Неописана реальність у незрозумілій країні

24733 перегляди
Андрій Демартіно
Четвер, 4 січня 2018, 09:50

В фильме "Армия Трясогузки" есть примечательный эпизод, где юный революционер объясняет старшему товарищу, что флаг, который он привязал к трубе, вовсе не белый: "На нем написано "красный"! Не видно в темноте, а днем, если грамотный, разберешь!".

Похоже, что применение "технологии трясогузки" стало хитом политического "сезона-2017" и причиной приумножающихся проблем. 

Упорные попытки продать "белое" с надписью "красное" последовательно приводят к результатам прямо противоположным ожидаемым, в причинах чего стоит разобраться. 

Если бы в Украине существовала традиция блиц-опросов, следующих по горячим следам актуальных событий, то проявленная картина могла стать источником постоянного удивления и разочарования для всех участников политического действа.

Как занимательно и полезно было бы услышать ответы на вопросы о "деле Саакашвили-Курченко"! Верят – не верят, брал – не брал? Кто в выигрыше, а кто в проигрыше на этом информационном поле смыслов? 

В конце концов, для понимания точности калибровки – кому и о чем говорит имя Курченко? Известен ли он кругу более широкому, чем аудитория информационных телеканалов? А если говорит, то что?

Полученные результаты могли бы подкорректировать планы и остудить горячность завышенных ожиданий – "смерти антикоррупционного движения" или немедленных перевыборов, революции и прочих катаклизмов. 

Но с подобного рода практиками у нас как-то не складывается. Интуиция, жизненный опыт и доминирующая стратагема "Хочу!", в девяноста случаях из ста заменят аналитику с прогностикой.

К примеру, организаторы маршей "За импичмент" действительно считают вопрос отставки Петра Порошенко резонирующим с наиболее острыми социальными ожиданиями? Именно эта идея в состоянии отодвинуть на задний план семейную микроэкономику с хроническим дефицитом бюджета? Даже по версии Google самыми задаваемыми украинцами вопросами 2017 года были: "почему подорожал газ?" и "зачем нужен спиннер?", но не "как провести импичмент?".

А инициатива о переносе памятника Екатерине II в Одессе – из разряда продуманных стратегий? Хирургически точное вмешательство по стабилизации общественно-политических процессов на украинском юге? Или спонтанно-ситуативное решение из разряда "будет так и не иначе"?

Накопление подобных "микроисторий", в которых входы и выходы определяются на ощупь, вызывает опасение прогрессирования старой украинской болезни – разнопространственности существования страны и ее политического класса. 

Подобное положение вещей один из наиболее значимых российских социологов Симон Кордонский обозначает, как неописанную реальность, где государство не желает знать, как живет и куда развивается страна. 

Ситуация усугубляется тем, что хедлайнеры интеллектуального труда – журналисты, эксперты, аналитики, призванные служить зеркалом происходящего, сами становятся заложниками изолированной среды общения. В высоких кабинетах, лобби-барах и респектабельных бизнес-центрах, безостановочным потоком льются инсайды и эксклюзивы о "схемах" и "откатах", назначениях и увольнениях, мало что дающие для понимания происходящего в масштабах больших, чем "правительственный квартал".

Подобная корпоративность порождает эффект "согласованной галлюцинации", существующей в дискурсе "скандалы, интриги, расследования". 

Откуда в таком случае взяться ответу на вопрос: как эта страна живет? Из окна пентахауза всегда труднее рассмотреть, что происходит на улицах. И то, что кажется вполне очевидным за столиком киевского ресторана, приобретает свою противоположность на базаре в Гостомеле.

Казалось бы, беспроигрышная тема безвиза для одних – еще одна возможность, для других еще одна проблема: "молодежь убегает", "рабочих рук не хватает". Симптоматично и требующее внимание замечание в этом плане посла Франции в Украине, что много молодежи покидает страну, и масштабы этой миграции принимают волнующий характер

Освобождение под залог для страны в целом еще один шаг в сторону правового государства, а для кого-то очередная несправедливость – богатый откупится, а бедного посадят. 

А улавливаются ли какими-то аналитическими радарами пока робкие, но явно наметившиеся ожидания "сильной руки"? Лидерство украинского парламента в рейтинге недоверия – верный шаг в этом направлении. 

Поэтому старое предостережение Фридриха Хайека для нас вполне новое: "не нужно убивать демократию, нужно дождаться ее разложения и положиться на того, кто кажется единственной сильной личностью, способной восстановить порядок в стране". 

Когда никто не сомневается, что демократия переживает полный распад, диктатура кажется единственно возможным выходом.

Безусловно, можно откинуть подобные опасения рассуждениями о врожденном свободолюбии украинцев, но куда деть столетний опыт подчинения? А несвобода формирует навыки выживания вовсе не героического характера. Как бы ни оказалось, что почва для очередного "отца народов" более взрыхленная, чем мы можем ожидать.

Количество таких "микроразрывов" между желаемым и действительным, достижения полурезультата или прямо противоположного в масштабах страны постоянно множится. 

Собственно говоря, что собой представляют украинские кризисы прошлого и будущего, как не отсутствие у государства понимания созданной им реальности и способа адекватного реагирования? Дальнейшее движение вперед сродни гонкам с выключенными фарами в ночном лесу с прогнозируемыми травмами высокой степени тяжести.

Избежать "вождения вслепую" в традиционных демократиях позволяет разветвленная сеть государственных и общественных институций, продуцирующих востребованный аналитический продукт. 

В украинских условиях было бы достижением проведение регулярной экспресс-диагностики состояния общественного мнения наподобие того, как в США, Великобритании и даже России существует практика ежедневного опроса. 

При сохранении статус-кво, мы так и будем оставаться в разряде стран, которые  английский писатель Морис Бэринг отнес к разряду управляемых случаем. Вот только случаи каждый раз все более для нас не счастливые.

powered by lun.ua
Партія (для) влади: БПП від виборів до виборів
Що рік прийдешній нам готує: технологічні тренди 2018
Право на поразку
Що змінює асоціація: всі деталі "ковбасних реформ", які відбудуться через угоду з ЄС
Усі публікації