Щастя, коли не вбивають за слова

Субота, 26 травня 2001, 14:09
В Киеве состоялась презентация документального фильма украинского журналиста Юрия Луканова и режиссера Максима Бернадского "Кто вы есть, мистер Джеки?". Картина посвящена трагическим и необычайно трогательным отношениям между украинским диссидентом, журналистом и литературоведом, узником совести Валерием Марченко и голландской студенткой Джеки Бакс. Это была своеобразная, но от этого не менее великая любовь двух неординарных людей… по переписке.

Через правозащитную организацию "Международная амнистия" Джеки узнала о судьбе Валерия, который в это время находился в концлагере для политзаключенных Кучино Пермской области и написала ему письмо. Он даже не понял, кто ему написал, и спутал "мисс" с "мистером" - отсюда и название фильма. Они никогда не видели друг друга, хотя и переписывались четыре года, а потом перезванивались почти два года в начале 80-ых перед вторым арестом Марченко. Он знал, что умрет в тюрьме, и, по свидетельствам очевидцев, с ироничной улыбкой сказал судье, давшему ему 10 лет лагерей за "антисоветскую деятельность": "Могли бы и не давать так много, я не успею отсидеть". Он умер в 1984 году от нефрита в тюремной больнице, и о его смерти написали многие ведущие газеты мира, а автор сентенции о советской "империи зла" президент США Рональд Рейган сделал по этому поводу очередное громкое и возмущенное заявление в адрес СССР по поводу несоблюдения прав человека.

А Джеки, как она призналась во время презентации фильма, была потрясена и смята душевно. "Я счастлива, что была знакома с таким жизнерадостным, неординарным и особенным человеком. Самое большое впечатление на меня произвело то, как он всегда писал, что обязательно выживет, когда я волновалась за него. Его сила духа, желание делать свое дело потрясали. Я думала, что буду писать еще кому-то их политических заключенных, но эта история с Валерием забрала у меня что-то очень важное в душе и в сердце, и я не смогла. Я и сейчас член "Международной амнистии", но ничем таким больше не занимаюсь", -- сказала она.

Пожалуй, лучше всего сказал о смысле фильма председатель союза журналистов Украины Игорь Лубченко: "До сих пор диссиденты приходили к нам плакатными образами, а хотелось бы видеть их такими, как они были – из плоти и крови, не ходульными, а реальными образами". И, может быть, поэтому, несмотря на тему, фильм смотрится не как обличительный памфлет, а как рассказ о силе духа людей и простом многогранном счастье, приходящем к ним иногда в любое время и в очень неподходящих условиях. Мать погибшего диссидента Нина Марченко как-то осторожно предположила, что присутствующие должны быть счастливы, потому что живут той жизнью, о которой мечтал ее сын. "Его уничтожили за слова, а сейчас их можно говорить свободно", - сказала она. "Сейчас Киев превращается в красивый привлекательный европейский город, в котором все надписи на украинском языке. И было бы интересно узнать, что думал бы об этом Валерий, но он умер 17 лет назад. Он боролся за сохранение украинской культуры, и это сократило ему жизнь" – заявила и Джеки Бакс.

А потом Джеки просто рассказала, как Валерий в письмах писал, что не понимает людей, которые думают только о красивых вещах, новой одежде, вкусной пище и дорогих автомобилях и не занимаются душой, высшим смыслом жизни. "А я и сейчас считаю, что когда люди думают об этом, то это тоже счастье, потому что это тоже человеческая жизнь. Простая и уютная", - сказала она. И с ней не решились спорить даже присутствовавшие на презентации диссиденты, бывшие коллеги Валерия Марченко по несчастью. Потому, что, может быть, и за такую Украину – свободную, но спокойную и комфортную для жизни простого человека, от академика до домохозяйки – они и боролись в концлагерях.

Но такой Украина пока почему-то не получается. В Украине по-прежнему убивают политиков и журналистов за слова, и пока непонятно, кто в этом виноват. Не персонально виноват. Это-то, как раз известно - достаточно посмотреть справочник "Официальная Украина". Важно понимать другое - почему система убийств и преследований за слова сохранилась. И почему Валерий Марченко, наверняка, не смог жить в такой Украине, как, в конце концов, не дали жить в ней Вячеславу Черноволу. Слишком много говорить стал, бывшие цековские этого не любят…

…Лично мне почему-то кажется, что Валерий Марченко никогда бы не смог поддерживать кагэбистов, рвущихся к власти, и парторгов, говорящих с высоких трибун на рыночно-демократическом сленге. Говорящих на украинском, но как на иностранном, с трудом проворачивая похмельно-непослушным языком малознакомые слова и термины. И хорошо, что Марченко вернулся хотя бы в фильме Луканова. Как напоминание о счастье, которого нет…

powered by lun.ua