Ми – революція

Четвер, 10 лютого 2011, 16:40

"Сегодня наша страна представляет собой гремучий коктейль из экономической депрессии, этнокультурного раскола и тотального правового нигилизма. В таких условиях низвержение правящего режима спровоцирует непредсказуемую цепную реакцию и станет катастрофой для Украины".
Михаил Дубинянский, "Верхи не могут"

Газета "Financial Times Deutschland" назвала недавний Всемирный экономический форум не иначе, как "встреча в верхах беспомощных". Форум в Давосе должен был стать источником идей для мироустройства будущего. Однако, отмечается далее в статье, сомнений в элите, которая должна поставлять эти идеи, сейчас больше, чем когда бы то ни было.

Означает ли это, что в наше время может состояться мировая революция, о которой так мечтали коммунисты?

Историческая ретроспектива показывает, что революциям, в основном, предшествует такое состояние общества, которое больше не соответствует представлениям критической массы об общественном договоре, существующем либо же придуманным этим обществом.

Рассмотрим в этом контексте события в Украине 2004 года. Участники Оранжевой революции не столько настаивали на общественных переменах, сколько требовали честных выборов. По мнению "революционеров", украинцы должны были свободно избрать тех, кто мог бы разработать новый общественный договор, и взять на себя ответственность за его воплощение в жизнь.

Майдан-2004, в отличие от Октябрьской революции и последовавшей за ней гражданской войны, прошел мирно – именно потому, что те, кто не разделял его интересов, не хотел бороться с ним силой. Существовала надежда, что новый общественный договор приведет к новому состоянию общества.

Однако, пришедшие к власти "оранжевые", очевидно, не смогли определиться с условиями общественного договора. И, в конечном итоге, перессорились в поисках определения будущего Украины.

Здесь мы должны задать вопрос: кто же принадлежит к украинскому обществу?

Разумеется, украинский паспорт является своего рода "членским билетом" этого общества. Но что он даёт?.. Альтернативный вариант – отказаться от паспорта, чтобы потом, как лицо без гражданства, пользоваться правами, записанными в Декларации ООН о правах человека, и признанными, как минимум формально, в большинстве мировых государств.

Тем не менее, отказу от украинского паспорта некоторые украинцы скорее предпочтут "членство" в другом государстве, чтобы таким образом иметь удовольствие пользоваться теми правами, которое оно гарантирует своим гражданам. Первостепенное из этих прав – право на жительство в другой стране. Откажись они вообще от гражданства, им нужна была бы виза для проживания в Украине.

Выходит, что наибольшая выгода для обладателей украинских паспортов – это право на безвизовое проживание в своей стране, государстве Украина.

Как показала Оранжевая революция, не все украинцы согласны этим довольствоваться. Скорее, они отстаивали свое право определять, кто именно должен определять общие условия для мирного сосуществования в их стране.

Отсюда еще одно преимущество украинского паспорта – избирательное право.

Посмотрим на соседнее государство, Россию.

Ясно, что там населению более или менее всё равно, кто определяет условия их жизни, во всяком случае – до тех пор, пока остается в силе неписаный общественный договор. Власть имущие могут быть коррумпированными, обогащаться и творить произвол сколько угодно – при условии, что они обеспечивают измученному кризисом народу определенную финансовую стабильность и, в первую очередь, безопасность.

Однако недавний теракт в аэропорту Домодедово указывает на то, что власть все слабее может контролировать этот жизненно важный вопрос.

Для украинцев экономическая стабильность и безопасность – важны точно так же, как и для россиян. И в России, и в Украине общественные договоры заключают как минимум две стороны, независимо от того, насколько отличаются эти договоры в двух странах.

Разделение на "народ" и "власть имущих" приводит к двум проблемам.

Во-первых, стороны зависимы от соответствующего понимания договора. Во-вторых, регулируемые договором права и обязанности могут быть выполнены только в случае признания обеими сторонами договора и при их взаимном участии в нем.

Чем больше различаются интерпретации договора, принятые народом и властью, тем вероятнее возможность революции.

Индикатором является ощущение того, что власть больше не придерживается взятых на себя по договору обязательств. Тех самых обязательств, в обмен на которые она, собственно, и получила власть от народа.

В 2004 году Украине повезло: стране предстояли выборы, открывавшие возможность смены власти, и, следовательно, изменения состояния общества. Как показывают актуальные события в Тунисе, события могли развиваться и другим путем.

Если же взаимные представления о содержании общественного договора, который, в конечном счете, должен привести к желаемому состоянию общества, отсутствуют напрочь – это может привести к гражданской войне. Как это произошло в России после Октябрьской революции.

Поэтому в 2010 году, когда прошли последние выборы, Украине снова повезло.

Возможно, победителям Оранжевой революции могло бы помочь обращение к Конституции. В присяге президента указан предмет общественного договора: Украина должна быть суверенной и независимой, политика должна служить благу народа и обеспечивать справедливость на основании правопорядка.

Кстати, если сравнивать конституции разных государств, то почти везде мы найдем похожий предмет договора.

Но какими бы ни были слова присяги, приносимой властью, целью самостоятельно организованного сообщества являются, как минимум, гарантия выживания его членов и стремление обеспечить и повысить их благосостояние. Усилия по достижению этих целей прослеживаются, начиная с самого малого – с заботы о благополучии своей семьи, и до самого высшего уровня – Организации Объединенных Наций, с ее учреждениями для всего человечества.

Поражение "президента революции" на выборах 2010 года ясно показало, что Виктор Ющенко потерял веру избирателей в то, что он может достичь этих целей. Иначе бы украинцы его переизбрали.

"Коллега по революции", Юлия Тимошенко, тоже не вызвала веры в то, что у неё это получится лучше.

Таким образом, у их "конкурента" появился шанс. Однако после года правления Виктора Януковича остается все меньше надежды на то, что он проявит больше таланта.

И раз украинцы ощущают вместо улучшения ухудшение ситуации – значит, возможность новой революции возрастает.

Такая революция может стать кровопролитной. И, за неимением известных альтернатив правящему режиму, в Украине действительно может воцариться хаос – по крайней мере, так можно трактовать статью Дубинянсокго.

Вопрос же о содержании общественного договора остается открытым.

Очевидно, рамки, определенные Конституцией, недостаточны для того, чтобы дать правящей власти представление о том, каким же образом должен быть составлен договор с обществом. Сейчас же складывается впечатление, что действующая власть преследует только собственные интересы, и думает лишь о собственном благосостоянии и о своих близких – вместо того, чтобы действовать в интересах всех украинцев.

Вернемся к уже упомянутой вначале статье в "Financial Times Deutschland". В ней речь идет, в частности, о том, что участники Всемирного экономического форума, в надежде увезти домой новые знания и ценные деловые контакты, храбро переносят "духоту и шум на кухне идей". Следовательно, идеи и представления о том, как должен выглядеть завтрашний мир – действительно существуют. А значит, сегодняшние обстоятельства базируются не на неведении тех, кто их хочет изменить, а в большей степени на отсутствии у них воли.

Итак, это – глобальная, а не типично "украинская проблема". Правящая элита Украины её всего лишь копирует, причем скорее хорошо, чем плохо.

Но честны ли мы перед самими собой?

Окажись мы на месте правящей элиты, стали бы мы поступать по-другому, смогли бы обеспечивать благосостояние всего народа, действовать в интересах всех и каждого? Разве сама по себе забота о ближнем – не достаточно трудна? Какая нам будет польза от того, что все начнут жить в соответствии со своими желаниями?

Для ответа на этот вопрос, достаточно хотя бы проблеска понимания, что такое "общественный договор", и зачем он нужен. И тогда исчезнет угроза революции – мирной или с применением насилия. Ведь авторы конституций не были глупыми людьми. Они как раз хотели создать рамочные условия, которые бы сделали возможным мирное существование.

Кто-то может сейчас вспомнить об уже упомянутой коммунистической мировой революции, и помечтать о формуле: "От каждого по способностям, каждому по потребностям!" За этой формулой скрывается и поныне действующий принцип: "От каждого по определенным государством способностям, каждому по определенным государством потребностям".

Но если в Советском Союзе правом определять способности и потребности обладало государство, то сегодня этим правом в значительно большей степени обладает рынок.

Как бы то ни было: кому, как не нам, знать о наших способностях и наших потребностях?

Всезнающее и вездесущее государство необходимо только тем, кто понятия не имеет о том, где применить свои способности и как удовлетворить свои потребности, которых от них требует государство или рынок.

Фатализм заключается в том, что нас все время заставляют подчинять кому-либо/чему-либо наши способности и потребности. Хотя, в принципе, мы прекрасно знаем, чего мы хотим и что мы можем. Поэтому и стараемся воспитывать наших детей так, чтобы научить их пользоваться своей свободой и жить без нашей помощи.

А "благо" – в том смысле, как его описывают конституции – нужно понимать скорее не в материальном значении, а как право на самоопределение и равные возможности.

В конечном итоге, как учит история, никого нельзя заставить быть счастливым.

Мировая революция состоится не так, как думали коммунисты.

Она состоится в наших головах.

Мы сами революция, когда мы, независимо от государства или рынка, познаем и учимся использовать наши потребности и способности, не причиняя при этом вреда сообществу. Новый общественный договор должен не только дать нам свободное пространство, сколько гарантировать нам средства для того, чтобы мы жили нашей свободой.

Если у нас, украинцев, наконец-то появится вера в себя, и мы возьмем на себя социальную ответственность за наше общество, не доверяя ее только правящей элите – Украина может стать примером для подражания для всего мира.

Йорг Дрешер, проект Йовиалисм, Украина/Германия, специально для УП



powered by lun.ua

Шах і мат незаконному збагаченню

Книжковий ринок та гуманітарна політика: 7 кроків, які сприятимуть розвитку книговидавництва в Україні

Аукціон з продажу заводу. Чи стане приватизація для "Більшовика" новим "народженням"?

Як 200 років російської пропаганди вбили багатовікову спільну історію українців та кримських татар

Трастові фонди. Шанс на майбутнє

Кому з аграріїв не пощастить з податками