Повзуча анексія: що далі?

262 перегляди
Четвер, 06 березня 2014, 13:10
Олександр Кочетков
аналітик

Сначала о главном – внешнем.

Это – не война. Война, это когда обоюдные боевые действия ведут две и больше стран. А если одна страна с оружием беспрепятственно действует на территории другой, а та отвечает обращениями к международному сообществу – это аннексия.

Так вышло, что в свое время я в качестве политаналитика сотрудничал с Кремлем, до сих пор отслеживаю "реперные точки". Это был период "умеренного Путина", но общие подходы сохраняются. Поэтому ответственно присоединяюсь к высказыванию: "Путин совсем не такое чудовище, как вы представляете. Он, конечно, чудовище, но совсем другое".

Деньги давно интересуют Владимира Владимировича лишь в качестве инструментария. Он привык к помпезной официозной роскоши и ее не замечает. Искреннее и лживое обожание вплоть до обожествления он воспринимает как должное. Даже безраздельная власть слегка приелась Владимиру Владимировичу.

В общем, российский велосипед власти ему порядком поднадоел. Велосипед – потому, что если не крутить педали, то упадет.

Единственное, что пока еще возбуждает властителя Всея Руси – это его место, так сказать, в мировом масштабе. И он интуитивно примеряет на себя френч Сталина, которого в мире не любили, опасались, но неизменно считались.

И вот в этом смысле Украина нового друга всех физкультурников-олимпийцев категорически огорчает.

Еще в начале 2004 года Путина предупреждали, что ставка на Виктора Федоровича гарантированно приведет к победе Виктора Андреевича, лишь дополнительно настроив Ющенко против РФ. Но Кремль решил, что его неизбывное влияние шутя переломит низменную социологию.

Так и покатилось – облом за обломом.

Сегодня Украина для Владимира Владимировича – иррациональный камень преткновения вроде Карфагена для Катона Старшего, поскольку разрушает стройную систему мироустройства.

Складывается впечатление, что самодержец российский уже и сам начинает верить в идеологические придумки собственных технологов. В частности, что все украинские Майданы – исключительно сборище боевиков и радикалов, подготовленных в лагерях Прибалтики за американские деньги. А антироссийское движение в Прибалтике, в свою очередь, создано на американские деньги в Польше. И так далее.

В общем, Майдан-Карфаген в подбрюшье России должен быть разрушен.

Опять же, имперско-патриотическая истерия, нагнетаемая российской пропагандой, достигла такого градуса, что если не дать внешнего выхода, то прорвет в каком-нибудь Бирюлево в виде столкновений на этнической почве.

То есть, попытка аннексии Крыма для Владимира Владимировича – совмещение приятного с полезным.

Вдобавок ему хочется в очередной раз напомнить миру, что, по выражению одного из современных российских писателей, никакой Украины не существует, а есть "территория с несостоявшейся государственностью", которая представляет собой зону стратегических интересов России.

Теперь о главном, но внутреннем.

Неоднократно довелось участвовать в "крестовых походах" за очищение власти: с Леонидом Даниловичем, Александром Александровичем, Юлией Владимировной. Ухмылки неуместны: исходно все трое искренне собирались реформировать страну, искоренить коррупцию и прочие мерзости, устремив нас всех к светлому будущему.

Читаю фамилии сегодняшних назначенцев в МВД, и дежавю такое, что хоть крестись! Так и вижу, как в 2005 году узким кругом во главе со свежеиспеченным министром Юрием Витальевичем сидим в "Гранях плюс" и изобретаем критерии назначения начальников областных УВД...

Сначала, знамо дело, возжелали профессиональных и неподкупных. Посмотрели бумаги и взгрустнули, потому что искомых даже в школе милиции не обнаруживалось.

Хорошо, понижаем планку: да не будет на областных генералах подозрений в неправедных доходах. Опять читаем внутреннюю безопасность – не видать таких.

Еще занижаем: пусть хотя бы не будут завязаны с преступными группировками и бизнесом. Снова мимо кассы.

В конце концов, дошли до сущего ужаса: что на назначаемых не должно быть крови – "заказняка" и подобного.

Правоохранители, подбираемые по столь людоедскому принципу...

Но на деле оказалось еще хуже. Пока мы морочились системными подходами, самые предприимчивые менты – именно это слово! – протоптали дорожку к односельчанам Виктора Андреевича, и тот сам принялся назначать областных милиционеров, без ведома профильного министра. Так что не факт, что даже критерий об отсутствии смертоубийства был в итоге соблюден.

Это я – в качестве аналогии о составе правительства и пропасти между желаемым и достижимым. На критику власти у нас пока мораторий, поэтому перечислять явные бестолковости и подозрительные, назовем так, просчеты вроде упущенного Януковича не стоит.

Но очевидно, что многим членам властной команды, призванной спасать наш государственный "Титаник", сначала надо научиться отличать ватерлинию от ватерклозета.

Важно то, что Путин новую украинскую власть оценивает еще скептичнее. Просто в упор не видит и уверен, что "это жульё перегрызется за доступ к кормушке". И даже теоретически не предполагает сколько-нибудь осмысленного сопротивления планам принуждения к дружбе самостийного Карфагена.

Что касается негативной реакции мирового сообщества, то она прогнозируется. Но – на уровне "выражения глубокой озабоченности", не более.

Против того, что постсоветское пространство есть сфера стратегических интересов Владимира Владимировича, Штаты на закрытых переговорах никогда особо не возражали. Китай – почти союзник, в худшем случае – нейтральный партнер. К Евросоюзу у Путина отношение, как к сборищу недееспособных маразматиков. И вообще, судя по его высказываниям, единственные настоящие мужчины в международной политике – это Меркель и Тимошенко.

К тому же, Владимир Владимирович, равняясь на Иосифа Виссарионовича, давно убедил мир, что готов не только замахиваться, но и бить.

Всяческие международные договоры и прочая юридическая пачкотня – это для слабаков. Сильные державы и их лидеры защищают национальные приоритеты без оглядки на формальности. И если что, то Путин как бы пойдет лоб в лоб и до конца. "Как бы" – потому что он убежден, что противник отвернет первым и глобальной катастрофы не произойдет.

В этом смысле Путин – как террорист с гранатой, требующий поменять курс самолета, только в заложники берет весь мир. Но ведь курс-то меняется!

Первую часть своего замысла Владимир Владимирович исполнил блестяще: имперская энергия родного электората канализирована в сторону Украины, рейтинг вождя вернулся к заоблачным 70%. Мир содрогнулся от предчувствия Третьей мировой. Великим и ужасным Путиным уже пугают детей от Кракова до Сан-Франциско.

Вторая часть – в процессе.

Ни за что не поверю, что Россия и в самом деле хочет повесить себе на шею к себе дотационный Крым, вдобавок с татарской общиной, сплоченной, организованной и хорошо вооруженной, которая легко превращается в оплот мусульманских партизан.

Нет, замысел в другом.

Проинициировать на Юге, Юго-Востоке и Востоке Украины микрореволюции майдановского типа – это психологически важно, это компенсация такая! – с публичными заявлениями и призывами к России о помощи погибающим соотечественникам.

Никто в мире марионеток не признает, да и не нужно. Зато Путин сможет всерьез рассуждать о введении войск, и даже вводить их, о федерализации и угрозах распада Украины и так далее. То есть, станет основным игроком на украинской арене.

И, нависая дамокловым мечом, сможет наконец-то продавить на пост президента Украины фигуру, которая вынуждена будет реально следовать в геополитическом кильватере Кремля.

Аплодисменты, занавес.

Задумка масштабная, момент суперудачный.

Но печальным образом Владимир Владимирович повторяет роковую ошибку Виктора Федоровича, которого ни в грош ни ставит. Янукович с подачи своей Семьи верил, что вот, еще добавить жесткости, надавить еще чуток – и протестующие дрогнут и сдадутся. А вышло, что на каждое ужесточение Майдан отвечал таким же. И когда дошло до стрельбы, то разбежались как раз силовики.

Теперь по пути усиления давления недальновидно пошел Владимир Владимирович.

И уже добился, что наша власть минимизировала всякие благоглупости, а народонаселение сплотилось в почти забытом патриотическом порыве, даже украинские водители на дорогах ведут себя по-европейски вежливо.

И вот это эфемерное национальное единение, порождающее феномены вроде крымских военных, с флагами марширующих на автоматы под нестройный гимн – и может оказаться неожиданным украинским ресурсом, перебарывающим грубую силу. В геополитике происходит именно так...

Вполне актуальными стали немыслимые ранее лозунги насчет досрочного вывода Черноморского флота РФ с территории Украины, а также наше вступление уже не в ЕС, а в НАТО.

К этому можно добавить, что в обозримом будущем в России вспыхнет изрядное количество собственных сепаратистских очагов. Ибо, "не рой яму другому – сам упадешь", об этом агентурно позаботятся те же Штаты, не рискующие идти на лобовое столкновение.

Так что со второй, важнейшей частью "крымского аншлюса" может выйти очередной облом.

Теперь о самом главном – всеобщем.

Такого серьезного национально-патриотического подъема в своей новейшей истории Украина не переживала. Спасибо Владимиру Владимировичу! И столько возможностей, которыми на самом деле являются имеющиеся угрозы и вызовы, перед ней никогда не открывалось.

Поэтому очередного разочарования бездарной вороватой властью Украина не переживет.

Безо всякой войны или аннексии.

Александр Кочетков, аналитик, специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.