Самовисування

Субота, 06 березня 2010, 10:42

12 января 2010 года я направил министру здравоохранения Князевичу заказным порядком весьма специфическое письмо. Хотя и мог передать лично, мы достаточно хорошо знакомы. И, кстати, всегда находили взаимопонимание. Во всяком случае, в беседах с глазу на глаз.

Но в моем письме, речь шла о невозможном. Непосильном для любого украинского министра, не склонного к должностному самоубийству. Я предложил министру здравоохранения Украины… назначить меня директором ведомственного научно-исследовательского института психиатрии.

Меня, с точки зрения советских традиций, ставших традициями независимой Украины, не имеющего отечественной ученой степени доктора или кандидата медицинских наук.

Наглость, конечно, вопиющая, неописуемая… Хотя, с точки зрения здравого смысла, традиций и норм цивилизованных государств, вся эта советская псевдонаучная мишура немногого стоит.

Более того, в качестве аргумента в свою поддержку я привел немалый список своих публикаций в самых престижных научных журналах мира на английском, немецком и французском языках, а также перечень своих публикаций не в столь престижных журналах США, Западной Европы, России, ЮАР и Украины.

Не забыл также сообщить об университетах мира, где я имел честь выступать с вполне научными лекциями. Например, о лекции в университете Женевы, собравшей около тысячи слушателей, где последним выходцем из этой земли, выступавшим с лекцией, был великий Николай Бердяев. Увы, между Бердяевым и мною других сыновей и дочерей Киевской и иной Руси там не было. Не звали.

Понимаю, не скромен. С точки зрения украинских корифеев медицинской науки, не имеющих ни одной публикации в серьезных профессиональных журналах, и гордо сообщающих о своем членстве… в Нью-Йоркской академии наук и прочих многочисленных псевдоакадемиях, в том числе и украинских, я – не скромен.

Мою вину в этом случае усугубляет и то, что никаким директором кондового советского института из почти пяти дюжин несчастных украинских научных работников я становиться не хочу. Кстати, почти прямо я сообщил это и в письме, предлагая свои услуги лишь на время, не более чем на два года, дабы успеть подготовить молодую смену, способную возглавить уже всерьез работающий институт.

Аргументы у меня простые.

Первый, главный: деньги украинского налогоплательщика, а не украинских олигархов.

Эти деньги должны работать всерьез. Далее, о какой реформе медицинской системы в стране может идти речь, если почти вся наша медицинская наука – имитация, увы, институт психиатрии – не единственный здесь…

А еще я озаботился судьбой конкретных людей, из способных и активных потенциальных исследователей превращенных в "научные овощи" с бессмысленными для страны докторскими и кандидатскими степенями.

Были там, в письме, и другие аргументы. Вполне понятные и очевидные с точки зрения обычной логики. Ответа – не последовало. Ни в устной, ни в письменной форме.

Приятный во всех отношениях министр Князевич так мне и не ответил. Хотя я в конце письма прямо указал: предложу это письмо украинским и зарубежным медиа. Поскольку тема касается не моих личных интересов, а интересов страны, претендующей на название европейской.

Нет ответа. Вот и передаю я свое письмо украинским СМИ. А заодно начинаю рассылать его английский вариант своим именитым коллегам за рубежом и многочисленным европейским и североамериканским чиновникам, откровенно уставшим от бесконечного украинского "дай" и от столь же бесконечной нашей всеведомственной коррупции…

Вот и президента мы сменили. Даст Бог, и депутатов вскоре сменим. Ну, и что? Надеетесь на реформы? На появление в стране эффективной медицинской системы? Напрасно надеетесь, дамы и господа.

Политики лишь заказывают реформы. А готовят и проводят их специалисты. Здесь и проблема: специалистов не выбирают всенародным голосованием. В этом смысле они защищенней и президента, и депутатов.

Семен Глузман, для УП



powered by lun.ua

Плати штраф і бреши далі: що пропонують в президентському законопроєкті щодо недостовірного декларування

Весна в Антарктиді: кам'яні гнізда люблячих пінгвінів

Як у світі регулюють криптовалюти і коли цього очікувати в Україні

Як прийняти закон про дистанційну роботу і не ускладнити життя роботодавцю

Секрет успіху серіалу "Ферзевий гамбіт" – гендерна втома

Про Щастя, Україну і Маніфест