Між першим і другим

Вівторок, 26 січня 2010, 13:45

Многие высказались - между первым и вторым туром, между первым и вторым кандидатом, между первым и вторым блюдом украинской политической кухни.

Высказываясь, раздумывали: что делать во втором туре?

Важно, впрочем, не это. Главный итог первого тура, скорее, ретроспективный: прощание с Оранжевой революцией.

Теперь будем мучительно гадать - был ли это случайный всплеск наших эмоций, "наколотые апельсины", как заявила простоватая будущая первая леди, или случилось нечто имманентное, присущее нам как европейскому народу, отвергающему вечные круги евразийского пути - пути страха и угодничества.

Быстро этого не узнать - история вершится быстро, а осознается неспешно.

В нас перемешано все - и героический порыв, породивший Оранжевую революцию, и ежедневные быдловатость и подловатость.

Порыв "героического энтузиазма", о котором говорил когда-то Джордано Бруно, растворился в пяти годах неэффективного правления. Ежедневное победило. Истинность выражения "революция пожирает своих детей" проверили. Не подтвердилась. В Украине "детки" пожрали Оранжевую революцию.

Кто бы ни победил во втором туре, главная задача победителя в ближайшие месяцы - не столько добить проигравших, - сколько раздавить в эмбрионе непонятную волну, поднятую Сергеем Тигипко, не дать ему укрепиться на весенних местных выборах.

Пропустив эту волну сейчас, через пять лет вы получите волну цунами, способную смыть действующие политические элиты; получите президента, если с не бонапартовскими, то хотя бы с деголевскими возможностями.

Национальная партийная инфраструктура, большинство в парламенте и местной власти. И это будет не столь красиво, как революционный Майдан, но гораздо более эффективно.

Если победитель не сумеет организационно уничтожить эту поднимающуюся волну в самом начале, то через пару лет ни одна охранная фирма Украины не сможет уберечь Сергея Тигипко от судьбы Вячеслава Черновола и Георгия Гонгадзе.

Кто бы ни отдал в свое время приказ об устранении Черновола, он перемасштабировал украинскую политическую элиту. Представьте, что в выборах 2010 года участвует Вячеслав Черновол, - какими пигмеями предстали бы большинство кандидатов первого тура.

В его отсутствие, на фоне друг друга им позволительно вообразить себя гигантами.

Извлеките из текущей политической жизни феномен Тигипко - и вы получите устойчивую на десятилетия конфигурацию с привычными правилами политической игры, понятными и для политических зубров, и для молодых карьеристов.

Индикатором перемен может оказаться судьба политической сатиры - "95-го квартала". Закроют ли его победители - как Путин в свое время закрыл "Кукол" великого российского сатирика Виктора Шендеровича, - или эти талантливые мальчики и девочки сумеют приспособиться к победителям, опускаясь ниже плинтуса, подобно российскому комику Галустяну.

Фундаментальное, почти цивилизационное, отличие Украины от России - слабость украинских спецслужб.

Ментально дети донецких окраин и днепропетровские комсомольцы позднего советского розлива не слишком отличаются от московской и питерской шпаны, пополнявшей ряды подполковников КГБ - та же жажда власти над людьми и стремление к безнаказанности.

Но в отличие от кремлевских чекистов, они не обладают патентом на эту безнаказанность. Это и делает Украину немного более европейской страной, чем Россия.

Еще одно важное различие между Украиной и ее великой северной соседкой - "самосделанность" украинских олигархов. "Богатыми назначали", - лапидарно бросил о России 90-тых годов один нынешний русский миллиардер.

В Украине же весьма трудно представить себе личность, назначающую богатым Рината Ахметова. И даже Виктор Пинчук сначала стал миллионером, а уж потом он вошел в президентскую семью.

У "назначенных" можно все отнять "когда следует", что и делают спецслужбы России. У "самосделанных" отнять труднее - они самодостаточны и способны к сопротивлению. В этом скрыта еще одна - слабая, призрачная - европейская надежда Украины.

У нас, как у народа, есть возможность и терпение еще подождать - до следующего исторического шанса. Но есть ли у каждого из нас, смертных, такая возможность - терпеливо пережидать надвигающуюся эпоху затхлости, эпоху, в которой кулакастые и веселые шуфричи хамовато будут проповедовать нам добро с телеэкранов?

Некоторые говорят о скорой новой волне эмиграции. Вряд ли эта волна будет обширной. Но всякий креативный молодой украинец сейчас - осознанно или нет - стоит перед простым выбором: затратить десятилетия собственной жизни на модернизацию и демократизацию Украины, добиваясь попутно личного жизненного успеха?

Или эмигрировать сразу в развитую страну и, адаптируясь к новой среде, добиваться жизненного успеха? Оба пути тяжелы, - но во втором случае успех зависит только от тебя. В первом же - от косной, быдловатой, тотально коррумпированной и приводящей в отчаяние общественной среды.

Что вы посоветуете этим молодым людям? Не с трибуны, где допустима "ложь во благо", - но дома, собственным детям? Именно это важно, - а уж идти ли голосовать во втором туре и за кого - сущая мелочь, не заслуживающая семейного обсуждения.

Юрий Рыбчинский галантно и вежливо сказал, как и подобает великому поэту, что один из кандидатов, по крайней мере, красивая женщина...

Валерий Темненко, доцент Таврического национального университета им. В.И.Вернадского, Симферополь

powered by lun.ua

Як почати дайвити: досвід

Газовий шантаж Путіна: серйозно, проте Україна має шанси на перемогу

Як українським лідерам дійти порозуміння у переосмисленні національної ідентичності

Самоорганізація – наше все: як оригінально провести освітню подію

50 млрд грн збитків — ціна управління підприємств державою

Останній аргумент для змін: які наслідки матиме скандал навколо Doing Business