Політика великого бодуна

14 переглядів
П'ятниця, 27 січня 2012, 13:56
Сергій Якименко
адвокат, для УП

Только ленивый сегодня в медиа не рассуждает о борьбе с коррупцией.

А мне просто смешно все это слышать. Я смеюсь гомерически, потому что более абсурдных вещей, произносимых с важным видом – не часто увидишь.

Правда, нечто похожее было в первые годы перестройки, когда Горбачев объявил о борьбе за трезвость. Комсомольские свадьбы без спиртного, вместо чая в чайниках коньяк, а все секретари комитетов партии и комсомола по команде призывают вести исключительно трезвый образ жизни. При этом ничего не меняя в своем собственном отношении к спиртному.

У коррупции и алкоголизма много общих черт. Вот только три из них:

1. Все говорят о вреде спиртного, и все его потребляют – при этом не мучаясь какими-то противоречиями между словом и делом. С коррупцией все так же.

2. Алкоголик, как правило, себя таким не считает, наоборот, он считает, что всегда может завязать. Но завязать могут единицы, являющиеся исключением из общего правила. Так и коррупционер – убежден, что он всегда сможет работать честно и в глубине души честный человек.

3. Попытки всех государств полностью побороть пьянство заканчивались неудачей. Полностью справиться с коррупцией невозможно, как и с пьянством.

Для чего люди занимаются коррупцией? Они хотят лучше жить, иметь больше дорогих и престижных вещей: домов, машин, заводов, газет, пароходов... Иметь все это не благодаря собственным исключительным качествам – ум, работоспособность, талант – а благодаря коррупции.

Алкогольное опьянение внешне проявляется в нетвердой походке, спутанной речи, запахе перегара. Коррупция внешне проявляется в том, что часть людей оказывается сказочно богатой. При этом мы, глядя на них, не можем увидеть тех самых исключительных качеств: ума, работоспособности, таланта. Мы не можем подобрать ни одного разумного объяснения их богатства. И они сами не могут внятно пояснить его источник.

Давайте теперь поиграем в слова. Вместо слова "коррупция" будем писать "пьянство".

Перефразируя Маяковского: мы говорим "пьянство", подразумеваем "коррупция". И с этим модернизированным понятийным аппаратом попробуем анализировать происходящее на телеэкране.

Вот выступают члены правительства. Они все говорят о вреде алкоголизма. Однако, все явно после застолья со спиртным. Невнятная речь, некоторые не в силах побороть икоту, кто-то не выдержал и упал под трибуну, кого-то с двух сторон поддерживают пресс-секретари, чтобы он тоже не рухнул.

Крупно показывают лица журналистов, задающих вопросы. Их явно воротит от запаха перегара, но они пытаются это сильно не демонстрировать.

Кого-то там из администрации уволили за пьянство на рабочем месте. Вот верный признак борьбы с пьянством – увольняем! Но это не убеждает, поскольку слышим мы это из уст пьяного в стельку чиновника.

А вот представители оппозиции. Перегара нет, но налицо все признаки зависимости от длительного в прошлом потребления спиртного: руки дрожат, голос дрожит, эмоциональная лабильность (нестабильность). Им долго не давали пригубить полюбившееся спиртное.

И мы знаем: стоит такому налить стакан-другой, как тон его речи резко изменится, дрожь в руках пройдет, нос и щеки порозовеют, депрессия сменится экспрессией – и он станет таким же, как те, кто выступал перед ним.

И поэтому нам совершенно ясно, что, с пьянством (коррупцией) никто не борется. Оно действительно огромное зло.

Но алкаш не может руководить борьбой с пьянством! Это просто смешно.

...Вглядываешься в новые лица на экране. Надеешься увидеть трезвое лицо, услышать внятную речь...

Сергей Якименко, адвокат, специально для УП



powered by lun.ua
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.