Гуманітарну допомогу не можна називати контрабандою, а людей - комерційним м'ясом

55 переглядів
Четвер, 06 серпня 2015, 13:51
Наталя Ємченко
директор зі зв'язків з громадськістю та комунікацій СКМ

Эта колонка - ответ на материал Владимира Ланового "Экономика бессмысленной войны", опубликованного на "Экономической правде" 3 серпня 2015 года.

Вот уже год как работает Гуманитарный штаб Рината Ахметова. Вот уже год как оказывает гуманитарную помощь людям в беде. Вот уже год помогает выживать. Именно так – выживать.

За это время гуманитарную помощь от Штаба в виде продуктовых наборов выживания, медикаментов, помощи в эвакуации и размещении, адресной помощи и консультаций психологов получило около миллиона человек по обе стороны линии соприкосновения. И те, кто по сути живут на ней.

Нашу получатели – это старики, инвалиды и дети. На 95-97%.

Я стояла у истоков создания Штаба, я хорошо помню, как чуть больше года назад Ринат Ахметов принимал решение о его создании с одной целью – помочь людям выжить.

Штаб сегодня и в течение всего года – это не только его сотрудники (нас совсем немного).

Это тысячи волонтеров, помощников, единомышленников. И вообще, за этот год мы встретили большое число неравнодушных людей, оказывающих серьезную поддержку деятельности Штаба или помогающих попавшим в беду людям параллельно с нами.

Среди них общественники, журналисты, представители международных и украинских правительственных и неправительственных организаций. Спасибо им всем огромное.

А еще Штаб – это люди, которым мы помогаем. Почти миллион жизней. Почти миллион историй. о том, как страшно и тяжело. Как теряли все. Как теряли близких. Как теряли веру.

К сожалению, за этот же год мы встретили и других людей, активно выступающих против любой гуманитарной помощи, поступающей на неконтролируемые Украиной территории, и пытающих всячески эту самую помощь дискредитировать.

Их много. Мы даже научились не тратить много времени и сил на споры с ними: мы просто определили принципы нашей работы (взяли за основу принципы ООН) и работаем только по этим принципам: прозрачность и законность, эффективность, непредвзятость, баланс.

Так мы на протяжении этого года мы смогли не остановиться, а продолжать помогать: дела важнее споров, на них просто нет времени. Иногда нет сил.

И вот, через год после начала работы штаба, выходит материал Владимира Ланового "Экономика бессмысленной войны". В которой людей с плохим здоровьем, больными родителями, маленькими детьми он называет "коммерческим мясом". В которой он по сути говорит о том, что те граждане Украины, которые остались за линией соприкосновения, не имеют права на поддержку и помощь. В которой он сравнивает гуманитарную помощь с торговлей и контрабандой.

Впервые я отвечаю. По пунктам.

Первое. Называть гуманитарную помощь ГШ торговлей и контрабандой – безграмотно.

Всю гуманитарную помощь, которую мы доставляем (сами или вместе с партнерскими НГО) как на подконтрольные Украине территории, так и на неподконтрольные, мы передаем лично в руки старикам, инвалидам и родителям маленьких детей.

Мы НЕ передаем помощь через третьих лиц.

Мы знаем наших получателей буквально в лицо.

Все элементы наборов выживания отмечены наклейкой "не для продажи", которую невозможно снять. Все наборы выживания передаются людям бесплатно. В отношении неконтролируемых территорий – вся помощь, которая идет туда, регистрируется в Минсоце и завозится с территории Украины. Через блокопосты. Со всеми необходимыми документами. С полным мониторингом со стороны фискалов, таможни, военных.

Второе. Называть гуманитарную помощь торговлей и контрабандой безнравственно.

По отношению к тем, кто эту помощь оказывает.

Следуя логике Ланового, самыми большими "контрабандистами" можно назвать ООН и Международный Красный крест, завозящих гуманитарку не только на неконтролируемые территории Донбасса, но и в зоны военных конфликтов в других странах мира. А пособниками контрабандистов – Ангелу Меркель или Пан Ги Муна, поддерживающих доставку этой гуманитарной помощи через украинскую территорию.

Или, например, Джеффри Пайетта, который высоко оценивает действия Гуманитарного штаба Рината Ахметова и требует предоставления "зеленого света" доставке гуманитарной помощи за линию соприкосновения.

Третье. Называть гуманитарную помощь торговлей и контрабандой преступно.

По отношению к старикам, инвалидам и детям, которые в этой помощи очень нуждаются просто для того, чтобы выжить и не умереть с голоду. По отношению к людям, которые, как отмечает сам же Лановой, стали заложниками сложившейся ситуации из-за невозможности выехать, оставить свои дома, своих детей и родственников.

Четвертое. Называть этих людей "коммерческим мясом", требовать перекрыть все перемещения через линию разграничения и обвинять их в том, что они остались "на той стороне", преступно вдвойне. От таких слов и обвинений всего несколько шагов до поддержки сталинских репрессий по отношению к людям, оказавшимся во время Второй Мировой Войны на оккупированных территориях, или этнических чисток в Камбодже или Боснии.

Есть еще и пятое, и шестое. Недавно Леся Литвинова написала для УП колонку, которая называется "Ты и я – одной крови". В которой задает очень много вопросов и дает на них ответы, с которыми я на 99% согласна.

Так вот, я все еще хочу думать, что война, которая идет – это война именно за тех людей, которых Лановой называет "коммерческим мясом". За их умы, сердца и души.

И еще я хочу, чтоб за линией соприкосновения не прочли его колонку. А вместо нее прочли обращение какого-то важного, умного и сильного, официального представителя Украины, обращение именно к ним. Обращение, в котором бы лейтмотивом было вот это Лесино: "Вы и мы – одной крови".

Впрочем, я допускаю мысль, что у автора не все так плохо с отношением к попавшим в беду людям.

Что им движет не чувство ненависти к своим согражданам, оказавшимся на неподконтрольной территории, а только лишь чувство недоверия к гуманитарным организациям.

В том числе и к Гуманитарному штабу Рината Ахметова. Что он просто сомневается в нашей способности помогать другим людям бескорыстно и прозрачно.

В таком случае, я приглашаю его приехать в наш логистический центр отправки помощи, посмотреть, сфотографировать, пообщаться с волонтерами, журналистами, представителями контролирующих организаций.

А еще лучше – добраться и до наших пунктов раздачи помощи, посмотреть на получателей и поговорить с ними.

И после этого попробовать еще раз ответить на вопросы – нужно ли оказывать гуманитарную помощь, кто является ее получателями, что в нее входит, как она распространяется и имеет ли она какое-либо отношение к торговле и контрабанде.

Наталя Ємченко, директор зі зв'язків з громадськістю та комунікацій СКМ, для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.