Повна потебень

Субота, 17 лютого 2001, 14:48
Записки свихнувшейся от политического момента провинциалки
(по просьбе автора публикуется на языке оригинала)

Вот сижу я в своем далеком от Киева Крыму, смотрю в ящик и ничего не понимаю, что происходит в этой самой матери городов русских. С одной стороны, вижу: что-то не так. Президент практически ушел с паркета, и перестало звучать живое его слово, периодически вселявшее в меня надежду, что если даже его жизнь заставила, то и я когда-нибудь заговорю по-украински.

А я по нему скучаю. И главным образом потому, что сразу после паркетного Гаранта по УТ-1 мне показывали то поросят, то копченую колбасу. Колбасы теперь все меньше, а экранный предшественник поросят смотрит нынче на меня из ящика умильной фото-физиономией из "Великiх перегонiв" и кроме гитары никаких ассоциаций не вызывает.

А между тем, я же чувствую, не до семиструнной отцу родному. Вон и "Слава из Центра", заразившись болезнью одной Долбанутой телезвезды, стал подпрыгивать в кресле и орать в кадре, как на пионерской линейке "Рапорт сдан – Рапорт принят", надысь уверил народ: президент ночи не спит, работает буквально на всех направлениях цивилизации. Только, почему я Славе, столь счастливо, наконец, избавившемуся от недавней охриплости, должна верить? Покажите мне, наконец, президента за этой самой работой. А может, ему устроили информационную блокаду?

Но нет, успокоил Табачник (ему ль не знать): нашего работягу от прессы заблокировать просто невозможно, даже его окружению. Правда, я опять ничего не понимаю. Сколько раз Гарант повторял, что газет не читает. Да и чего их, действительно, читать. И так понятно: все - суки.

Я их теперь из солидарности тоже не читаю. А когда совсем грустно становится без печатного слова, слушаю непечатное – мельниченковские кассеты в Интернете с до боли знакомым голосом президента. И еще в любимый Филатовский сборник заглядываю (cпасибо "Граням", напомнили): там все про нашу ситуацию описано, причем, нормальным директорским языком Царя. Вот, к примеру, о прессе:

Али рот себе зашей, али выгоню взашей!
Ты и так мне распужала всех заморских атташей…
Ты – шпиенка. Энто факт! Что не брякнешь – все не в такт!
Ты ж со всею заграницей мне порушила контракт…
Ну, шпиенка, дай-то срок – упеку тебя в острог!
Так-то я мужик не злобный.но с вредителями строг".

Об оппозиции:

"Энто как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?
Мы ж не Хранция какая, чтобы смуту подымать!
Кто хотит на Колыму – выходи по одному!
Там у вас в момент наступит просветление уму!"

А вот Царь о Ющенко:
"Ты у нас такой дурак по субботам али как?
Нешто я должон министру объяснять любой пустяк?"

А теперь Ющенко о себе:
"Я бы рад, да мой портрет – для меня и то секрет!
Сам порою сумлеваюсь, то ли есть я, то ли нет!…
Так устал за тыщу лет, что не в радость белый свет!
Думал было удавиться, - дак опять же шеи нет!"

И опять Ющенко, но теперь Царю, "работающему" над тройным одеколоном, тьфу, Обращением к народу:
"Я полезных перспектив никогда не супротив!
Я готов хоть к пчелам в улей, лишь бы только в коллефтив"

И конечно, о Потебенько:
"Я фольклорный элемент, у меня есть документ,
Я вобче могу отседа улететь в любой момент!…
Коль судить – дак тех, двоих, соучастников моих.
Энто я по виду – нечисть, а по сути – чище их".

Кстати, о прокуроре. Он в последнее время со всеми своими архангелами такую развел потебень, что я тут у себя в провинции опять ни-и-ч-чего не понимаю.

Сначала мучилась: Мельниченко – он кто? Незаконный слухач или банальный клеветник? Потебенько сам долго мучился, потом признал: слухач, но извращенец. Он мало того, что позволил фильтровать базар гаранта, да еще буквально по буквам (не по звукам) собрал образцы строго литературной фени Царя в природный "великий и могучий" мат. А когда наш фольклорный элемент объяснял "законность" пируэтов подведомственной ему конторы по расследованию дела Гонгадзе, я опять было расстроилась по поводу собственной несообразительности, но потом поняла, и, надеюсь, на всю жизнь. Теперь, переходя кому-то неподсудному дорогу, если обнаружу, что на голову мне упал кирпич, останусь совершенно спокойной. Прокуратура уже все объяснила: этот кирпич был вполне законопослушным и летел себе на очередную стройку демократии, а тут ходют всякие и абсолютно незаконно подставляют под него свою голову, чем посягают на святое.

Теперь другое и опять совершенно непонятное – про Тимошенко. Окончательно меня запутали. Мы же здесь в провинции сидючи, своими глазами видели в один из осенних вечеров: Юля - без наручников - в гостях у Славы хвалила Президента в той самой студии, где он потом, посредством телемоста, совершил печально неубедительную попытку сварить то ли сталь, то ли манную кашу. Причем до этого, я точно помню, Юля была очень противная бяка, потому что входила в одну фракцию с Лазаренко, хотя он был еще не совсем плохой, потому что его еще не уговорили уехать со всем сором из нашей избы в Америку. Потом плохая девочка оказалась такой хорошей, что ее посадили на какую-то важную и теплую трубу. А теперь просто посадили… за то, что она как будто бы давала взятки тому же Лазаренко. Я опять ни-и-ч-чего не понимаю. Зачем ей было давать в лапу Лазаренко, он же сейчас в тюрьме, причем в иноземной, куда и передачи не носят?

Говорят, эти взятки были давно, когда Лазаренко служил при президенте премьер-министром, но я не верю. Во-первых, что это за "преступление" такое – давать взятку премьер-министру, которого президент лично назначил, а потом нежно холил. Во-вторых, если бы это было так, то значит и Потебенько, и Азаров все это время прикрывали преступницу, а этого быть не может, потому что не может быть никогда. Они же, я вижу, буквально здоровье кладут на алтарь Законности. А Кучма? Неужели, он назначил бы такую прохиндейку вице-премьером? Все, я окончательно запуталась, хорошо, что Филатов опять все объяснил и про красавицу, и про чудовище:

"Ты, Марусь, меня не зли, и конфликт со мной не дли!
Мне намедни из Парижу гильотину привезли".

Я думаю, нашей отечественной потебени нужно или объяснить трудящимся, почему гильотина против Юли понадобилась именно сегодня, или рассказать всю историю про Красную шапочку и Серого волка по порядку, в хронологической последовательности. Когда пирожки в корзинку положила, когда темным лесом шла, как хищник коварный ее обманул – сначала бабушкой в пеньюаре прикинулся, а потом зубы показал, и где все это время были охотники, и охотники ли они вообще или лабухи похоронные.

А то получается, как в том анекдоте: Вороне Бог послал кусочек сыру. Села Ворона на сосну и Лису ждет – свою гастрономическую завистницу. А Лиса сзади подкралась и – хрясть! - Ворону по голове кувалдой. Свалилась Ворона, выплюнула сыр, схватилась за голову – "Ничего себе, басню сократили!"

Да, о баснях. Нам одну такую недавно рассказал новый верховный дипломат страны Зленко. Честно говоря, смутил. Оказывается, мы нынче уже не многовекторные, а взяли этот наш приоритет и направили в сторону Европейского Союза. И что, оно нам помогло? Нашли куда направить. Они же – эти самые европейцы нас же вскоре и оболгали, а потом мягко, но нагло намекнули, что с такой свободой слова Неньке с ее свиным рылом в их калашный ряд лучше и не соваться.

И вообще, они все там наверху договаривались бы, что ли, между собой. Один говорит – идем на Запад, другой – зовет на историческую родину Путина и делится там с ним, с горя, всем наболевшим, то есть родной страной. А русский человек на рандеву ведет себя, прямо скажем не по-тургеневски. Поимел нас, несмотря на то, что мы уже Европе руку и сердце обещали, прямо на нашем электрическом стуле. Обидно, понимаешь, а главное, ведь понять же ничего невозможно. Только организм настроился на кофе "по-венски", а ему опять – московский студень с хреном.

И совсем уже меня расстроило последнее обращение нашей "Птицы-тройки". Я только было успокоилась, что в стране все по-нашему, по-хорошему. Меня сермяжные наши Ladies and Gentlemen из УТ-1 только-только убедили в том, что акции в Киеве организовывает малюсенькая такая кучка "бомжеватых" супостатов, что они вовсе и не политическая сила, способная нарушить наш сладостный покой, а просто мелкая красно-коричневая банда, убивающая время тем, что мешает выходить гражданам из метро. И вовсе отлегло от сердца, когда до меня донесли, что простой народ, как то - инвалиды-шахтеры, женщины-первородки и все среднеазиатское казачество, их осуждает и ждет - не дождется прежнего расширения сети психушек.

А тут на тебе! Вдруг, не к ночи будь сказано, выясняется, что только "мы начали выходить из длительного экономического кризиса, когда у народа появились реальные надежды на лучшее", как "против нашего государства развернута беспрецедентная политическая кампания со всеми признаками психологической войны", как запахло Мюнхенским переворотом (опять это клятая Европа) и "широкомасштабным гражданским конфликтом, которого Украинское государство избежало на наиболее сложных этапах своего становления". Я бы, может, и внимания на этот бред не обратила, уже прозомбированная насчет малочисленности кучки оппозиционеров, но ведь про все эти ужасы мне не одна бабка сказала, а могучая кучка – Кучма, Плющ и Ющенко.

Что делать, куда бежать со своим военным билетом с отметкой старшего сержанта медицинской службы? Родину ведь спасать надо и одновременно запасаться туалетной бумагой, спичками и порохом. И, вот идиотка, поверила Долбанову, а тут уже, пока он мне уши украшал вермишелью, создана "реальная угроза национальной безопасности государства" и "устраиваются игры, ставкой в которых является уже само существование Украины, ее территориальная целостность, гражданский мир".

Волосы дыбом встали на моей, уже вконец одичавшей, голове. Я же помню, как 6 лет назад Юрий Мешков, избранный пугающим большинством населения президентом Крыма, открыто говорил о необходимости выхода полуострова из состава Украины в состав России, а потом устраивал настоящие государственные перевороты. Помню, как местный министр внутренних дел – армейский генерал Кузнецов, славный тем, что любил ходить в одних трусах по своему кабинету и петь "Броня крепка и танки наши быстры", бегал с автоматом по городу, раздавал гранаты и патроны милиции и готовился взять почту, мосты и телеграф. Я же точно помню, в Крыму тогда пахло порохом. И ничего, обошлось. Никто в Киеве не кричал тогда "Отечество в опасности!", про "территориальную целостность" не беспокоился, а руководство страны не делало для меня никаких предупреждающих заявлений. А что же теперь? Значит, думаю я себе, эти "микроскопические суматошники" будут пострашнее Мешкова, поддерживающей его России и всего Черноморского флота? Нет, что-то тут не то. Или я опять ни-и-ч-чего не понимаю, или наш гарант подцепил таки, общаясь с Лукашенко и легкомысленно поминая Гитлера, мозаичную психопатию.

А может, он прав насчет "территориальной целостности"? Подумаешь, когда-то, когда он через Крым свой предвыборный мост с Россией строил,
целый полуостров хотели увести из-под носа. Теперь дела посерьезнее – в самом центре столицы появилось гнездо сепаратистов, которые уже урвали от страны кусок, назвав его "Зоной, свободной от Кучмы".

В общем, разобралась я. И уже, практически, откликнулась душой на призыв оказать Троице свое "понимание, содействие и поддержку" и приготовилась "сплотиться вокруг конструктивных строительных целей" "дальнейшего развития демократии", как опять меня сомнения начали мучить. Типа: раз речь идет о "дальнейшем строительстве демократии", то она значит уже, как бы, есть, только недостроенная (кирпич тот потебеньковский, видимо, еще не долетел до места назначения). А мне, помню, кто-то говорил, что эта самая демократия бывает, когда есть свобода слова, честные выборы, а главное, с властью всегда рядом оппозиция, которая за ней наблюдает и чуть-чего – сразу в отставку.

Ну? Я опять ни-и-ч-чего не понимаю. Оппозиции-то у нас как раз, выясняется, и нет. Президент же сам сказал: когда примем закон об оппозиции, тогда и будет. Я, конечно, с такой аргументацией уже знакома. У нас в Крыму как-то спросили журналисты у начальника местной милиции Геннадия Москаля, как, мол, идут дела на фронте борьбы с организованной преступностью, в частности с группировкой Башмаков, которая крутую половину полуострова перестреляла. А генерал и говорит: нет у нас такой группировки "Башмаки", Минюст такой не регистрировал. Теперь Москаль направлен регистрировать бандитов в Днепропетровске – директорской родине гаранта, и все стало понятно – родство душ и мыслей. А мое доверие опять подорвано: раз нет оппозиции – нет и демократии, чего ее тогда спасать?

Только было разобралась с очередной потебенью и отложила момент личной и полной мобилизации, как проклятые крымские ассоциации опять лишили покоя определенности. Вспомнилось, что недавно Леонид Грач объяснил местной автономной общественности, что все, что приходит вокруг него: появление оппозиции в парламенте, а главное, скандальные разоблачения в СМИ по поводу его "подвигов" - и кассетный скандал в Киеве – это "звенья одной цепи". Еще более углубил тему верный соратник спикера вице-премьер Лентун Безазиев. Выступая на торжественном заседании по случаю 10-летия автономии, он, говоря о крымском кризисе, сообщил скандализованной публике, что знает, почему одна журналистка "преследует" Грача. Ее, по словам Безазиева, "просто мужики недолюбили".

И как не поверить классику – любое его печатное и непечатное слово в Крыму просто боятся пропустить после того, как Лентун Романович опубликовал свой сборник цитат и размышлений "Жизнь научила меня". В аннотации к нему сказано: что это "размышления опытного государственного и хозяйственного работника, активного крымского политика", и поэтому "рекомендуется для чтения всем без исключения". Можно было и не рекомендовать – любой читатель найдет здесь много ценных советов. К примеру, на стр.10 зафиксировано философско-математическое открытие: "Физическая формула онанизма: 0 (онанизм) = R (работа) + М (материальные затраты). Результат = 0". А на стр.11 такое короткое до гениальности поучение: "Когда писаешь в одну струю, струя становится толще. Все остальные формы писания ведут к обсыканию друг друга".

Как после этого не поверить крупному философу и гиганту мысли, прозорливо разоблачившему "недолюбленную" журналистку? Но тогда что получается? "Преследователи" Грача и Кучмы – звенья одной цепи, а цепь эта хранится в одинокой постели – свидетельнице личного женского журналистского горя? Интересно, Гарант об этом проинформирован? Может, его от мыслей о Мюнхене пора отвлечь и заставить вплотную заняться половым вопросом в Крыму. Тем более, что такой опыт уже есть.

Зашла я недавно со своими бытовыми проблемами в абонентский зал "Крымгаза" в Симферополе и вижу под стеклом предвыборный плакат Кучмы с обращением Совета женщин Евпатории (то ли снять забыли, то ли опять вывесили). Они – женщины, меня с осени 99-го и до сегодняшнего дня (вот, Кассандры), призывают: "Матери, сестры, подруги! Мы стоим перед очень ответственным рубежом – впереди выборы Президента Украины. Глаза разбегаются от обилия кандидатов… Беда наша в том, что чем больше и невероятней нам обещают, тем наивнее мы в это верим. Хватит с нас экспериментов! У нас уже есть Президент, который проработал на своем посту пять лет… Давайте подумаем, кто из нас решится поменять скромного работящего мужа на нового, почти незнакомого, сулящего золотые горы?"

Не знаю, как женщины Евпатории, а я бы поменяла… У нашего ведь нынешнего общенационального "мужа" даже диван, и тот скомпрометированный. На нем ему даже рога по-человечески не наставишь – обо всем донесет цифровой магнитофон. Дался же нам этот диван – вон Гарант даже пропорциональную систему выборов в стране вводить отказывается, потому что все партии – диванные.

А тут еще свой диван тревожит до жути: пружины износились – ведь то вскочишь с него Отечество спасать, то опять плюхнешь умиротворенная.

Все, приехали. Надо что-то менять или в квартире, или в стране. Такая кругом потебень, что, боюсь, не выдержу и попрошу политического убежища в каком-нибудь селе, абсолютно суверенном в силу неработающего из-за отключенного электричества телевизора. Правда, так можно и общенациональные праздники пропустить, к примеру, день рождения Генерального идеолога всей нашей потебени, и не успеть поднять за его здоровье, вместо рюмки, подарочный кирпич.

powered by lun.ua