Антон Пригодский: Я понял, что мы с Януковичем друзья, когда возникли отношения на семейном уровне

201 перегляд
Мустафа Найем, Коммерсант, для УП, Сергей Лещенко, УП
Понеділок, 12 лютого 2007, 21:40

...Не так давно перед началом заседания Кабмина пришлось наблюдать такую картину. В зал, где за овальным столом уже расселись министры, неожиданно вошел высокий мужчина в распахнутой дубленке.

Он не останавливался у рамки, и не обратил внимания на немой вопрос протоколиста. Войдя в зал, он бросил быстрый взгляд на место премьер-министра и снова вышел. В рядах министров кто-то замешкался. Анатолий Толстоухов побежал догонять незнакомца, а кто-то из приглашенных подозвал к себе охранника и спросил:

Кто это?

Не знаю, но бывает здесь часто. Говорят, друг премьера...

Уже в коридоре мужчина с небольшой седой бородкой "ришелье" встретился с Виктором Януковичем.

Привет, Антон, улыбаясь, просто поздоровался премьер.

Здравствуй, мне надо поговорить.

Зайди попозже, я буду ждать, также, улыбаясь, ответил Виктор Янукович.

Обмен репликами продолжался три-пять секунд, но этого было достаточно, чтобы понять, что между ними нет чиновничьих барьеров, нет разницы постов. Что что-то объединяет их за стенами здания Кабмина, вне партии и списков.

Депутат Антон Пригодский, если говорить банальным языком – это "серый кардинал" в окружении Януковича. Избегая публичной политики, Пригодский добился того, что число людей, знающих его в лицо, несопоставимо со способностью "решать вопросы" в команде действующего премьера.

Этому интервью предшествовала публикация в "Украинской правде" о том, как Пригодский организовал поездку в США для сына Януковича и других депутатов с подобающим в таких случаях сервисом – чартером за несколько сот тысяч долларов.

Кто такой Антон Пригодский? Ответ на этот вопрос для себя и для читателей мы попробовали найти во время интервью с, возможно, самым закрытым тяжеловесом из команды Януковича.

– На прошлой неделе состоялось расширенное заседание руководящих органов Партии регионов. Прозвучала ли там отмашка к мобилизации партии к досрочным выборам?

– Нет! Это вообще не могло быть предметом разговоров, потому что у нас к этой идее относятся несерьезно. Мы уверены, что досрочные выборы в нынешних условиях невозможны!

Да, в Партии регионов поднимается вопрос, что надо готовиться к парламентским выборам 2011 года. И эта тему звучала на заседании фракции с участием правительства. Руководители наших региональных ячеек, которые одновременно являются депутатами, выступают с одним призывом: "Время–то течет быстро, надо поддержать партийные организации на местах, поддержать их идеологически, чтобы не оказалось, что за два года до выборов мы не готовы". Ну, вы знаете, как это обычно бывает у славян…

– Но, одно дело – это публичная риторика, однако вы прекрасно понимаете, что Конституционный суд может принять решение, которое откроет возможность для проведения досрочных выборов!

– Всякое может быть. Сегодня в средствах массовой информации наблюдается серьезнейшее давление на Конституционный суд! На "5 канале" открыто призывают людей выходить на улицы, открыто ставить вопрос перед КС. И это очень напоминает ситуацию 2004 года.

– Однако если мы откроем "Зеркало недели", то в одной из публикаций на эту тему можно найти информацию, что среди лиц, оказывающих воздействие на Конституционный суд, находится как раз Антон Пригодский. Более того, есть люди, которые говорят, что часто видят вас в суде.

– Я в Конституционном суде ни разу не был. Да, у меня есть друзья или знакомые среди судей КС, однако мне же не запрещена личная жизнь?!

– Когда вы общаетесь с судьями, что вы чувствуете: сколько может принять сторону решения, которое приведет к досрочным выборам?

– Не из общения с судьями, а из анализа ситуации я могу сделать вывод, что Конституционный суд не сможет принять такого решения.

– Некоторые юристы считают, что может быть решение о нелегитимности Кабмина Януковича, и это может потянуть за собой роспуск парламента.

– Нет ни одного серьезного человека на Украине, который бы это утверждал!

– Почему, а Юлия Тимошенко!?

– Тимошенко – влиятельная политическая сила, это обусловлено и ее рейтингом, и кадровым составом ее фракции, и нынешней ситуацией в стране. Но они все время говорят то, что им хочется.

– Ну, это принято делать в политике...

– Ну почему? У нас есть президент, мы его не причисляем к Партии регионов, но он более трезво оценивает обстановку. Это к слову о том, что не все политики говорят то, что им хочется.

– Скажите, правда или ложь, что Партия регионов сейчас привлекает новых политтехнологов, в частности, Игоря Шувалова, который работал с администрацией Медведчука в 2004 году?

– Я не знаю об этом. Как не знаю и этого человека.

– Отслеживаете ли вы падение рейтингов Партии регионов?

– Я не отрицаю, что есть падение. Но существует общая закономерность: партии, находящейся у власти, трудно удержать рейтинг. Тем более на непопулярных решениях.

– Говорят, что вы лично были одним из инициаторов того, чтобы привлечь американских политтехнологов на выборах 2006 года?

– Я поддержал эту идею, но я не был инициатором. Это группа давно работала в Украине на "СКМ".

– Правильно ли мы понимаем, что инициатором этого был Ахметов?

– Ну, можно так сказать…

– Вы довольны работой американцев?

– Доволен. Они внесли достаточно много конструктивных предложений. Эти технологи добавили определенность в подходах к стратегии избирательной кампании.

– Когда общаешься с депутатами от Партии регионов в парламенте, то на вопрос: "Кто ближе всего к Януковичу?", всегда шепотом и с некоторой опаской говорят: "Пригодский".

– Я в это не верю, что с опаской… Я принципиально, на протяжении всей жизни, со всеми людьми пытаюсь поддерживать ровные товарищеские отношения. Даже в том случае, если мы расходимся в деталях. Для меня важен плюрализм и важно слышать мнение других.

– Вас можно считать другом Януковича? Как вы познакомились?

– Да, я считаю его своим другом. Сперва мы сошлись на теме хобби. Я познакомился с Виктором Федоровичем на стрелковом стенде, мы стреляли по тарелочкам, тренировались перед началом охотничьего сезона. Потом пообщались... Это был 1993–94 год. Встречи были не такие частые, чтобы перерасти в дружбу – на охоте, на стенде... Но возникла какая–то симпатия.

Когда Янукович стал первым заместителем губернатора, то, вы понимаете, у большого бизнеса есть вопросы, которые необходимо согласовывать с властью…

– Расскажите о вашем бизнесе? К слову, сами вы не донецкий, а из Житомира?...

– Я родился в Житомире. Отец после армии жил в Донбассе, и я после окончания восьми классов в Житомире переехал в Донбасс. Там я поступил в строительный техникум, потом закончил Харьковский институт инженеров транспорта, но по строительной профессии. К тому времени я уже работал в "Шахтострое".

В конце 1980–х годов структура "Шахтостроя", созданная для строительства новых шахт, осталась без работы. Надо еще сказать, что в последние годы советской власти Минуглепром СССР четко шел на ликвидацию угольной отрасли на Украине. Она была признана нерентабельной в связи с открытием новых угольных разрезов в Сибири. И поэтому в Донбассе строилось много предприятий для создания новых рабочих мест. Мы занимались еще и этим.

Пригодский, Васадзе и Клюев-младший. Фото Анны Андриевской

– На какие сбережения вы создали бизнес?

– Еще до этого я не был бедным человеком, потому что я управлял трестом. В 1988 году я ушел из треста, возглавил шахтостроительное предприятие, которое перевел на аренду в соответствии с законом СССР. Мы два года поработали, и это всех устраивало, пока мы не провели выкуп. Пошли суды, начиная с районного и заканчивая Высшим арбитражным судом в Москве. Я проиграл в суде. С тех пор я очень мало верю юристам, потому что тогда они утверждали, что дело беспроигрышное…

(В это время в кабинет заходит помощник Пригодского, который протягивает мобильный телефон и шепотом сообщает: "Звонит премьер…". Пригодский выходит из кабинета, чтобы поговорить, и возвращается через пять минут.)

– Мы остановились на рассказе о том, что вы строили шахты. Есть ли среди них те, которые сейчас находятся в собственности Ахметова?

– Я строил "Комсомолец Донбасса", я строил "Шахтерскую глубокую", я строил "Красноармейскую Западную"... Я проработал в этой сфере с 1970–ого, почти 20 лет, начиная с демобилизации после армии.

Знаю, что всех интересует ответ на вопрос: "Где ты заработал первый миллион?". Отвечу: я заработал первый миллион, переведя на аренду предприятия, а далее – создав собственное предприятие. Ну, оно было коллективное, я там был не один… Со мной пришли люди, которые работали на "Шахтострое".

– Как вы встретили развал СССР?

– Я бы не сказал, что это было воспринято мной серьезно. Да, я был членом Коммунистической партии. Но в те времена невозможно было сделать карьеру без этого. Однако я никогда не был "человеком системы", я – индивидуалист, я – достаточно конфликтный человек, чтобы считать себя человеком системы.

Меня даже хотели исключить из партии, о чем я узнал случайно. Сразу после развала СССР я взял на работу бывшего первого секретаря Макеевского горкома партии. После какой–то ошибки я долго ругал этого человека, и он в итоге сказал: "Как хорошо, Антон Викентиевич, что в 1985 году мы вас не исключили из партии!". Мол, такие хозяйственники им были нужны.

А исключить меня хотели за непочтительное поведение по отношению ко второму секретарю горкома партии. По сути дела, я его послал... На бюро горкома меня довели до того, что я был вынужден встать, обратился к членам бюро: "У вас есть ко мне вопросы?" они сказали: "Нет". Я повернулся и пошел. А он вслед кричал: "Остановитесь". Но… (Пауза)

– Вы дрались в сознательном возрасте?

– Ну, вы видите мой нос, я занимался боксом. Были какие–то стычки – но так, по молодости.

– Как вы познакомились с Ринатом Ахметовым?

– Меня с Ахметовым познакомил Равиль Сафиуллин. Они какие–то дальние родственники, Ахметов и Сафиуллин близки, так сказать, по вере, по религии…

А Сафиуллин работал у меня на предприятии "Монолит" заместителем по коммерческим вопросам. Меня с Сафиуллиным связывает старая дружба, она возникла еще в "Шахтострое". Тогда Сафиуллин был начальником отдела санэпидемстанции по промышленности. И Сафиуллин всегда был членом государственных комиссий по приему объектов в эксплуатацию. А что тут скрывать? Строители должны были как–то подписывать акты, чтобы в них было указано меньше недоделок. Я сотрудничал со всеми надзорными органами.

…Так вот, я познакомился с Ахметовым в 1996 году. И первый проект с Ринатом Ахметовым мы осуществили на Енакиевском металлургическом заводе.

На этом предприятии была необходима модернизация. И первую реконструкцию, и первую ковш–печь построило мое предприятие "Эмброл".

– В какой момент вы поняли, что Янукович – ваш друг?

– Наверное, когда возникли отношения на семейном уровне, какие–то совместные праздники. Допустим, Новый год, Пасха, Рождество.

Мы и сейчас семьями дружим. У меня очень хорошие отношения с Людмилой Александровной (Янукович), у них хорошие отношения с моей женой…

– …И сын Януковича работает под вашим началом?

– Где!?... (Возбужденно.)

– Ну, в комитете Верховной Рады по транспорту!

– А-а-а… (Смеется.)

Мне трудно, но постепенно я привыкаю к работе в коллегиальном органе, где отсутствуют подчиненные, потому что все вокруг – депутаты.

– Не обижает, что вас часто называют кошельком Януковича, спонсором семьи?

– Меня мало интересует то, что говорят на эту тему. (Понижает голос.) Во–первых, это не так. Во–вторых, я всегда очень доволен, когда читаю о себе явную неправду. Значит, правду они не знают. А я непубличный – это да, так и есть.

– Почему? Вы не можете быть непубличным, потому что о вас уже говорят слишком много, вы попадаете в рейтинги "донецких" на высокую позицию. Тем более что пост главы парламентского комитета подразумевает открытость в работе.

– Причина моей непубличности в том, что раньше я работал на производстве. Я никогда не занимался политикой, комсомолом, пионерской организацией, я никогда не был партийным активистом.

– Почти все вас называют влиятельным человеком в Партии регионов. Как вы сами считаете, почему?

– Если быть полностью откровенным, то я себя таким не считаю. Возможно, я мог бы быть очень влиятельным человеком в партии, если бы я к этому стремился. Но я к этому не стремлюсь.

Мое положение и авторитет в партии скорее даже не моя заслуга – а заслуга стечения обстоятельств. Прошли выборы, а в последней избирательной кампании я занимал активную позицию, благодаря этому стал широко известен в узких кругах. И потому возникла ситуация, что я имею какой–то авторитет. Взвешивать его нет необходимости, потому что у меня отсутствуют карьерные или политические амбиции.

– В одном из интервью член Партии регионов Анна Герман сказала приблизительно следующее: "Если мне надо пролоббировать какую–то интересную идею, я иду к Пригодскому. Он эту проблему успешно решает". Вы превратились в своеобразного "любого друзя" Януковича. Насколько сказанное Герман правда?

– Мы договорились говорить достаточно откровенно… Слова Герман я могу связать только с одним – с тем, что я способен действительно оперативно принять решение без дополнительных консультаций.

– Консультаций с Януковичем?

– Да. В силу того, что у меня отсутствуют какие–то политически–карьерные амбиции, я не считаю, что я чем–то рискую. Поэтому Герман во мне могло привлечь, наверное, то, что я оперативно решаю вопросы. Если она так ко мне относится – спасибо ей.

– У вас были конфликты с Виктором Януковичем? Он достаточно властный человек, не терпящий сопротивления.

– Конечно, были. В основном у нас конфликты происходят из–за того, что я настаиваю, чтобы к моему мнению прислушивались.

– Он не прислушивается?

– Прислушивается, в итоге... Он – человек очень занятой, а о чем–то надо поговорить десять минут, а получается только пять. И за пять не всегда можно изложить предмет разговора. Но я – настойчивый человек. Если я считаю, что я прав, то я достаточно настойчив для того, чтобы настоять. Если не в данный момент, то вернуться к этой теме потом.

– Как это происходит – вы звоните Януковичу на мобильный или записываетесь на прием?

– В основном, я записываюсь на прием.

Продолжение следует…

powered by lun.ua
Фейкове майбутнє
Антикорупційний тримайте крок
Як редактора "Європейської правди" наймали працювати на кремлівську пропаганду
Андрій Мацола: Зараз будь-який бізнесмен може обирати — платити хабарі чи ні
Усі публікації