З'їзд суддів України: тест на незалежність

1051 перегляд
П'ятниця, 01 листопада 2019, 13:00
Денис Нев'ядомський
суддя у відставці, радник голови Конституційного Суду України Станіслава Шевчука

Целью созыва внеочередного XVII Съезда судей Украины было избрание трех судей Конституционного Суда Украины. Ведь в сентябре закончились полномочия судей Натальи Шапталы, Михаила Запорожца и Михаила Гультая. Также необходимо было избрать двух членов в Высшую квалификационную комиссию судей Украины. 

И если конкурс в КС породил серьезную борьбу как в кулуарах, так и на открытой части мероприятия, то, учитывая практически решенный вопрос с перезапуском ВККСУ в связи с принятием закона 1008 (осталась подпись президента), конкурс в ВККСУ если и не был формальным, то, скажем так, не таким значимым. 

Съезд продемонстрировал, что судейское сообщество – это все еще живая материя, хотя в достаточной степени архаичная и закостенелая

Мы все, от генерала до солдата – продукты одной общественной формации, одной государственной системы. Ордынской. В народе ее называют проще – "совок". Главной ценностью и средоточием которой являются интересы правящей группы, а права индивидов приносятся в жертву. 

Отсюда сакральное поклонение власти и тем, кто эту власть в конкретный исторический период олицетворяет. 

Так сложилось исторически на этих территориях. У Шумпетера это называется цивилизационной колеей. И выскочить из этой колеи, чтобы попасть в другую, невероятно трудно, поскольку с течением времени эта колея только углубляется и укрепляется, а ее строительными материалами являются аксиологические факторы: культура, менталитет, религия, восприятие и оценка исторических событий. 

В истории человечества таких примеров было всего несколько, и связаны они были с глобальными и разрушительными процессами. 

Исходя из этого, говорить о том, что в результате Майдана и последующей оккупации части нашей территории, тесно связанной с конфликтом на Донбассе (в таких случаях дрова всегда местные, а спички – агрессора), Украина смогла выскочить из ордынской колеи, не приходится. 

Все так же органы государственной власти формируются на основе клановости и протекционизма. Но в отличие от ордынства российского типа, наш доморощенный не обладает такой безальтернативностью.

Здесь свою роль также играет исторический аспект, поскольку на этой территории сакральность и стабильность власти регулярно поддаются электоральным испытаниям. Граждане относятся к власти с пиететом, но как только эта власть начинает нарушать баланс интересов и теряет чувство реальности, происходит бунт. 

К сожалению, незрелость нации и цивилизационная колея не позволяют превратить бунт в полноценную Реконкисту и направить его в созидательное русло. 

Как правило, результатами гражданского акта пользуются заинтересованные олигархические кланы, транснациональные корпорации и целые иностранные государства. Но при этом, каждый новый выгодоприобретатель находится под постоянной угрозой революции. 

Судебная власть формируется и функционирует по тем же самым правилам, и это естественно и логично. Не может одна из ветвей власти быть структурно отличной от других. 

Судебная система реформировалась на протяжении всего периода украинской государственности и по принципу "переставления кроватей", и по принципу "смены девочек". Но, видоизменяясь косметически, фундаментально и структурно она оставались прежней. Как и все украинское государство. Как и все общество. 

Реформаторы не понимали или не способны были понять, что любое реформирование только укрепляло систему, адептами которой сами реформаторы и являлись. 

Филатовская реформа из этой же оперы. Судебная система просто мимикрировала под новые условия, как мимикрирует организм под изменившиеся климатические условия: в судейской популяции появились новые виды судей: активисты, спикеры, блогеры, борцы, коммуникаторы. Но стержень системы не изменился.

Последний внеочередной Съезд судей прошел по такому же сценарию, что и предыдущие, и его смело можно было записать в большой минус, если бы не одно "но". 

Loading...

Выступая перед делегатами, я заявил о том, что решение Совета судей, которым половина кандидатов, в том числе и я, была отсеяна от участия в конкурсе на должность судьи КСУ, является своевольным и дискриминационным, поскольку исключительно Съезд как наивысший орган судейского самоуправления обладает такими полномочиями, а не его исполнительный орган. 

Я призвал делегатов защитить свое право избирать и быть избранными, сообщив им, что обратился с соответствующим иском в суд. Безусловно, мое выступление имело негативный фон, поскольку вновь окунало слушателей в жесткую, нематричную реальность и требовало активных "неформатных" действий, призывало покинуть зону комфорта. 

Увы, судьи, устав от ежедневных угроз и вызовов, оказались к этому не готовы.  Их желание проявить справедливость и принципиальность наталкнулось на негативный жизненный опыт. 

Процесс выхода из матрицы – болезненный, он не вызывает позитивных эмоций, и раздражитель автоматически получает негативный feed-back. 

Однако мой призыв к делегатам все же сделал свое дело. Накануне Съезда, активисты заявляли о том, что уже знают согласованных ДО Съезда победителей конкурса в КСУ. Такие же слухи ходили и в юридической среде. При этом среди "согласованных" не звучало имя Галины Юровской, судьи в отставке, посвятившей себя работе в Национальной школе судей. Доводилось слышать о ней от слушателей и других тренеров НШСУ много позитивных отзывов.

Выступление Галины Юровской на Съезде было построено на контрасте с моим: как судья, долгое время находящаяся в отставке, не попавшая в жернова последней, самой брутальной по форме, реформы, она светилась оптимизмом и жизнерадостностью. Именно этих чувств и ощущений сейчас так не хватает судьям. И именно это привлекло делегатов на ее сторону. Причем привлекло безвозмездно.

Зная кухню этих Съездов, я с полной уверенностью могу заявить, что такой выбор делегатов был своеобразной декларацией независимости судей, продемонстрировавшей их способность мыслить и сопротивляться навязанным активистами и властью нарративам.  И это хороший сигнал для всего общества. 

Галине Юровской я хочу пожелать не погрузиться в то болото, в котором погряз Конституционный Суд сейчас, и не деградировать как специалист и просто хороший человек. 

Coming soon.

Денис Невядомский, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
"Це нині абищо": експерти МОЗ та лікарі вимагають переглянути стандарти щодо надання допомоги при COVID-19
Загадкова доцільність закупівлі державою чи благодійниками швидких тестів з Китаю. А наявність грипу не виключає наявність і коронавірусної хвороби.
CV на Кіпрі. І це не про резюме
Після сценарію в Ломбардії всім стало страшно, кіпріоти ж дуже схожі з італійцями, – середземноморський темперамент, великі дружні сім'ї, поцілунки при зустрічі, спільні сімейні обіди по 50 людей. (укр.)
ЄС більше не допоможе: як російська пропаганда використовує тему коронавірусу
Коронавірус став можливістю для Кремля вбити клин як між європейськими країнами, так і всередині суспільств кожної з цих країн.
Будьте вдома і на зв'язку: як телеком долає кризу під час карантину
Чи зріс трафік у телекомунікаційних компаній за час карантину та як вони обслуговують клієнтів дистанційно? (рос.)
COVID-19: як Китаю вдалося
Цифрові технології стали сильним і переконливою відповіддю Піднебесної в боротьбі з COVID-19. І хоч за кожен новий крок прогресу технологій ми розплачуємося частинкою своєї волі, але хто сказав, що все буде безкоштовно?
Як влада вирішила боротися із коронакризою: 21 захід, про які треба знати
Парламент ухвалив нові антикризові заходи для населення, бізнесу, громад та інших. Що саме змінюється – дізнайтесь за 5 хвилин.
Демократія на карантині: як провести вибори в умовах епідемії
Коронавірус поставив на паузу виборчі процеси у більш ніж тридцяти країнах. Але що робити, якщо у найближчі місяці зупинити епідемію не удасться?