Президент Єврогрупи Жан-Клод Юнкер: Навіть під час Кучми було простіше, ніж зараз

76 переглядів
Мустафа Найем, УП
П'ятниця, 17 серпня 2012, 14:15

Жан-Клод Юнкер – один из самых влиятельных политиков Европейского союза. Помимо того, что господин Юнкер уже семнадцать лет занимает должность премьер-министра и министра финансов Люксембурга, он вот уже восемь лет подряд является президентом Совета министров финансов стран еврозоны – так называемой Еврогруппы.

Именно эта структура формирует основы финансовой политики Европейского союза и диктует правила национальных экономик стран еврозоны. В июле этого года Жан-Клод Юнкер заявил о намерении покинуть пост президента Еврогруппы. Но политика уговорили остаться, и он в очередной раз был переизбран на своей должности.

Помимо влиятельности, согласно опросам, Жан-Клод Юнкер еще и самый популярный европейский политик. По версии службы Gallup, рейтинг популярности Юнкера среди граждан Евросоюза составляет 87%. Для сравнения, рейтинги премьер-министров Ангелы Меркель и Великобритании Дэвида Кэмерона колеблются в районе 50%.

Эта короткая беседа была записана в предместьях австрийского городка Гоинг, где Жан-Клод Юнкер проводил деловые встречи. На момент разговора в Украине еще не был оглашен второй обвинительный приговор Юрию Луценко, а защитники и адвокаты Юлии Тимошенко ожидали рассмотрения кассационной жалобы лидера Батькивщины.

 

- Господин Юнкер, как известно, в октябре в Украине пройдут парламентские выборы. Ранее различные европейские структуры требовали освобождения Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и других представителей оппозиции и утверждали, что их неучастие в выборах может вызвать неоднозначную реакцию. Сегодня уже очевидно, что эти политики окажутся вне избирательного процесса. Поменялась ли точка зрения европейского сообщества на этот счет?

- Мы считаем заключение в тюрьму Юлии Тимошенко и других политиков фактическим исключением их из избирательного процесса решением суда. Их отсутствие в политической жизни бросает большую тень на результаты предстоящих выборов.

В то же время, октябрьские выборы – это шанс для Украины подтвердить правильные процедуры, правила и принципы. Я надеюсь, что эти выборы будут честными, без фальсификаций. И я думаю, международные наблюдатели позаботятся о том, чтобы эти выборы прошли демократично. Потому что самая большая опасность для Украины – это оказаться в международной изоляции. И если Украина сможет провести эти выборы честно и будет демонстрировать желание в равной степени оставаться в хороших отношениях и с Россией – как со своим соседом, и с Европой, мы, конечно же, поможем вернуться на мировую арену как стране с далеко идущими амбициями.

- Что вы вообще знаете о деле Тимошенко и из каких источников?

- Мы регулярно встречаемся с представителями Украины. Я же внимательно слежу за тем, как украинские власти лечат Тимошенко практически в тюрьме. Вначале августа здесь была дочь Юлии Тимошенко Евгения. Она мне рассказала о своей матери. Члены Европейского союза глубоко встревожены этим делом, потому что это не единственный громкий процесс, когда бывшие политики – в том числе министры – отвечают за свои политические решения перед судом. Я уверен, по всем этим делам будут приняты решения Европейского суда по правам человека.

- Нет ли у вас опасений, что при еще большем давлении на Виктора Януковича, Украина может сделать окончательный поворот в сторону России?

- Я думаю, Украина должна уравновешивать свои взаимоотношения с Россией и Европейским союзом. Она занимает стратегическое положение. И, если быть точным, Россия никогда открыто не декларировала какого-либо негативного отношения к евроинтеграционным стремлениям Украины. Да, Россия была против вступления Украины в НАТО, но не против ЕС. Что касается Единого экономического пространства, о котором сейчас так много говорят, я считаю, что Украина сама должна выбирать, куда ей двигаться и в какой регион интегрироваться: в Европу или в Азию.

- В Украине оппозиция все чаще и чаще говорит о возможных санкциях Европейского союза и Соединенных штатов в отношении страны. Как на самом деле выглядит ситуация, возможны ли санкции?

- Лично я не сторонник применения каких-либо санкций. Но так сложилось, что время от времени министрам иностранных дел Европейского союза приходится принимать такие решения, чтобы оказывать давление на союзников, не соблюдающих базовые демократические принципы. Украина является членом Парламентской ассамблеи совета Европы. И мы можем вести с ней агрессивные переговоры относительно ценностей, которые она вызвалась соблюдать. Что касается санкций, это следующий этап.

- Если сравнивать Украину с Белоруссией, на ваш взгляд, насколько мы далеки от тех мер, которые применялись к Александру Лукашенко?

- Я не думаю, что мы можем говорить в таком ключе об этих странах – в Украине и в Беларуси сегодня разные режимы. Но мы и не хотим сравнивать эти страны! Потому что мы знаем Украину с другой стороны, как страну, которая сама вызвалась соблюдать наши ценности. Поэтому, если мы и станем с кем-то сравнивать Украину, то не с Белоруссией, а с той Украиной, которая могла бы быть. Я считаю, что у вашей страны есть огромный потенциал, который, к сожалению, сегодня не используется.

 С испанским министром финансов Луисом де Гуиндосом

- Представители украинских властей часто утверждают, что сейчас у Европейского союза хватает и собственных забот – с Еврозоной, с кризисом в Греции, Испании, Италии – и на этом фоне внутренние проблемы Украины для вас не столь важны. Так ли это?

- Не совсем. Если кто-то думает, что Украина может выпасть из поля зрения Европы только потому что у нас какие-то проблемы, он ошибается. У Европейского союза сейчас действительно много проблем. Но это не имеет никакого отношения к тому, что мы говорим, обращаясь к вам.

Поймите, Украина – это страна в центре Европы. И для нас она может стать либо шансом, либо проблемой. Другого выхода нет. Если Украина не соблюдает наши договоренности и ценности – это проблема. Нас это настораживает, и мы не можем это упустить из поля зрения. Но если Украина будет соблюдать эти ценности, она станет и нашим шансом: для бизнеса и для расширения в целом.

- Вы часто общаетесь со своими коллегами – руководителями других стран Евросоюза, скажите, какое у них сейчас отношение к Виктору Януковичу?

- Если быть откровенным, сейчас уровень отношений с Виктором Януковичем очень низкий. Я объясню, почему. Дело в том, что многие из нас знали Юлию Тимошенко лично. И для нас странно и удивительно осознавать, что кто-то, с кем ты на равных обсуждал государственные проблемы, теперь находится тюрьме только потому что провел не совсем удачные переговоры и подписал не самые лучшие контракты. Это политическое решение, и мы все о нем знали. Для нас – это все равно, как если бы в тюрьму необоснованно попал кто-то из премьеров стран ЕС.

 

- Но с другой стороны, и в самом Европейском союзе немало примеров осуждения первых лиц. Почему Европе это дозволено, а Украине – нет?

- Я не говорю, что Украина не имеет права применять закон к своим бывшим политикам и даже сажать в тюрьму своих премьер-министров. Но я хочу подчеркнуть один факт. Высшим органом правосудия в Европейском сообществе является Европейский суд по правам человека. Это последняя инстанция, которой мы доверяем. И этот суд признал, что дела против Юрия Луценко и Юлии Тимошенко не были независимыми. Для нас это важный сигнал, на который мы будем ориентироваться.

- Когда вы в последний раз были в Украине?

- Это было в 1997 году, когда вашим президентом был Леонид Кучма. Я был организатором первого саммита между Европейским союзом и Украиной. И у меня было несколько встреч с Кучмой. Известно, что Кучма – это бывший коммунист и бывший лидер советского типа. Тем не менее, он нам тогда казался открытым политиком, который хотя бы пытался внедрить демократические элементы в постсоветской Украине. В конце концов, мы помним, что он боролся против коммунистов. И, если говорить откровенно, тогда все было проще и легче, чем сейчас.

- Почему?

- Потому что тогда все же была гарантирована свобода мнений, а медиа контролировались и преследовались не так жестко как в последнее время в Украине. В конце концов, тогда политики не сидели в тюрьмах. Поэтому мое впечатление, что режим действующего президента сделал шаг назад. Сегодня большая часть населения Украины не согласна с политикой президента. У оппозиции есть шансы выиграть эти выборы. И я очень надеюсь, что предстоящие выборы помогут Украине доказать ее приверженность демократическим ценностям.

- Сейчас в Украине доминируют две точки зрения: представители власти утверждают, что в отношениях с ЕС наметился заметный прогресс, и в качестве примера приводят парафирование соглашения о зоне свободной торговли. Оппозиция же утверждает, что Украина находится в международной изоляции. Что ближе к истине?

- Прежде всего, надо отметить, что у Украины есть все возможности, чтобы наладить отношения с нами. Ни Европейский союз, ни я лично не хотим изоляции целой страны и применения к ней каких-то санкций. В то же время, я вынужден признать, что Украина может оказаться в изоляции, если события и далее будут развиваться в нынешнем русле.

Украина нужна Европейскому союзу не меньше, чем Европейский союз – Украине. Поверьте, все станет намного проще, если Украина гарантирует выполнение базовых прав человека, независимо от политических взглядов. Мы должны увидеть, что в стране уважают западные ценности и европейские нормы демократии.

- Если ситуация в Украине действительно вас тревожит, но вы не хотите изоляции целой страны, почему Европейский союз не прибегает к точечным санкциям?

- Я скажу вам прямо. Если в отношении Украины встанет вопрос санкций, я буду сторонником того, чтобы четко идентифицировать всех, против кого они будут применены. Страна не должна пострадать. Но если в ближайшее время ситуация не улучшится, санкции будут, и они будут применены против конкретных чиновников.

- Чем вы будете руководствоваться, определяя список лиц, которые могут попасть под санкции?

- Не беспокойтесь, у нас достаточно опыта применения санкций к представителям других стран. Наш административный опыт позволяет нам составить подобный список лиц.



powered by lun.ua
Як українські медичні технології продовжують життя іноземцям
Святослав Шевчук: Ніколи не голосуйте проти
Луценко проти Америки: чому "атака" на посла США зашкодить самій Україні
Таємниці мормонів. Що відбувається в одному з найбільш закритих храмів України
Усі публікації