Банальна історія

113 переглядів
Понеділок, 14 червня 2010, 17:34
Семен Глузман
для УП

Банальная история: совершенно здорового человека "делают" психически больным.

Очень просто и вполне конкретно, без принудительной госпитализации в психиатрическую больницу, без каких-либо электрофизиологических, биохимических и патопсихологических исследований, без многочисленных сомнений и консилиумов. И диагноз выставляют вполне диссидентский: паранойяльное развитие личности.

Действительно, банальная история... для конца 70-ых прошлого века. А сейчас, как известно, год 2010, и КГБ давно нет, и диссиденты как-то незаметно растворились в различных политических партиях, став, наконец-то, официальной оппозицией с соответствующими зарплатами, пенсиями и прочими феофаниями.

Вот видите, многое изменилось. Очень многое. А в нас, психиатрах, по-прежнему есть нужда. Прежняя нужда, для совершения внесудебных репрессий.

Поскольку наши, психиатров, услуги стоят несравнимо меньше услуг других специалистов по решению конфликтных ситуаций. Киллеров, например. И оружие дорогостоящее покупать не надо, и маршруты движения объекта изучать нет необходимости. Наша, психиатрическая бумажка невелика, но так эффективна!

Один недостаток: наше решение неокончательное, требуется, так сказать, судебное подтверждение. Но и с этим у нас в 2010 году проблем нет, есть и судьи-подтверждатели, и тарифы устойчивые. И, разумеется, очень необходимая в этих случаях конфиденциальность.

Новый век привнёс и неожиданную конкуренцию. Раньше, при "советах", правоохранители диагноз не ставили, полагались исключительно на понятливых врачей.

Сегодня, в эпоху капиталистической конкуренции наш сугубо медицинский хлеб потихонечку отбирают офицеры милиции.

Например, в Васильковском районе Киевской области такой факт мною зафиксирован. Интересно бы узнать, что о таком расширении компетенции своих служб думает министр внутренних дел Могилёв?

Конкретная история: Владимир Степанович Карпенко, вполне успешный бизнесмен, интеллигентный человек с высшим экономическим образованием имеет имущественный конфликт с собственной семьёй. С бывшей женой и детьми. Не всё отдал им, что-то оставил себе!

Другие бы - киллера звать, а эти, испорченные культурой, пошли по другому пути. По нашему, психиатрическому. Успешно пошли, кстати. И очень легко. Поскольку система судебно-психиатрической экспертизы у нас неинтересна ни министерству здравоохранения, ни министерству юстиции. Если совести нет - делай, что хочешь!

Большинство - с совестью, подобные коленца не выбрасывают, что удивительно, согласитесь, в наших украинских условиях. А некоторые ситуацией абсолютной безнаказанности пользуются сполна. И пока высоколобые интеллектуалы от юстиции устраивают свои бесконечные "тёрки" о направлении судебной реформы, организации ювенальной юстиции и об усилении борьбы с коррупцией (о, это их любимая тема для дискуссий и, заодно, диссертаций), наши судебно-психиатрические умельцы методично куют высокое благосостояние для своих собственных семей.

История психиатрического (и судебного) преследования Владимира Карпенко сейчас получила второе дыхание. Страшная история, и в моральном, и в правовом отношении.

Прежде, в СССР, за подобные личные инициативы психиатры шли прямиком в тюрьму. Да и судьи-инициативники садились на пару-тройку лет в колонию для специального контингента - бывших милиционеров, прокуроров и т. п. Сейчас, в условиях демократии по-украински, "можно всё".

17 июня в 17 часов в городе Василькове Киевской области по Шевченко 8 состоится заседание суда (гражданского) по иску семьи Карпенко, требующей лишения его, отца и мужа, дееспособности. Печальная история, шекспировского накала.

Поскольку заседание суда будет открытым, а другим оно быть не может в силу закона, я пригласил туда в качестве наблюдателей аккредитованных в Украине дипломатов из посольств Европы и Северной Америки, представителей международных организаций, изучающих уровень соблюдения прав человека в нашей стране, министров юстиции и здравоохранения и, разумеется, некоторых именитых господ из Высшего Совета Юстиции Украины.

Последним, я уверен, эта захватывающая судебная драма, попахивающая фарсом, будет особенно полезна. Буду там и я.

Приедут туда и некоторые украинские журналисты, уставшие жить в этой правовой безысходности и тотальном цинизме. Вот только господ Януковича и Азарова я не пригласил.

Во-первых, не знаком, а во-вторых, они узнают достаточно скоро мнение экспертов Обзорного Комитета Всемирной Психиатрической Ассоциации.

Надеюсь, мне удастся решить финансовую проблему обеспечения поездки господина Карпенко в Вашингтон, где у него состоится специальная встреча с соответствующими экспертами.

Знаю, мне следует торопиться, поскольку в случае лишения Владимира Степановича дееспособности, все его гражданские действия будут подчинены воле опекуна. Надеюсь, вы понимаете, из какого круга граждан Украины будет назначен ему опекун...

Семен Глузман



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.