Чи можна захистити права українців у Криму, не спілкуючись з Окупаційною Державою?

1283 перегляди
Понеділок, 19 листопада 2018, 10:00
Гюндуз Мамедов
прокурор Автономної Республіки Крим

Нам в прокуратуру Автономной Республики Крым второй год, и не только нам, пишет гражданин Украины, у которого погибла дочь в ДТП в Крыму накануне оккупации. Он просит, чтобы мы расследовали это ДТП, однако у нас даже нет доступа к материалам уголовного производства.

Можем ли мы их получить? Нет, так как нам придётся обратится к оккупационным властям, а это невозможно как по украинскому законодательству, так и по существующим международным нормам о сотрудничестве в уголовном производстве.

И даже, если мы обратимся через прокуратуру РФ – то какой орган из Крыма даст нам ответ? Будет ли признан этот ответ документом и/или доказательством на территории Украины? Конечно же, нет.

Или к нам обращаются граждане Украины, которые по формальным причинам ещё не сняты с учета лиц, которые находятся под запретом (примененным до оккупации) выезжать за пределы Украины, и как результат являются невыездными из Украины.

С них можно снять запрет на выезд, оснований по закону больше нет, однако материалы их уголовного производства находятся физически в Крыму, и никакой правоохранительный орган без этих материалов не возьмет на себя такую ответственность.

Та же проблема – можем ли мы обращаться к так называемым "правоохранительным органам Крыма", в том числе и через страну-оккупанта (запрос на прокуратуру РФ), и пользоваться их ответом?

Также Крым постепенно превращается в безопасную гавань для преступников, в том числе и международных.

Почему – Украина не может обеспечивать задержание и выдачу преступников на территории полуострова по ордерам Европола и Интерпола, а по всем международным конвенциям именно она это обязана делать.

В РФ эти органы запрос не подают. Ведь Крым – это территория Украины, верно?

Вот и начинают представители органов правопорядка европейских стран постепенно спрашивать: как дальше Украина будет решать этот вопрос?

Итак, у нас есть граждане Украины, которые страдают от невозможности украинских правоохранителей самостоятельно решать вопросы, зависящие от коммуникации по связанным с Крымом преступлениям (например, по месту их совершения, нахождения потерпевших, свидетелей, подозреваемых, основных доказательств и так далее), и нарастающего давления западных стран, которым не нравится невозможность привлечь к ответственности тех, кто прячется в Крыму от правосудия.

Пока ни законодательного, ни практического механизма для решения этих вопросов нет.

Что же можно сделать в этой ситуации?

Для начала – один интересный успешный пример из мирового опыта.

В 2005 году произошло убийство трех киприотов на юге Кипра – территории, которая подконтрольна кипрскому правительству. Расследование вели параллельно правоохранительные органы и Республики Кипр, и Турецкая Республика Северного Кипра – частично признанное государство.

Подозреваемых арестовали на севере Кипра, но все доказательства были на юге острова. Северный Кипр требовал передачи материалов, а Республика Кипр – выдачи подозреваемых. Запросы о выдаче были возвращены кипрской стороне, а подозреваемые освобождены.

В 2008 году расследование зашло в тупик, и это дело по заявлению родных жертв преступления находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека.

Есть очень большая вероятность, что обе стороны будут признаны виновными в том, что не обеспечили эффективного расследования этого преступления, а предполагаемые преступники избежали наказания.

На Кипре уголовно-правовым сотрудничеством в условиях конфликта по преступлениям прежде всего занимается Технический комитет по преступлениям и уголовным делам, который был создан в 2008 году руководителями двух кипрских сообществ при поддержке ООН.

Главная цель их работы – налаживание эффективных рабочих отношений между местными правоохранительными органами, а именно полицией Республики Кипр и полицией Северного Кипра.

В составе этого комитета круглосуточно работает Объединённый центр связи, команда которого состоит из 4 человек (по 2 от стороны).

Объединённый центр связи осуществляет прямой обмен информацией и разведданными по уголовным преступлениям, включая факты похищений граждан, организованную преступность, а также детали по поводу задержанных и передачи преступников на основании действующих законов.

Также этот орган ответственен за решение семейных споров между родителями, один из которых может взять ребенка на одну часть острова без разрешения другого.

Подходит ли такой формат для Украины по всему спектру проблем уголовного правосудия в Крыму? Возможно, нужно обсуждать.

Но я точно знаю, что нужно незамедлительно начать дискуссию о решении этого вопроса Украиной, пока мы не столкнулись с негативными последствиями или в виде решения ЕСПЧ из-за того, что мы не можем обеспечить надлежащее расследование преступлений, или в виде политического давления стран, которые не могут из-за длительного нерешения вопроса о способе коммуникации с "правоохранителями" Крыма привлечь к правосудию беглецов.

Мы в этом аспекте – юристы и правоохранители, и как бы провокационно не звучала идея поиска правовых механизмов коммуникации с правоохранителями страны-оккупанта, мы должны это делать и для верховенства права, и для обеспечения реализации прав потерпевших и подозреваемых.

Уверен, что мы найдем механизм, который будет приемлем для Украины и с точки зрения права, и с точки зрения отстаивания суверенных прав Украины в отношении полуострова Крым как неотъемлемой части нашей территории.

Механизм, который не будет иметь ничего общего с действиями по поддержке оккупационного режима, наоборот будет свидетельством применения Украиной всех возможных правовых мер для защиты интересов страны и интересов ее граждан в уголовно-правовой сфере.

Если оставить всё как есть – страдать будут украинские граждане, правоохранители европейских стран.

И, что самое важное, не будет шанса на правосудие в растущем числе уголовных производств, связанных с Крымом таким образом.

P.S. Дипломатов, юристов и всех заинтересованных приглашаю прочитать более специальное и глубокое изложение этой проблемы и возможных вариантов её решения в моей совместной с Викторией Мозговой, сотрудником прокуратуры Автономной Республики Крым, статье в "Вестнике прокуратуры" по ссылке.

Гюндуз Мамедов, прокурор Автономной Республики Крым



powered by lun.ua
powered by lun.ua
Сильна і слабка сторони Європи: як ЄС перемогти популістів
Сальвіні та Орбан справляють сильне враження на багатьох виборців, вдаючись до різкої риторики, пронизаної емоціями. Обговорення складних конкретних питань для них – швидше гра на чужому полі.
Що треба, щоб держава захищала вас від катувань?
Наш "правозахисний пес" ані лає, ані кусає. Там, де держава не впоралась із завданням, її роботу доводиться виконувати громадськості.
Гучніше й наполегливіше: хто вбив Павла?
Якщо не питати голосніше і наполегливіше, список із запитанням "Хто вбив?" ризикує поповнитися новими іменами. (рос.)
Післясмак перших торгів заставних активів НБУ
Чи успішним був аукціон ФГВФО з продажу пулу "токсичних" кредитів балансовою вартістю понад 6 млрд грн?
За крок від торгової війни: як Україна ледь не втратила ринок Узбекистану
Рішення про антисубсидиційне розслідування щодо узбецького експорту не лише поставило країну на межу нової торгової війни. Як виявилося згодом, це рішення було прийняте з грубими помилками.
Собака кусає хвіст
За всю історію незалежної України ще не було виборів, настільки залежних від воєнних дій, як і воєнних дій – від виборів.
Інавгурація з присмаком скандалу: Грузія увійшла у нову політичну реальність
Інавгурація нового президента Грузії пройшла в супроводі потужних акцій опозиції. На тлі політичного протистояння уряд починає робити помилки, зокрема, пішовши на дипломатичний конфлікт із США.