравшись в коллективного Ли Куан Ю, очень легко докатиться до коллективного Владимира Владимировича. 

Михаил Дубинянский, для УП

Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
IP: 213.179.252.---Вікторія Таланко18.01.2016 14:32
В Україні відбуваються позитивні процеси встановлення Нових Правил. І вони мають підтримку більшості українського суспільства. В Україні наразі мало що функціонує за ринковими законами, тому ми бачимо по телевізору далеко не найпопулярніші програми і товари в магазинах, які мають не ринкову вартість. Не буває держави без Законів та обмежень. Не буває суспільства без Правил. В демократії також є свої обмеження. Тому висновки автора є хибними. Автор, свідомо чи ні, маніпулює поняттями раціональних Правил Гри, прирівнюючи їх до диктатури.
IP: 100.36.158.---Taras Petrenko18.01.2016 08:05
Украина - это несвободная страна с имитационной демократией. Вот и все...
IP: 91.222.113.---Олег Бабич18.01.2016 01:19
Це не стаття, а безглуздий набір літер, який утворює речення і сам текст, але він немає жодної практичної цінности для суспільного прогресу і розвитку самосвідомости громадян та українців. Отто фон Бісмарк, колись сказав, що великі історичні події творяться не інтелектуальними резолюціями більшости, але потом і кров’ю. Наразі в цій статті немаєжодної ознаки інтелектуалізму, так і ознак волі долати перешкоди. Коли союзники хотіли перемогти у Другій світовій війні, - вони бомбили Дрезден 722 англійськими та 527 бомбардувальниками місто,яке нен мало жодного значення для німецького ВПК. Коли американці хотіли зупинити ядерну програму Ірану, вони просто влаштували полювання на провідних інженерів-ядерників терактами. Після другого Майдану наші корупціонери приїхали і в передмістях Рівного тупо розстріляли впритул Музичка,якого обвинуватили, що він сам у себе стріляв. Це для більшости розповідають про закони і Конституцію за якими слід жити, хоча самі вони давно живуть за інщими правилами.
IP: 176.109.180.---Serg Pivo17.01.2016 21:42
Терещук: у свідоміх две категории украинцев - ватніки і свідомі.
IP: 194.28.176.---Терещук17.01.2016 07:44
Автору: Ви мислите математичними категоріями "більше-менше" , а громадсько-суспільні відносини - це категорія філософська. Тут такий розклад: 3% громадян суспільства надактивні (олігархи); 10% - активні громадяни суспільства (основний двигун розвитку); 10% - інтерферентна частина суспільства (байдужа); решта частина громадян - помірковані, сімейні, затишні, це та частина громадян, для яких редекалізм - це не для них і тощо. Так цих 10% активних і є більшіст у суспільних відносинах. Тут математиках ні до чого.
Все комментарии
Новый брюссельский альянс: что изменится в сотрудничестве ЕС и НАТО
Точка опоры. Все, что вы хотели знать о школе-хабе в селе
Госгеокадастр или местные советы? Кому отдадут государственные земли
Битва за Вашингтон. Лобби Яценюка-Яресько
Все публикации