Птічку жалко

Понеділок, 15 січня 2001, 19:20
Страна, я плачу. Я знала, что ты у меня не совсем полноценная – в общедемократическом понимании, но верила, что припарки, прививки, витаминизация импортными средствами, курсы голодания с выработкой аллергической реакции на лапшу и профилактика духовного СПИДа, поставят тебя на ноги. А ты, родимая, оказалась просто слепоглухонемая. И подход к тебе нужен совсем другой, и терпения гораздо больше, и цели должны быть посильные, и методы – адекватные... Короче, легче родить тебя обратно.

Я плачу, страна, потому что наши политологи жестоко ошиблись, предполагая, что народ, услышав преступные откровения власти, не предназначенные для опубликования, зайдется ужасом и поделится на тех, кто верит в это, и тех, кто не верит. Нет! Ты, страна, рожденная с определенным генетическим кодом своего народа, ничему не удивилась и согласна жить под руководством преступной власти – ибо со времен своих прародителей не знала иной и уверена, что так и надо, а по-другому не бывает. Гия Гонгадзе пытался разбудить тебя всей своей жизнью, но не разбудил даже чудовищной смертью.

Страна, я плачу, потому что мне стыдно поднять глаза на маму Гии Гонгадзе, сквозь слезы наблюдающую, как безуспешно парламент пытается проголосовать даже не за недоверие Генпрокурору – за предусмотренное Конституцией свое право заслушать его отчет! За необходимость хотя бы так выразить свое отношение к информации по "делу Гонгадзе", которая стала последним фальшивым аккордом всей какофонии лжи, навороченной властью, хромосомно-сталинские корни которой так ярко являет Генпрокурор!

Страна, я плачу, потому что твоя независимость – абсолютно не синоним твоей свободы, и от "союзно-коммунистической" Украины "незалежна" отличается разве что отсутствием руководящей роли КПУ, а также исчезновением вместе с мифотворчеством самих понятий "ум, честь и совесть" у руководства государства. Ложь и цинизм, попрание закона и общечеловеческих прав прижились на независимой почве и культивируются до махрового цвета, независимо от европейских деклараций.

Страна, я плачу. Потому что как бы ни силился цивилизованный Запад понять, что у нас на самом деле происходит – ему это не под силу. Поскольку для начала надо постучать лбом об пол и покаяться – это она, демократическая Европа вместе с самыми демократическими Штатами "проглотили" "выборы без выбора" Кучмы-2, они подают ему руку после абсолютно наглого по уровню фальсификации референдума. И потому то, что происходит сегодня, только лишь следствие вчерашнего лицемерия. И не надо надеяться, что заграница нам поможет, если мы сами – страна мертвых душ.

Я плачу, страна. Потому что с потрохами мы в руках у Москвы – иначе обгадившемуся нашему лидеру политически не выжить.

Я, правда, все пытаюсь представить, как наш разговаривает с ихним, политических достоинств у которого, на мою голову, никаких, но образование, воспитание, культура и отсутствие тяги к спиртному – в наличии. Наш Цицерон, к примеру, российскому самодержцу: "У нас, так сказать, часто, как говорится, любят посылаться на американскую демократию, б-б-б, так сказать. И я тоже за. Но я эту, б-б-б, так сказать, американскую демократию ... как говорится, не буду, как говорят, много вспоминать, так сказать. Я прочитал, что российская демократия, как говорится... встала делегация в Совете Европы и вся – голубые, красные, так сказать, вышла. И никуда, б-б-б, как говорят, не делась та Парламентская Ассамблея. Вот моя опорная точка зору, а не наоборот то, что делается у нас". Российский престолонаследник, дав, наконец, нашему географически европейскому лидеру поймать свой холодный, как воды над "Курском", взгляд, отвечает: "М-м, я понял, что вас по-прежнему интересует увеличение поставок труб широкого диаметра в Россию. Мы, знаем о вашей, м-м, личной заинтересованности в этом вопросе. Мы также абсолютно уверены, что наша встреча с канцлером Германии и ваша надежда на наше посредничество в связи со сложностью вашего положения в Европе, внимательно следящей, м-м, за развитием аудиоскандала в Украине, ускорят реализацию вами наших предыдущих экономических и политических договоренностей. А что, м-м, у вас премьером по-прежнему г-н Ющенко?" "Пока, так сказать, еще, как говорится", - бледнея, отвечает наш, приезжает домой, зовет прокурора и вдувает: "Долго эта сучка Юля будет этого долбанного реформатора страховать?! Треб ее мать, ты что, не знаешь методы вашей работы, как это делается, бля?! Справу потрыбно. Позови ее, скажи, ты что ж Юля, сучка, ты хочешь, чтоб мы тебя бля, совсем, что ли, бля? Просто, бля, есть какая-то мера, сука, бля. И вот тебе кримінальна справа, бля. И ты мне давай, це саме, потому что ці жиды гребаные тоже требуют отдать им эту сучку на фиг, тому що мені будуть захищать. Вони же идуть до людини, допомогають, а потім получается, что людина стае залежна, сукі, бля. Та це таке. Поэтому давай".

Я уже не плачу, страна. Мне так понравилась эта фантазия и вариации "на тему"! Миленько, правда? И, главное, стильно, ага? О, гляньте, народ повалил тысячами, десятками тысяч на защиту Кучмы! Весь вечер телеэкран в "розочках" социал-демократических (о)! По всем городам и весям – "розочки" Суркиса-Медведчука! Ах, эти чудные плакатные розочки, многоговорящий символ эсдеков! Кстати. Розалия Соломоновна, высовываясь на подножку подходящего к платформе поезда, кричит чисто по-одесски: "Носильник! Имейте меня первой!" Как они похожи, блин, эти "розы", по неопределенности и многозначности своих заявляемых и сокрытых желаний! Но чем у Розалии дело закончилось – анекдот умалчивает, а кто и как наши "розочки" поимеет – история уже пишет. Болтом с винтом.

И не поможет то, что к приобретенному ранее секретарю СНБО Марчуку олигарх Григорий присовокупил ныне и его "День" вместе с главным редактором Ившиной. Скорее, наоборот, поскольку генерала, большого знатока, в частности, способов и методов работы спецподразделения МВД, а так же других спецгрупп, ждут сильно непростые времена. Особенно, если Кучма вдруг вспомнит, что он не только министру Кравченко жаловался на "доставшего" Гонгадзе, а Марчука спросят, наконец: с рождения "Украинской правды" и до свидетельств в деле убитого Гонгадзе, процесс так или иначе сопровождали люди, близкие к генералу. Нет ли у него каких-либо пояснений – аналогичных тем, которые зафиксированы на видеопленке, проливающей свет на убийство Черновила?

Страна, пользуясь твоей слепоглухонемотой, власть, сопровождая своим чиновным усердием активизацию пропрезидентских партий, сыграла в большую дурку, продемонстрировав миру полное количество бюджетников и студентов Украины, но, перестаравшись до усеру, не оставила камня на камне от иллюзии "народной инициативы". Когда украинские телеканалы показывали огромные народные массы, организованные якобы неким комитетом по защите Конституции, зарубежные радиоголоса методично, регион за регионом, репортажами с мест демонстрировали принудительный характер акции, организованной и проведенной под контролем местных властей в настолько жестком стиле, что попытки параллели с "демократией" комрежима казались приятным воспоминанием.

Далее, для примера, Лиля Буджурова из Симферополя ("УП"):

"Ведь какая была оптимистическая идея! Предполагалось, что вдруг где-то утром 10 января - после Рождества Христова – до народа сразу по всем городам и весям вдруг доходит, что им же избранный президент, а значит, и вся процветающая под его отцовской рукой Отчизна, - в опасности. Эпидемиологическая вспышка политической активности охватила тысячи людей в самых различных местах: в больницах, студенческих аудиториях, за прилавком магазина, у станка и доильного аппарата. Она толкнула их выйти на улицу, а там абсолютно случайно уже стоит автобус-альтруист и даже милицейская машина с "мигалкой", готовая бесплатно и в условиях полной безопасности дорожного движения доставить гнев народный прямо до той географической точки, где ему судьбой назначено выплеснуться. Чтобы не дать взбесившимся народным депутатам, поднявшим руку на самое святое, что у нас есть - президента и предмет его гарантии - Конституцию, уйти от ответственности, до 12 часов дня была, например, закрыта симферопольская поликлиника № 2, опустели цехи завода "Фотон", остановилась работа управлений "Крымгаза" и "Крымтеплокоммунэнерго", отменены экзамены в медуниверситете. Там, где демократия особенно могла пострадать от неожиданного перерыва в работе, обошлись делегированием на площадь лишь части работников - так случилось, например, в Казначействе, которое отправило на митинг только по 14 человек от каждого управления. Кое-кому удалось соединить "народный порыв" с учебным процессом: студенты политологического факультета Таврического экологического института проходили на площади практику, общаясь с журналистами на предмет, кому все это нужно. Как ни крути, по большому счету, это "нужно" предназначалось только одному человеку - Леониду Кучме..."

Ну, может, не только. Незабываемый кадр на одном из телеканалов: ручки с длинными синими (лак такой) ноготками прижимают к своим сексапильным формам фанеру с бумажным ликом нашего гаранта, и прям никаких сомнений, что обладательницу дразнящих ноготков ничего так сильно не волнует, как незыблемость конституционного строя и стабильное состояние арбитра. А то, что трудящиеся вышли одновременно защищать Конституцию, требовать ее имплементировать, неконституционно распустить парламент, а также, как в Крыму, призвали правоохранителей "быть готовыми встать на защиту конституционного строя и государственной независимости Украины", то что с них взять, если покорности больше, чем ума?

И "трудящиеся"-то в основном не пролетариат, а как бы, условно говоря, интеллигенция. И даже научная. И перспективная студенческая молодежь. А? И концлагерей в стране пока нет, и массовых политических убийств тоже еще нет. И даже Беларусь с Лукашенкой пока не наша общая родина. Так что ж вы, золотые наши, обижаетесь на "овец и баранов", а? Что ж вы потихоньку и даже вголос жалуетесь на власть и на свой страх, плюетесь и анонимно звоните по редакциям, а чуть окрик – и ручки по швам? Жить в стране Кучмы – не страшней, чем попытаться сделать ее своей страной?

Эй, интеллигенция, нравственный стержень народа!? Ну, то такое дело. Тонкое. Фольклором уже описаное.Попал интеллигент под асфальтовый каток, стал тряпочкой – плоский, как коврик. Положили его, чтоб добро не пропадало, на порог и вытирали ноги. Он стал грязный с одной стороны. Его на другую перевернули, но он опять загрязнился. Тогда постирали его и повесили на веревочку сушить. А он простудился – и умер...

Ну, живите, как хотите. И чего это я буду плакать? Вон Сергей Головатый, секретарь парламентской комиссии по "делу Гонгадзе", что только ни пережил за то время, пока вместе с коллегами добывал истину в борьбе со всей кучминско-потебеньковской системой и главой комиссии, винтиком системы Лавриновичем. А потом вдруг видит: народу это не надо, он готов жить под бандой преступников, прессе это не надо – она приспособленка и еще трусливей народа, бизнесполитэлите это не надо – она подла, корыстна и еще трусливей своей же прессы. Никому не нужна правда! "Живите вы с Кучмой и олигархами, я больше не могу жить в этой стране!" – в сердцах заявил Сергей Головатый на встрече с докладчиками мониторингового комитета по свободе прессы Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

Я могу понять это отчаяние. Я знаю, как тяжело держать крик, ор души, даже двумя руками сжимая собственное горло. Но я больше не плачу. А что плакать? Никому не нужна правда, которую все знают, но не знают, что с ней делать? Ну и прекрасно. Будем жить дальше, кто как может. Я лично без Кучмы вообще не могу. Он – моя Муза, мое перманентное Болдино, Лаура, можно сказать, петраркина, транквилизатор постоянного действия, Лира, короче говоря, долгоиграющая. Ну вот был бы, скажем, Ющенко, это ж даже не Марчук, который многослойный, как анализ в майонезной баночке. Сегодня пишу "каша манная", завтра пишу "кисель", а послезавтра -–тоска, депрессия и нуль вдохновения. А тут? Песня! И то ли еще будет.

Отвечая одной серьезной газете на новогоднюю анкету, в графе "Надежда-2001" я написала: "Надежды нет, только мечта: купить попугая, назвать его Данилычем и дрессировать с утра до вечера в надежде научить прилично разговаривать". На "государственном", естественно, языке новейшей украинской истории. Моя мечта захватывает меня с каждым днем все больше и сильнее. Во всей красе я вижу потешного желто-зеленого экзота и слышу наш душевный диалог. Я ему: "Кто наш Президент?" Он – мне: "Об-ре-занный! Об-ре-занный!" Я ему: "Ты дурак, Данилыч! Скажи: Кучма." Он – мне: "Срань! Бред! Шарик! Ролик!" Я – ему: "Попка безмозглый!" Он – мне: "Куч-ма! Куч-ма!" Я – ему: "Больной на голову!" Он – мне: "Куч-ма! Куч-ма!" Я – ему: "Совсем оборзел, подлюка!" Он – мне: "Куч-ма! Куч-ма!" Я – ему: "Сдам, блин, в спецподразделение МВД!" Он – мне: "Бля, на фуя?"

А однажды утром эта тварь крючконосая вместо: "Здр-расьте!" прохрипит: "Суч-ка! Суч-ка!" И я откручу его рыжую башку. И станет скучно и грустно...

Страна, я плачу. Птичку жалко.



powered by lun.ua