Закон о деструктивной информации

П'ятниця, 25 вересня 2009, 15:50

В американской школе Колумбайн, в штате Колорадо в 1999 году были убиты педагог и 12 учащихся. Об этом очень много говорили в СМИ. Слава Колумбайна вдохновила многих подростков в США. Серия массовых убийств прокатилась по стране. Началось даже что-то вроде соревнования – кто больше.

Сейчас в Британии судят двоих британских подростков, которые планировали отметить 10-летие Колумбайна и взорвать свою школу…

Если бы события в Колумбайне не стали достоянием прессы и телевидения, можно смело утверждать – некоторые жизни были бы спасены. В каком-то смысле СМИ стали невольными соучастниками всех последующих преступлений.

Убийство в школе – это лишь маленький фрагмент проблемы. В целом ее можно сформулировать таким образом: перед тем, как сделать информацию публичной, люди не думают какой эффект она произведет – разрушительный или созидательный.

Не думают потому, что придание информации огласке не предполагает никакой ответственности. К слову, проблема касается не только СМИ.

Есть основания думать, что эта не регламентируемая область жизнедеятельности общества когда-нибудь будет взята под контроль. Например, соответствующим законом о деструктивной информации.

Автор даже может предложить некоторые определения. К примеру: информация считается деструктивной, если ее распространение оказывает негативное воздействие на общество и отдельных личностей. Заведомая ложь или преступное замалчивание, с целью ввести в заблуждение, – тоже частный случай деструктивной информации.

Решение о "деструктивности"/"конструктивности" – выносит только суд. (Возможно, суд присяжных).

Источники деструктивной информации, те, кто занимаются ее распространением, несут за это ответственность. (В идеале, распространение конструктивной, созидательной информации должно, напротив, поощряться).

Примеры распространения ложной и деструктивной информации:

- заведомо ложные новости или клевета в СМИ;

- реклама алкоголя;

- нагнетание паники с помощью "экономических прогнозов";

- недостоверная информация на ценниках или этикетках товаров;

- неисполненные предвыборные обещания политиков;

- подтасовка исторических фактов для разжигания национальных конфликтов;

- пропаганда образа жизни, который разрушает семью;

- подробное информирование об экзотических преступлениях…

Столь пестрый перечень из очень разных сфер жизни общества специально был составлен, чтобы стала очевидна единая красная нить, которая проходит через все эти виды подлогов.

Перед тем, как делать информацию публичной, человек должен думать какой эффект она произведет – конструктивный или деструктивный.

Вот, к примеру, такая информация:

"2 мая сошел с рельс скоростной экспресс сообщением Днепропетровск-Киев. Причиной аварии названо "несанкционированное вмешательство посторонних лиц". Информация немедленно вдохновила многих несовершеннолетних "посторонних лиц" на "несанкционированное вмешательство".

Произошла целая серия аварий с участием грузовых поездов. Как следствие, аварийность на железной дороге стала напоминать ситуацию, сложившуюся на автомобильных трассах. Многочисленные аварии на железной дороге едва не стоили министерского портфеля министру транспорта.

Существует такая информация, замалчивание которой приносит вред населению (например, про Чернобыльскую катастрофу). Но есть такие преступления, информировать о которых не только не нужно, но и чревато.

Конечно, многие газеты и телеканалы США подняли свои рейтинги, когда транслировали информацию о школьниках, которые расстреливали своих соучеников. Но какой вред обществу был бы нанесен, если бы информацию об этих инцидентах "замолчали"?

Конечно, кто-то огорчился бы, что его не проинформировали. Но можно точно утверждать, что некоторые жизни были бы спасены, потому что некоторые не додумались бы нести в школу оружие.

Другая серьезная тема – терроризм.

Есть мнение, что терроризм без СМИ – не имеет смысла. А СМИ без терроризма – не имеют рейтингов. Слава Богу, это пока актуально не для нашей страны.

Секунда рекламного времени в PrimeTime стоит невероятных денег. Теракт – это самый эффективный способ получить эфирное время вне очереди и намного дешевле.

Если это так, то одним из самых эффективных способов борьбы с терроризмом был бы мораторий на освещение терактов в СМИ. Какая польза от того, что все будут знать про теракт?

Одно дело, когда замалчивается жизненно важная информация. И совсем другое, когда тысячи людей обсуждают то, что их на самом деле не касается.

И террористы, перед тем как взрывать что-то или захватывать заложников подумают – "какой смысл? все равно кроме полиции об этом никто ничего не узнает..." Очень упрощенно, но думаю, идея ясна.

Перед Испано-американской войной корреспондент, находящийся на Кубе, телеграфировал своему шефу в "Нью-Йорк Морнинг Джорнел": "Здесь все тихо, никакой войны нет". На что тот ответил: "Вы обеспечьте иллюстрации, а войну я обеспечу".

15 февраля 1898 года в порту Гаваны взорвался американский броненосец "Мэн". Через две недели после взрыва, тираж "Нью-Йорк Морнинг Джорнел" вырос до 5 млн экземпляров.

8 сентября 2006 компания United Airlines чуть не разорилась из-за ошибки в новостях. Акции второго в мире (по пассажиропотоку) авиаперевозчика за полчаса (!) подешевели вчетверо (!) после ошибочного сообщения о банкротстве компании. После опровержения, большая часть потерь, вызванная "новостью", была отыграна, но 11% все-таки потеряли.

Если бы опровержения не последовало, то все закончилось бы трагично. Кто владеет информацией, тот владеет миром. А кто владеет СМИ – тот ближе всего к рычагам управления. Самые смекалистые олигархи уже давно переквалифицировались в медиамагнатов…

Согласно теории разделения властей, для достижения максимальной справедливости, государственная власть должна быть разделена на независимые друг от друга (но при необходимости контролирующие друг друга) ветви: законодательную, исполнительную и судебную.

Часто СМИ называют "четвертой властью". Однако, этот статус, несмотря на огромное реальное влияние, не закреплен в конституциях.

В правовом смысле, СМИ властными полномочиями не наделены. Потому их что главный механизм влияния лежит за пределами правового поля.

В идеальном демократическом государстве, источником власти является народ. А общественное мнение формируется в большей степени средствами массовой информации. То есть, исключая промежуточные звенья, можно сказать, что государством руководят СМИ. Но законодательно это негде не закреплено и потому не регламентируется.

Когда речь идет о контроле над СМИ, сразу начинается вопль о "недопустимости цензуры" и о "свободе слова"...

Для того чтобы этого избежать, нужно контролировать не СМИ, а осуществлять "контроль деструктивных источников информации". Таким образом, пока СМИ не распространяют деструктивную информацию – они могут спать спокойно.

Кстати, источником информации могут быть не только СМИ, но и политики, общественные деятели, рекламодатели, учебные учреждения и даже магазины и многие другие. Появление закона о контроле источников деструктивной информации существенно усилит политическую-олигархическую власть, при этом ни на грамм не нарушив демократических принципов.

"Закон о деструктивной информации" позволит политическим властям контролировать СМИ, не вступая в противоречие с принципом "свободы слова". И не рискуя столкнуться с сопротивлением масс. Поэтому у политических сил есть определенная заинтересованность в продвижении этого закона.

С другой стороны, этот же закон, позволит средствам массовой информации оказывать давление друг на друга и вытеснять недобросовестных конкурентов. Такая конкуренция существенно повысит качество новостей, и сформирует в обществе особую конструктивную атмосферу.

С помощью закона о деструктивной информации заработает и обратный рычаг: всякое лицо, выступающее публично, подпадает под действие этого закона. Политик, предвыборные обещания которого оказались ложью, уже рискует быть осужденным.

Можно заключить, что данная тема актуальна, и есть заинтересованные силы, которые возьмутся ее осуществить. Острота вопроса прямо зависит от обостренности отношений между олигархическим центром власти и информационным.

В тех странах, где это противостояние особенно острое – закон будет принят раньше. В Украине, насколько можно судить по внешним признакам, пока противоречий нет. Но они неизбежны.

 

Ерхард Хілдерік



powered by lun.ua
Головне на Українській правді