Бродский: Юля говорила Порошенко: "Петя, ну я же женщина, я не откажусь никогда в жизни!" Она ушла бы в оппозицию еще в январе

П'ятниця, 30 вересня 2005, 12:32

Продолжение. Первую часть сенсационного интервью Бродского читайте здесь: Михаил Бродский: Я Третьякову кричал в ресторане: "Саша, ты урод!" Потом остыл и сказал "Ты не урод"

Однако примеров коррупции вы привели довольно немного...

– Хорошо, еще один случай. Я знаю, что Ахметов рассказывал это в кругу определенных людей. И я верю, что так оно было. Якобы с Ахметовым встречался Третьяков и Порошенко и предлагали ему посчитать все его имущество, оценить его, и Абрамов или Вексельберг выплатят ему за него 30%. И он уедет. Ахметову это не понравилось, он посчитал, что его опускают. То же самое предлагалось Коломойскому – почитайте его интервью.

Кстати, на счет Коломойского. Недавно Порох (Порошенко) заявляет: "Я заявляю, что на яхте Коломойского был советник Тимошенко". Фамилию не назвал. Петя, это ты меня имел в виду!

Я хочу сообщить, что после того, как Коломойскому по поводу НЗФ звонил Ющенко, Третьяков и все остальные, мой приезд к Коломойскому был абсолютно нормальным. Я хотел помочь провести собрание по "Никопольскому заводу ферросплавов".

А с Коломойским я был знаком еще с "Киевских ведомостей", когда "Приватбанк" был среди акционеров. Кстати, когда меня посадили в тюрьму, Игорь (Коломойский) мне помогал. Он давал деньги моей семье.

– То есть он живет "по понятиям"?

– "По понятиям" в нашей стране – это блатное слово. Возможно, он живет по–человечески.

– Вы один из немногих людей, который позитивно отзывается о Коломойском.

– Может, потому что он мне не был никогда конкурентом.

– Тогда это не честно. К тому же Коломойский – субъект, достаточно близкий к Тимошенко.

– Я вам гарантирую, что это субъект пользуется у Юлии Владимировны таким же отношением, как Пинчук. Она его не просто не любит…

– Ага, вы сейчас еще приведете пример реприватизации принадлежащего "Привату" Запорожского алюминиевого завода, якобы инициированном Тимошенко для равноудаления…

– Да нет! Это Петя Порошенко поручил Зварычу подать в прокуратуру по отнятию акций Коломойского на Запорожском, Стахановском и Никопольском заводах ферросплавов. Но он почему–то забыл добавить, что давайте забирать 24% у Пинчука, забирать у Пети кондитерскую фабрику Карла Маркса, судостроительный завод. Давайте у всех все забирать! Между прочим, Коломойский все покупал на вторичном рынке!

– Григоришин жалуется, что он при этом всех кидал…

– Я у них со свечкой не стоял. Но я могу найти вам потерпевших и от Григоришина. Тоже сколько угодно…

У ПИНИ ВСЕ НОРМАЛЬНО, ОН ОПЯТЬ ПРИ ВЛАСТИ

– Но откуда у вас такая тяга к реприватизации? Вы когда были в "Яблоке", то позиционировали себя как либеральный проект.

– Я убежден, что все, что в последние два года было нагло стырино Кучмой и его окружением, должно быть отсужено в собственность народа.

Но посмотрите, что сейчас происходит? Я точно знаю, что Пинчук остановил продажу российской "Альфа–групп" Укрсоцбанка. Я знаю, что он забрал у своего партнера Диминтиенко "Оранту". То есть у Пини (Пинчука) теперь все нормально! Ребята, пришел Ехануров и новая команда! Они опять при власти!

Николай Деркач, человек Пинчука, рассматривается как кандидат номер один на губернатора Днепропетровской области. Вот Ахметов прилетал в страну. Дима Табачник сейчас ходит, выясняет отношения в правительстве, кто увольнял его помощников и его людей из секретариата Кабмина. У них все хорошо!

– Однако при этом Пискун сейчас стал чуть ли не соратником Тимошенко. А ее адвокат Швец стал начальником управления Генпрокуратуры.

– Кстати, все настоящие уголовные дела у него. И он реально их расследует. Человек не берет взяток. А в других управлениях документы исчезают!

– А Пискун был ночью на даче, где Тимошенко перед отставкой проводила совещание?

– Говорят, что был. И Гриценко! Который готовил захват танков! (Смеется.)

– Это тоже вопрос, что он там делал?

– Послушайте, Гриценко был министром у премьер–министра. Она обзвонила кого хотела, чтобы те приехали. Меня не было на этой встрече, потому что я был за границей. Я был на телефоне.

– И какие были варианты дальнейших действий?

– Начать боевые действия, захватить почту, телефон, телеграф, интернет. (Смеется.) Тимошенко хотела остаться премьер-министром. Она искала выход из ситуации и советовалась, с кем могла. Она мне позвонила: "Миша, твое мнение?" Я говорю: "Юля, ну хватит, ну все! Этому должен наступить конец. Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас!"

Она – мне: "Миша, ну ты что, а разочарования людей? Я верю, мы еще можем!" Я говорю: "Выйди на пресс–конференцию утром и все расскажи". Она меня попросила: "Не звони Томенко или Турчинову и не высказывай свое мнение. У нас сейчас будет совещание".

Я действительно не звонил ни Томенко, ни Турчинову. Но потом, как мне пересказали, они слово в слово повторили то, что говорил я. И, насколько я понимаю, утром Петя (Порошенко) рванул в Москву, потому что у него сняли депутатскую неприкосновенность, а Турчинов еще был главой СБУ. И только через три часа, когда Турчинов написал заявление об отставке, Петя вернулся в Киев.

ЕСЛИ БЕРЕЗОВСКИЙ ЗАМЫСЛИЛ КОМБИНАЦИЮ, Я ДАМ ПО МОРДЕ

– Как на счет подробностей якобы покушения на Тимошенко, которое готовил то ли Жвания, то ли Бессмертный, о чем вы заявили со ссылкой на Березовского?

– Подробности очень простые. Якобы Жвания приезжал в несколько мест, искал киллера. Ребята, вы спросите у Жвании! Он ходил и всем рассказывал, что Тимошенко надо грохнуть во время выборов. Он просто постоянно находился в состоянии аффекта по отношению к Тимошенко.

Об этом все время говорили, что вешали какую–то гранату на растяжке в Кировограде, где выступала Тимошенко. Потом шли разговоры, что в Киеве появились киллеры, которые должны стрелять. Потом двоих арестовали возле офиса с машиной, в которой был пластит. Они, кстати, до сих пор сидят и ничего не говорят, кого они собирались взрывать.

– Ну, прямо-таки, Жвания сам ездил и искал киллеров?

– Якобы сам Жвания приезжал в Лондон и советовался чуть ли не от имени Ющенко: "Вот вы понимаете, у нас проблема со вторым туром, могут фальсифицировать, нам нужен повод, чтобы захватить власть. Так может быть мы ее грохнем, взорвем эту Юлю и сразу решим две проблемы?"

А ему там люди говорят: "А кто вы?". "Это мы, команда. Вообще Ющенко ноль, мы тут все сами решаем". "Ну а Ющенко знает?". "Да, конечно."

– Это вам сам Березовский пересказывал?

– Вы понимаете, в чем дело? На второй моей встрече с ним был Бадри Патаркацишвили и мы просто поругались, потому что я сказал: "Люди добрые, жизнь человека – это самое ценное, вы обязаны сказать!". Они ответили: "Мы компроматами не занимаемся, если будет официальное обращение прокуратуры или следственной комиссии, мы ответим".

Насколько я понял, у них есть видео, даже не аудио…

– Все это немного неправдоподобно, потому что Березовский с Тимошенко был в хороших отношениях. И тут Жвания приезжает к человеку Тимошенко и начинает обсуждать с ним ее устранение.

– В каких взаимоотношениях Березовский был с Тимошенко, нужно спросить у них самих. А то, что сейчас рассказывают Жвания с Бессмертным, что деньги Березовского брала Тимошенко – так в 2003 году ни Тимошенко, ни меня близко не было в компании Ющенко. Это Жвания выходил на Патаркацишвили еще в 2003 году по своей инициативе. Я думаю, мы об этом скоро узнаем. Все случайно не заметили, что Верховная Рада создала следственную комиссию по этому вопросу.

– Говорят, у вас в команде раскол по линии Бродский–Турчинов из–за вашего радикализма. И как пример приводится, что вы заявили о покушении на Тимошенко, а он это не подтвердил.

– Это моя тема, не его. Он не разговаривал с Березовским.

– Но он должен был располагать этой информацией о покушении, если он хороший глава СБУ!

– Ребяточки, после того, как оттуда ушли Смешко и Сацюк, там вообще никакой информации не осталось!

– А вам когда стало известно о покушении?

– Сперва информация появилась осенью 2004 года. Потом появилась весной 2005. Я рассказывал об этом Тимошенко и Турчинову.

Они мне говорят: "Миша, не занимайся ерундой". Знаете, тогда еще была эйфория, весна, всем весело…

И вот уже сейчас на меня еще раз выходит информация. Мы с женой решили на несколько дней съездить на остров Корфу в Греции.

Мне позвонили люди и сказали, что будет возможность созвониться и встретиться с Березовским. Березовский сказал: "Я завтра буду в Израиле, подъезжай". Что я и сделал.

– И Турчинов опять это не воспринял серьезно?

– Знаете, когда уже сейчас я приехал от Березовского и мы стали сопоставлять факты… Это моя тема…

– Вам не кажется, что это все–таки тема СБУ, а не ваша?

– Я общественно–политический деятель. В США первая поправка к Конституции говорит о том, что общество имеет право на информацию. И моя задача добывать информацию и информировать общество.

– Выходит, что Турчинов не оправдал себя на должности главы СБУ.

– Он получил эту информацию, когда уже был в отставке. Я летал первый раз к Березовскому 9 и 10 сентября, и рассказывал об этом я Саше 10 сентября днем.

– Может, это все комбинация Березовского?

– Думаю, что нет. Иначе я дал бы по морде! Слишком серьезная вещь – жизнь человека. Когда я в первый раз ездил к Березовскому, я не смог до конца понять, что же на самом деле было. И я не смог убедить передать информацию правоохранительным органам Украины. Единственное, он сказал: "Меня в Англии научили, что обманывать правосудие нельзя. Я компроматом не занимаюсь".

– Как Березовский объяснил, почему он молчал все это время?

– Я ему задал этот вопрос. Он сказал: "А меня никто не спрашивал!".

– Почему совпало ваше заявления о покушении на Тимошенко и появление платежных документов о якобы финансировании Березовским выборов?

– Для меня это не имеет никакого значения. Может, это вообще от Березовского пошел сигнал ко мне. Ему объяснили мой характер, что я не буду сидеть на месте, а поеду. С другой стороны, я все равно буду продолжать это делать – до тех пор, пока я буду понимать, что есть шанс узнать правду.

– Вас часто использовали в политических целях?

– В связи с тем, что я неплохо сохранился – думаю, что нет! (Смеется.) Но не так часто, как Кармазина или Ксению Ляпину. Многие вещи я делал, поскольку я так считал. А политикум интерпретировал, что это кто–то сказал мне так сделать.

Я ГОТОВ ВЛОЖИТЬ В ПАРТИЙНУЮ КАССУ 300 000

– Что у вас сейчас происходит в штабе? Как вы будете делить электорат Тимошенко и Ющенко на выборах?

– Электорат Тимошенко – это в большей мере интеллигенция. Вы смеетесь, а я сегодня видел опрос, сделанный Бекешкиной. Замеры были сделаны до подписания пакта Ющенко–Януковича. Как говорит Выдрин, Тимошенко теперь не нужны политтехнологи, им сейчас работает Ющенко.

Если говорить об электорате, он действительно был переплетен, и рейтинги были 20% Тимошенко на 20% Ющенко. Электорат разделяется так, что в большей степени электоратом Тимошенко являются люди, которые владеют информацией, а в меньшей – люди, которые, проживают в селе, рабочие, Западная Украина. Но до них эта информация предательства тоже дойдет. На первом месте у Тимошенко – Киев. Причем если у нее 30%, то на втором – Литвин с 7%. Ющенко аж на третьем.

– Как будет строиться ваша предвыборная кампания?

– Это и митинги, и публичные предвыборные списки. Обязательно публичный партийный праймериз по формированию первой пятерки блока.

– Это по принципу "кто больше заплатит?"

– Вот придете во Дворец спорта и посмотрите. Там будет семь тысяч человек. По поводу денег – сейчас предвыборный фонд не ограничен. Мы будем действовать открыто, и список спонсоров будет известен.

– Сколько вы лично готовы внести в кампанию Тимошенко?

– Не в кампанию Тимошенко, а в партийную кассу. Я думаю, тысяч триста я перечислю. Вообще я каждый день вношу в политическую борьбу деньги.

Не забудьте, это будет уникальная кампания – областные предвыборные списки, районные… Мы хотим проводить конкурс на 15 мест в списке. Мы считаем, что в политику должны прийти новые лица. По Киеву мы хотим провести конкурс. Зинченко сказал, что вообще надо проводить Вече.

– Какая будет конфигурация блока на выборах?

– Пока ведутся переговоры с пятью партиями. С какими – секрет!

– С "Порой"?

– У "Поры" хороший бренд. К сожалению, пока мало сторонников, готовых за них проголосовать. Но если у них есть свое политическое будущее, я всегда говорю: "Ветер вам в паруса!"

– Сколько наберет блок Тимошенко на выборах?

– Есть проблема, и нужно через вас дать определенный мессидж. Реальных игроков в политикуме шесть–семь. Я абсолютно убежден, что блок Юлии Тимощенко – я бы его вообще назвал "Юля" – был бы первым.

Но не станем ли мы потом оппозицией, выиграв выборы? Готов ли Ющенко с нами блокироваться, на каких условиях? Что, Петя Порошенко спикер? Или Рома Бессмертный? И можем ли мы после всего сказанного с ними блокироваться?

Нас загоняют в то, чтобы мы набирали сразу абсолютное большинство, ни с кем не блокируясь. Но мы оптимисты, и тогда есть вопрос – а с кем блокироваться? Мне понятен был бы союз только с Морозом. По схеме: "Мороз – спикер, Тимошенко – премьер". И в Италии эти две силы так бы и пошли на выборы и создали бы ситуацию, чтобы были совместные даже мэры.

Я с Морозом говорил на эту тему один раз. Но, видите, Мороз вошел в коалицию к Ющенко, Януковичу и Литвину. Меня это расстраивает. Но, может, этот старых хитрый лис понимает, что идти ко власти через власть выгодней. Он 11 лет ждал этого. Кстати, у него сегодня рейтинг 11%.

– Ну а прогноз результата Тимошенко на выборы–2006 рискнете сделать?

– Думаю, мы наберем 35%.

– Кто вторые?

– Партия регионов. 20%.

– Третье место?

– Мороз. 12–13%. Четвертые – "Народный Союз Наша Украина". 7%. Я думаю, у Ющенко хватит ума отцепиться от этой политической силы и быть просто гарантом Конституции.

– А вот партия Ющенко возьмет себе Луценко первым местом в список и повысит результат!

– Думаю, Луценко вообще не пойдет в парламент. У него, кстати, хороший вариант остаться министром внутренних дел, а потом перейти на СБУ. Потому что президент будет подавать Верховной Раде на утверждение главу СБУ. Он возьмет Юру и назначит – им вместе очень уютно.

САША ОМЕЛЬЧЕНКО–МЛАДШИЙ ПЕЛ ПЕСНЮ: "ЭТОТ ПРАЗДНИК ПОРОХОМ ПРОПА–А–АХ"

– Кто сейчас работает над пиар–сопровождением Тимошенко, кроме вас с Медведевым?

– Ну, еще Томенко. Но, поверьте, его, меня и Медведева достаточно. А, есть еще Виталик Чепинога. Но я считаю, что сама Юлия Владимировна занимается своим пиаром. Иногда даже удивляешься: приходишь к ней с какой–то темой, а она ее уже выдает.

– Как выглядит ее подготовка к телеэфирам? Что, сидит Медведев и с лицом Пиховшека задает вопросы, тренирует?

– Нет, Пиховшека скопировать невозможно. Тимошенко сама готовит ключевые вещи – какие месседжи она хотела бы дать обществу, народу, политикуму, элите. Какие темы надо поднять именно сегодня. Это она обсуждает.

– Слушайте, а если бы Тимошенко не пошла на пост премьер–министра, все могло ведь закончиться иначе! И не было бы сейчас этого кризиса, и вам бы не пришлось возвращаться в оппозицию?

– Нет, она бы ушла в оппозицию еще в начале 2005 года. Сейчас расскажу вам еще одну историю...

Дело было в ресторане "Капуцин" перед инаугурацией Ющенко. Коля Мартыненко меня попросил – давай сделаем встречу Юли с Петей (Порошенко), пусть попробуют договориться. Я приехал к Юлии Владимировне, говорю: "Юля, ты ж политик, давайте разговаривать". Она отвечает: "Миша, когда я пришла в команду, я подписала документ с Ющенко (о внесении кандидатуры Тимошенко на пост премьера). О чем мне разговаривать с Петей?"

Фото Анны Андриевской

Я говорю: "Ну, есть от той команды сигнал". Пришли в ресторан, Юля Владимировна говорит Порошенко: "Петя, вот смотри, есть подписанная Ющенко бумага, что он меня вносит премьер–министром. Я не откажусь никогда в жизни!". А Петя говорит: "Откажись от премьерства, иди на СНБОУ, и все. Потому что мне Ющенко пообещал премьерство". Она отвечает: "Тебе обещал, а мне подписал бумагу. Это был политический договор".

– Тайный.

– Да, и это неправильно. У нас в блоке все договоренности будут публичные.

…Ну так вот, Тимошенко говорит Порошенко: "Давай, Петя, ты идешь на СНБОУ, курируешь налоговую, таможню, суды, прокуратуру, милицию, занимаешься этим блоком. А я занимаюсь экономическим блоком. Друг за другом смотрим, работаем на страну. И в 2006 году баллотируемся одним списком".

Он ей отвечает: "Юля, я предлагаю зеркальный вариант. Мы приходим вдвоем к Ющенко, и говорим, что и ты отказываешься от премьерства, и я. И пусть он с чистого листа решит, кто из нас премьер, а кто идет на СНБОУ при вот этих полномочиях".

Она говорит: "Петя, ну я же женщина, я не откажусь. Почему я должна отказываться?". Петя встает: "Мы уходим!"

А Турчинов говорит: "Петя, обрати внимание, мы ни до чего не договорились!". Он отвечает: "Ну, конечно!".

На следующий день договорились встретиться в ресторане "Милый Августин". Пришел я с Турчиновым и Петя (Порошенко) с Колей (Мартыненко). Она не пришла. И опять разговор из пустого в порожнее.

Потом был день инаугурации, потом был праздник в ресторане "Липский особняк", на котором Саша Омельченко–младший пел песню: "Этот праздник Порохом пропа–а–ах".

И все поздравляли Петю с премьерством. Звонок по телефону – Юлия Владимировна. Я вышел на улице: "Ну что?" Я говорю: "Празднуют праздник". Она отвечает суровым голосом: "Я не откажусь от премьерства. Утром иду на последний разговор к президенту. Ты, если что, пойдешь в оппозицию?". Я ответил: "Конечно".

– То есть вы уже тогда готовы были уйти в оппозицию, если бы она не стала премьером?

– Если бы Ющенко нарушил политический обязательства.

– Она ему об этом говорила.

– Нет.

…К слову, в самый первый раз я почувствовал, что что–то не так, сразу после победы Ющенко в третьем туре выборов. Ночь, штаб Ющенко, мы с женами, забегает Петюня Порошенко и с разбегу как врежет мне по спине рукой! С огромной силой! Я не маленький, и только поэтому меня не снесло.

Ну, я в детстве был хулиганом и я знаю, что это такое – когда хочется кому-то врезать, но неудобно. Поэтому ты находишь повод его "поздравить". И через несколько дней я об этом рассказывал Саше Турчинову. Он говорит: "Миша, ты знаешь, он меня тоже хлопнул…".

– Так может, у него такая силища?

– А вы спросите, хлопал ли он Ющенко, Мартыненко или Третьякова.

– Расскажите про историю с сыном президента. Вы знаете, кто организовал машину сыну президента?

– Думаю, тот же Жвания или Червоненко.

Вы действительно запретили своему сыну общаться с Андреем Ющенко?

– Это достаточно тонкая тема, даже для моего парня… Сын рассказал мне некоторые нюансы этих отношений, и я ответил: "Юра, это все плохо кончится. Я бы не хотел, чтобы ты в этом участвовал. Отойди! И, к тому же, я тебя так не воспитывал".

Почему я посчитал, что могу это рассказать публично? Я находился на реальных эмоциях тогда в эфире "5 канала", когда впервые об этом заявил. И, кроме того, в 2002 или 2003 году ко мне пришел мой сын и говорит: "Ты знаешь, папа, я познакомился с Андреем Ющенко. А у вас в свое время были проблемы с Виктором Андреевичем, и он боится начинать дружить со мной, скрывает от папы. Как ты думаешь, если он спросит у своего папы разрешения дружить со мной – он разрешит?"

Я отвечаю: "Сынок, я не знаю, зачем тебе такие друзья, которые спрашивают у пап разрешения? Но если хочет – пусть спрашивает" Прибежал через два дня Юра: "Ты знаешь, он сказал Андрею: "Да, вопросов нет, дружите".

Но если тот разрешает, дружить или нет, то почему я не имею права разрешать или не разрешать? Хотя в иных случаях я в личную жизнь детей не вмешиваюсь.



powered by lun.ua
Головне на Українській правді