Геннадий Корбан: У Коломойского просто совпали дорожки с Тимошенко

403 перегляди
50
Мустафа Найем, Сергій Лещенко, УП
Четвер, 25 жовтня 2007, 14:50
Продолжение интервью с представителем группы "Приват" в рейдерских и корпоративных конфликтах Геннадием Корбаном. Начало читайте здесь: Геннадий Корбан: "Влияние на "1+1" – это больше, чем иметь свою фракцию в парламенте…"

– Расскажите историю становления "Приватбанка". По некоторой информации Коломойскому и Милославскому помогали их родители, которые были цеховиками?

– "Приватбанк" был создан в начале 1990-х. Был такой парень – Сергей Тигипко, который носился по городу с идеей сделать банк. На это нужны были средства, но никакие отцы никаких денег не давали.

Коломойский и Боголюбов находятся в бизнесе с 1986–87 года, когда вышел первый закон о кооперации. Они начинали бизнес с импорта оргтехники из Юго-Восточной Азии и создали компанию под названием "Сентоза". Это остров развлечений в Сингапуре.

Первыми учредителями "Приватбанка" были три компании – "Солм", "Сентоза" и "Вист". "Вист" куда–то делся… Видимо, это был их какой–то временный партнер.

Льву Милославскому и Алексею Мартынову принадлежала компания "Солм", а Коломойскому и Боголюбову – компания "Сентоза". На сегодняшний день мне не известна точная картина собственности в "Приватбанке". Я знаю, что менеджмент тоже владеет какой–то долей, до 10 процентов.

– Кто отвечает за "Приватбанк" – кто там управляющий партнер?

– Господин Боголюбов.

– А в других бизнесах?

– Шульман управляет коксохимами, он также имеет совместный проект под названием People.Net. За банк отвечает непосредственно Боголюбов. Коломойский практически сам управляет ферросплавным бизнесом. В нефтяном бизнесе у него есть управляющие партнеры – Киперман, Палица и еще ряд людей. Какие–то особо стратегические решения принимаются, естественно, при участии Коломойского.

– Существует ли какой–то бизнес, где бы Коломойский был младшим партнером по отношению к другим? Или он везде ключевой партнер?

– Я думаю, что он везде ключевой партнер.

– Но управляет он только ферросплавами?

– Ферросплавным бизнесом Коломойский управляет сам, но трейдинг осуществляет Алексей Мартынов.

– Вы когда–то собираетесь все вместе для обсуждения бизнес–стратегии?

– Нет, все вместе мы собираемся на каких–то днях рождения или праздниках.

– А братья Суркисы стали управляющими партнерами Коломойского?

– Они – управляющие партнеры Коломойского в энергетике – это шесть облэнерго.

– Известно, что Коломойский связан с футбольным клубом "Динамо" (Киев).

– Поверьте мне, "Динамо" принадлежит Суркисам.

– Но как объяснить тот факт, что вы, Геннадий Корбан, занимаетесь некоторыми вопросами по "Динамо"?

– Да, я помогаю им. Но это личная помощь, о которой меня просили братья Суркисы. Когда Григоришин начал рейдерские атаки в отношении "Динамо", я проникся их проблемами. "Динамо" для Суркисов – как их ребенок, клуб для них важнее "Криворожстали" или облэнерго.

Поэтому мы вместе с Борисом Филатовым (партнер Корбана) защищали "Динамо" от поглощения господином Григоришиным.

Могу сказать, что сегодня Григоришин полностью потерял контроль. У него вообще нет в реестре никаких корпоративных прав, ни одной акции!

– В новой версии реестра, который изменили, чтобы списать акции с Григоришина…

– Почему в новой? Все было сделано красиво, законно и правильно. Вполне возможно, на каком–то этапе Григоришину принадлежала 0,1% корпоративных прав "Динамо". Сделка о продаже ему этих 0,1% признана недействительной.

Соответственно, в реестре сделан поворот. И эти акции сегодня принадлежат другому очень известному человеку, который их официально купил на вторичном рынке. Это вдова господина Лобановского. Пусть Григоришин у нее попробует их забрать.

– Если Коломойский не имеет отношения к "Динамо", как объяснить его роль в покрытии значительных расходов клуба через спонсорство? Так же Абрамович не напрямую контролировал клуб ЦСКА…

– Это просто обычное спонсорство. Не Коломойский, а "Приватбанк" имеет свой рекламный бюджет, который размещает наиболее выгодно. Очевидно, они договорились с "Динамо" (Киев) о том, что "Приватбанк" является спонсором клуба среди банков. И я уверен, что Коломойский в процессе спонсорства "Динамо" лично не принимал никакого участия.

– А вы не видите здесь нарушения нормы о том, что не может быть один владелец у двух клубов высшей лиги украинского футбола? А здесь мы имеем случай, когда Коломойский причастен сразу к трем командам – "Динамо", "Днепр", "Нафтовик–Укрнафта"?

– В данном случае напрямую никто ни с кем не связан. То, что делает "Приватбанк" – это не более, чем размещение рекламного бюджета, но это не поддержание клуба "Динамо" (Киев) на плаву.

БОЙКО – ЭТО ФИРТАШ, НОРМАЛЬНЫЕ, ДОГОВОРОСПОСОБНЫЕ ЛЮДИ

– Государство уже много лет безуспешно пытается поставить свой менеджмент на "Укрнафте". Абсурд – государство владеет контрольным пакетом, а "Приват" – только 42%, но именно он руководит компанией. Каждый раз государство пытается убрать менеджмент Коломойского в "Укрнафте", но это заканчивается безрезультатно…

– Это обычный шантаж. Палица был назначен руководителем "Укрнафты" в 2003 году, еще при Кучме. До этого там был представитель государства господин Салмин. Компанию мы приняли в кошмарном состоянии, у нее была масса кредиторов, масса кредитов, масса совместных предприятий непонятно с кем по добыче нефти!

Сегодня "Укрнафта" фактически выстраивается как вертикально интегрированная компания. За время, пока Коломойский управляет "Укрнафтой" как акционер…Его даже нельзя назвать миноритарным, потому что владелец более 40% – это скорее кумулятивный акционер, чем миноритарный.

Так вот, за это время только официально выплачено более 2 миллиардов гривен дивидендов, в том числе – государству.

Но когда приходит новая власть, независимо от ее цвета, она всегда начинает с "Укрнафты". Потому что это прибыльная, доходная компания!

– Разве вы не согласны, что государство должно контролировать то, что принадлежит ему?

– Практически все решения принимаются наблюдательным советом, где 6 из 11 членов представляют государство. Я считаю, что если государство доверяет частной компании контролировать текущую деятельность, в этом нет ничего плохого.

– Правда, что Третьяков после революции тоже пытался заставить "Укрнафту" работать солидарно с его личными интересами?

– Вы очень некорректно формулируете вопрос. Был момент, когда Третьяков входил в наблюдательный совет "Укрнафты", он также рекомендовал человека на пост главы наблюдательного совета…

– То есть, это была попытка новой власти подружиться с "Приватом" на выгодных условиях?

– Опять же, некорректно говорить "попытка". Есть новая власть, ее кто–то представляет. Ее представлял Третьяков, поэтому мы работали с тем, кто представлял новую власть.

– Как вы узнаете, что этот человек представляет новую власть?

– Очень просто. 50%+1 акция принадлежит НАК "Нефтегаз". Соответственно, когда приходит новый министр топлива и энергетики, он сажает в кресло своего человека на НАК "Нефтегаз", и те сразу инициируют собрание акционеров "Укрнафты".

– Бойко точно так же пытался заставить Коломойского…

– Некорректно вы формулируете – "заставить". Когда начинают "заставлять" Коломойского, обычно возникает дух противоречия…(улыбается). Заставить его что–то делать тяжело. Можно заставить слабых людей, а "Приват" бороться умеет. Поэтому, скорее всего, речь идет о каких–то договоренностях, каком–то компромиссе.

– Кто договаривался от Бойко с Коломойским, чтобы вас оставили с "Укрнафтой" в покое? Когда пришел Янукович, он ведь сразу предложил, чтобы компанию возглавил представитель не "Привата", а государства?

– Янукович, кстати, до сих пор не оставляет эту идею. А Бойко… Нельзя сказать, что он представляет интересы Януковича. Бойко – это Фирташ, это немножко другая группа, они нормальные, деловые, договороспособные люди…

– И доказательство тому – договоренность о слиянии в химической промышленности Фирташа и Коломойского?

– По–моему, эти договоренности не реализованы. Хотя я знаю, что были попытки приобретения "Укрнафтой" ряда химических предприятий – "Днепроазот" (контролирует Коломойский) и "Ровноазот" (контролирует Фирташ).

Такая концентрация обсуждалась на наблюдательных советах "Укрнафты" в моем присутствии, но конкретных решений принято не было.

Я так понимаю, что химический холдинг Коломойского и Фирташа имеет смысл делать, когда будет решена судьба приватизации Одесского припортового завода. Легче сброситься вместе, может, привлекая также Александра Ярославского (контролирует "Черкассыазот"), и купить этот завод.

– И что, "Приват" будет пытаться его приватизировать?

– Да, конечно, будет участвовать в приватизации Одесского припортового завода.

У КОЛОМОЙСКОГО УНИКАЛЬНЫЙ ЧЕРНЫЙ ЮМОР

– Два года назад между "Приватом" и Пинчуком был конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов. Сейчас он улажен, НЗФ совместно управляется Пинчуком и "Приватом". Правда, что Пинчук пошел на уступки, когда понял, что не сможет продать Укрсоцбанк, если не помирится с Коломойским?

– Нет, Укрсоцбанк – это был всего лишь небольшой механизм стимулирования…

– …Виктора Михайловича к сговорчивости?

– Да. Но этот механизм возник уже в тот момент, когда переговоры шли. Это был просто какой–то дополнительный стимул. Но я думаю, что Виктор Михайлович ничего не проиграл от того, что тогда не продал Укрсоцбанк, потому что он сегодня стоит гораздо дороже.

– Как вам удалось закончить конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов?

– Вы знаете, что Верховный Суд принял одиннадцатую кассационную жалобу Виктора Михайловича Пинчука и изменил свое решение, отправил дело на рассмотрение в новом составе суда. А суд принял решение о том, что Виктор Михайлович законно купил НЗФ… (улыбается)

– Сколько это стоило?

– Дорого. Слишком много нервов.

– Кто помирил Пинчука и Коломойского?

– Что значит помирил? С Игорем Валерьевичем очень тяжело поссориться. Потому что, несмотря на какие–то корпоративные конфликты или проекты, которые он ведет, он это никогда не переводит в личный конфликт.

Я помню, это было ради шутки… Помните знаменитое выступление госпожи Богословской на НЗФ, когда она поднимала массы. А Коломойский в этот момент позвонил Пинчуку и говорит: "Витя, ты держишь правый фланг, а мы уже с левого заходим! Ты там посмотри".

У Коломойского очень уникальное черное чувство юмора, и он никогда не переводит это в личный конфликт.

При том что у Коломойского и Пинчука был какой–то корпоративный конфликт относительно НЗФ. При том что НЗФ – это стратегический проект для ферросплавного бизнеса Коломойского. При том что Коломойский ужасно обижен на то, что Кучма наглым образом его не допустил к приватизации этого завода, хотя он готов был отдать ФГИ в два–три раза больше за тот же пакет акций.

Основная претензия к Пинчуку была следующая. В 2003 году, на момент приватизации НЗФ, Коломойский владел там блокирующим пакетом – 26%. Пинчук, находясь в определенной политической обойме, на тот момент имел все шансы недорого приватизировать завод.

В этот момент Пинчук встретился с Коломойским. И Игорь Валериевич сказал ему, а потом повторил это в своем интервью: "Витя, ты, когда заходишь в магазин, берешь все что хочешь, но впереди касса, нужно платить. Поэтому я тебе предлагаю заплатить нормальную цену и вместе купить завод".

Виктор Михайлович отверг это предложение и решил купить НЗФ самостоятельно. Как вы знаете, это было 400 млн. гривен, что составляло 80 млн. долларов. При том что это – крупнейший завод в Европе, который стоит других денег.

И в этом случае проводить ограниченный конкурс – просто преступление! Естественно, когда поменялась власть, у нас была возможность пересмотреть итоги той продажи НЗФ. Тем более, что…

– …Юлия Владимировна на посту премьера была с вами согласна.

– Тут просто совпали дорожки. Знаете, бывает так, что сегодня нам с вами по пути, а завтра нет. Вот тогда совпали пути Тимошенко и Коломойского.

У Коломойского был интерес вернуть это государству и честно купить. О чем и было заявлено везде, открыто в прессе, что он готов давать 500 млн. долларов, готов участвовать в честной приватизации контрольного пакета. Собственно, это совпадало с идеологией, которую проводила Тимошенко и президент. Если помните, первой ласточкой была "Криворожсталь".

– Но потом Ющенко сказал, что НЗФ пытались от одной банды жуликов передать другой банде жуликов!

– Была такая фраза…

– Правда, потом Коломойский с президентом помирился…

– Он с ним и не ссорился. Я думаю, что президент просто был недостаточно информирован, о чем идет речь. Сейчас конфликт окончен.

– Но этот конфликт привел к отставке Тимошенко в 2005 году с поста премьер–министра!

– Нет. Конфликт явился неким катализатором отношений Тимошенко, Ющенко, Порошенко. Потому что на тот момент Порошенко откровенно лоббировал интересы Григоришина, который, в свою очередь, представлял интересы Абрамова и Вексельберга. А именно им Пинчук хотел продать контрольный пакет НЗФ.

– Вы хотите сказать, что Пинчук не имел такого права?

– Да, имел право. Но это все равно, что купить угнанный автомобиль.

– Но и ваши методы борьбы нельзя назвать безупречными, когда вы, чтобы остановить процессы по НЗФ, использовали определения каких–то совершенно "левых" судов! Всем ведь очевидно, что это рейдерские схемы.

– Нельзя сказать, что рейдерские… Суды по НЗФ действительно тянулись с 2003 года. Поскольку тогда админресурс был у Кучмы, мы не могли его преодолеть никакими средствами, ведь Виктор Михайлович имел этот админресурс.

Единственным способом передавить этот админресурс была диверсификация судебных процессов. Что и было сделано до 2004 года, до прихода новой власти. А когда пришла новая власть, появилась реальная возможность инициировать от имени Генпрокуратуры в интересах Кабинета министров иск о пересмотре сделки по продаже 50% акций НЗФ.

– А Коломойский подталкивал Тимошенко инициировать этот процесс?

– Коломойский с Тимошенко вообще не общался. Они вообще виделись до этого, может быть, один раз в жизни.

– Им не нужно было видеться, ведь посредником был Бродский.

– Бродский играл какую–то роль, но я бы не сказал, что она была ключевая или что он являлся человеком, который осуществлял какую–то координацию между Коломойским и Тимошенко.

ГАРАНТОМ МЕЖДУ КОЛОМОЙСКИМ И ПИНЧУКОМ ВЫСТУПИЛ РОССИЯНИН

– Когда Тимошенко возглавила процесс возвращения НЗФ в госсобственность, вдруг всплыла фамилия Березовского с его представителем Босовым, который якобы купил часть НЗФ у Коломойского. Расскажите, что тогда происходило?

– Они ничего не купили, хотя была договоренность, я могу ее подтвердить, что если НЗФ вернется в государственную собственность и будет выставлен на продажу, то Босов как бизнесмен (а не как представитель Березовского) будет принимать солидарное участие с Коломойским в покупке завода у государства.

– Но Босова ассоциируют с Березовским так же, как Корбана – с Коломойским!

– Может быть. Но я бы не сказал, что Босов – человек Березовского. Он самостоятельный бизнесмен, достаточно обеспеченный. На тот момент действительно была такая договоренность.

– Кто стал гарантом соблюдения договоренностей между Пинчуком и Коломойским вокруг НЗФ?

– Один российский бизнесмен…

– Михаил Воеводин, представитель "лужниковской группы"?

– Я не буду называть чье-то имя. Этот гарант был привлечен скорее Виктором Михайловичем, чем Коломойским. А Коломойский на него согласился.

– Сколько процентов акций получил гарант?

– Я не имею права это разглашать.

– Пинчук так боялся Коломойского, что захотел еще привлечь гаранта?

– Нельзя сказать, что Пинчук боялся Коломойского. Может быть, ему потребовалась третья сторона. Знаете, это так называемый ad hoc. Вот мы договорились, заключили договор. Но, чтобы не обращаться в какие–то суды, мы можем выбрать каких–то квалифицированных уважаемых людей, которые составят ad hoc.

Например, вы говорите: "Я хочу, чтобы моим арбитром был, например, Геннадий Корбан", а я сказал, что хочу, чтобы моим арбитром был господин Филатов, например. Это обычная цивилизованная форма договоренности.

– Где проходила эта встреча, на которой было достигнуто примирение между Пинчуком и Коломойским?

– Встречи проходили в разных местах. В основном, в офисе у Виктора Михайловича, но часто и в Женеве, и еще где–то.

– Но что двигало Пинчуком, когда он предложил посредника в договоренности с Коломойским? Может, он боялся, потому что помнит историю с покушением на адвоката Карпенко, который работал с Пинчуком и Григоришиным. В заказе этого покушения подозревался Коломойский, и был даже выдан ордер на арест Коломойского по этому делу.

– Манипулируя этим так называемым адвокатом Карпенко, Пинчук… Я не хочу говорить плохо о Викторе Михайловиче… Более того, я восхищаюсь Пинчуком как меценатом, который понимает современное искусство и несет его в Украину. Здесь он номер один!

Поэтому будем говорить так: сначала окружение Кучмы, а позднее - окружение Порошенко всячески пытались, манипулируя некими заявлениями этого адвоката, привлечь Коломойского к какой–то уголовной ответственности.

– Но ведь было даже представление следователя в Печерский суд на арест Коломойского!

– Да, но оно было абсолютно безосновательное. Потому что на основании заявления нельзя арестовать человека.

– Но было же уголовное дело!

– Это уголовное дело было высосано из пальца.

– А представление на арест Коломойского, которое приезжал забирать в Печерский суд лично Пискун, который тогда был генеральным прокурором?

– Я не буду этого отрицать. Я не присутствовал, когда Пискун приезжал. Я знаю об этом процессе, потому что Коломойский является моим партнером. И о вещах, связанных с ограничением свободы, что касается семьи и еще чего–то…

Мы друг другу помогаем, мы дружим. И я тоже принял участие в этой ситуации, но совершенно бесплатно. Потому что считал это своим долгом по отношению к Коломойскому.

Это было уголовное дело, просто придуманное на ровном месте по заявлению некоего адвоката, как вы говорите, или Пинчука, или Григоришина, или Порошенко – по фамилии Карпенко. Его нельзя даже назвать адвокатом. Наверное, это какой–то юрист, имеющий какую–то лицензию, который был использован большими людьми в качестве заявителя против Коломойского. Но это была сущая провокация, и не больше.

Авторизуйтесь щоб писати коментарі
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
IP: 77.239.173.---alex877..
Надо же, такую мразь на свет выпустили потявкать!!!! Карпенко - какой то адвокат с лицензией? Гена, а объясни народу почему все трое покушавшихся на Карпенко принадлежали к охранной структуре БОГ - личная гвардия Коломойского, и почему в течении года у всех случилась сердечная недостаточность с летальным исходом? И почему когда их эксгумировали в затылках у всех были дыры от 9mm? Неверный диагноз? Свинцовое отравление? Как ты изволиш говорить "недоразумение"? А С. Брагинский? Пойди покайся!!!!!!
IP: 81.21.1.---ПрПреображенский..
Мистецтво, заборонене в Україні при будь-якій владі чи режимі- www.kolyada.com
IP: 193.41.62.---kray..
ще трохи і не залишиться ні одного українського бізнесмена, хіба що українці почнуть скупляти акції в ізраїлі.
IP: 193.201.26.---dumai-org-ua..
Лолите - респект.
Действительно такие интервью - знаковые.
1. Перестали прятаться - перестали опасаться
2. Хочется публичности - и не просто так. Корбану покрасоваться, его хозяину - выход на новые орбиты
3. Нам всем внушить - так было, есть и будет. Голосуй - не голосуй, все равно получишь ... правильно, этих ребят у власти.
Теперь их просто так не остановить, ДУМАТЬ надо
IP: 10.1.201.---Malex26..
"5.10.07 16:05 ___Семьянин
Мне особенно понравился пассаж о том как Коломойский хотел вернуть государству НЗФ, а потом ЧЕСТНО его купить. Прямо обрыдаться от умиления"

А это так и есть. Пример - "Криворожсталь". За такие деньги купить её мог только Миттал.
Так же и НЗФ нужен Коломойскому не сам по себе, а для монополизации рынка ферросплавов. Поэтому он мог заплатить за него ЛЮБЫЕ деньги.

Усі коментарі
Достукатися до ЄС: навіщо Україні дискусія про майбутнє Європи
Що кум Путіна розповідав російському виданню. Фактчек Медведчука
Свідок №1. Як Порошенка допитували в суді про держзраду Януковича
Реформа автобусних перевезень: коли завершиться ера "жовтих богданів"
Усі публікації