Прес-конференція Григоришина: Медведчук особисто погрожував мені, в тому числі арештом

Понеділок, 21 жовтня 2002, 00:01
У неділю несподівано був звільнений з-під арешту Костянтин Григоришин. Про скандал навколо затримання підприємця за тиждень було написано більш ніж досить. Однак для достовірності картини УП наводить версію у викладі самого Григоришина. Перед вами повна розшифровка його прес-конференції мовою оригіналу.



- В первую очередь я бы хотел поблагодарить всех присутствующих здесь за внимание, всех родных, близких, друзей, народных депутатов, которые приняли участие в моей судьбе. Особо хотел бы поблагодарить СМИ, которые не умалчивали этот вопиющий случай. Хотел бы также, как это не покажется странным, поблагодарить министра внутренних дел Смирнова, который, как мне кажется, проявил себя в конце концов как порядочный человек. И наверное, поэтому уже сегодня я здесь.

Если говорить о самом случае, это конечно, случай вопиющий. Я надеюсь, что это не система в Украине как в правовом цивилизованном государстве, когда нарушаются все возможные права человека, законы самой Украины.

Я думаю, люди, которые за этим стоят - а они носят и депутатские значки, и работают в администрации президента - тоже понесут заслуженное наказание. И ситуация эта временная, и может быть этот кризис, сегодня самый острый, и он пройдет.

Что касается уроков, которые я извлек… Я считаю, что тот бизнес, который мы делаем, он всегда находится в законодательном поле, и мы строго следим за соблюдением законов в той стране, где мы работаем. Однако моей ошибкой было то, что мы не всегда следили за своими партнерами - с кем иногда приходится делать бизнес - за их моралью, за порогом, который они могут переступить. Я думаю, что с этого дня мы будем следить за этим очень внимательно, и будем требовать прозрачности не только от своего бизнеса, но и от бизнеса своих партнеров.

Если говорить, собираемся ли мы уходить из Украины… Если до этого случая у меня были сомнения, то сегодня я однозначно говорю - из Украины мы никуда не уйдем, я родился на Украине, я люблю эту страну и буду делать все, чтобы сюда приходили инвестиции и чтобы страна была процветающей, правовой и цивилизованной.

Спасибо, я готов ответить на вопросы.

- Когда вы говорите о людях из администрации президента, то можете назвать имена?

- Безусловно. Я имею в виду Виктора Владимировича Медведчука, главу администрации президента, который лично угрожал мне, в том числе арестом.

- Какие будут ваши дальнейшие шаги?

- Безусловно, я хочу добиваться, чтобы непосредственные виновные, исполнители были наказаны, чтобы были названы их имена.

- Как вы вообще вышли сегодня на свободу?

- Это немножко странно произошло. Меня вызвали из камеры. Не выдав никаких документов, сказали, что есть постановление о моем освобождении, подписанное следователем. Я его читал, бумагу мне с собой не выдали.

- Скажите, что делал у вас Джига? Есть информация, что он был у вас сегодня?

- Я его не видел. Я встречался с его первым замом, насколько я понимаю, который сказал, что теперь со мной будут разбираться по экономическим направлениям, что уже арестован Рыжков - это наш сотрудник в Запорожье, и что это все продолжится.

- То есть это было воспринято как угроза?

- Я воспринял как угрозу.

- Не ожидаете ли вы, что после вашего освобождения начнутся разбирательства экономического характера?

- Я уже сказал: мне об этом прямо заявили сегодня. И действия этих людей это подтверждают - уже несколько сотрудников задержаны. "Я не боюсь", - ответил я человеку, который это сказал.

Я работаю в Украине более 10 лет, у нас хорошие юристы, мы никогда не нарушали законы Украины. Пожалуйста, если это будет в правовом поле - мы этого не боимся.

- Сейчас появляется версия, что вам могут "повесить" группу киллеров, у которой изъяли автомат "скорпион", боеприпасы и так далее. Вы знаете, о чем идет речь?

- Я впервые прочел об этом вчера, по моему, из Интернета. Мне передали это. Просто смешно. Без комментариев, просто смешно.

- Вы можете объяснить, почему Медведчук вам угрожал, какая хронология отношений у вас была?

- Это были бизнес-партнерские отношения, в которых участвовали Суркис Григорий Михайлович и Губский Богдан Владимирович - это из известных людей. Они прервались приблизительно год назад, когда я отказался финансировать предвыборную кампанию СДПУ(О). С тех пор начались угрозы. Я предложил выйти из этих партнерских отношений цивилизованным путем, после чего мне было сказано: бизнес на Украине мы тебе делать не разрешим, и все отберем, а тебя посадим. Неоднократно повторялось.

- А как у вас была разделена собственность?

- Давайте об этом когда-нибудь подробно поговорим. Думаю, это сейчас не тема этой пресс-конференции, это долго рассказывать. По крайней мере, совместной собственности у нас нет. Есть некоторые предприятия, где есть акции наших компаний и они тоже обладают какими-то акциями. Но может быть, они их уже продали.

- Сейчас в Украине один человек пишет книгу о современных криминальных олигархах. Вы бы согласились дать эксклюзивные материалы для информации к размышлению?

- Знаете, я не считаю себя ни криминальным, ни олигархом. Если говорить о книге, я тоже собирался писать книгу об украинском бизнесе. Не хотелось бы, чтобы в ней была глава: "Как выжить в тюрьме". Если спросят, я могу кое-что рассказать.

- В каком вы статусе сейчас находитесь?

- Я не могу это сказать. (К разговору подключается народный депутат Юрий Кармазин, который также участвовал в пресс-конференции)

Кармазин: Все дело в том, что сейчас, освобождая из-под стражи Константина Ивановича, ни одного адвоката не пригласили. Освобождение - это тоже следственное действие, оно не могло проводиться без адвокатов. Будем надеяться, что это не самое грубое нарушение.

- Какие вопросы вам задавались на допросах?

- Был единственный допрос в присутствии адвокатов в субботу - это было больше недели назад, сразу после задержания. В два часа дня где-то это было. Там особенных вопросов не было, я просто изложил суть дела, это все было запротоколировано. Я подписал и все.

- Можете подробнее сообщить о решении Печерского суда, о штрафе?

- Это был очень странный суд. Зачем-то на меня надели наручники и бронежилет, подвезли к зданию Печерского суда люди в масках и камуфляже. В машине мне предложили подписать некий странный протокол - уже когда мы подъехали к суду - о том, что я нецензурно выражался, оказывал сопротивление работникам милиции, на неоднократные их замечания не обращал внимания и т.д.

Я на этом написал, что подписывать отказываюсь. Меня так же в наручниках и бронежилете завели в кабинет судьи. Я настаивал, чтобы у меня был адвокат. В этом мне было отказано. Когда меня завели к судье, я вот так вот стоял в наручниках. Рядом со мной стояли два человека в масках и тоже в бронежилетах. Когда я изложил судье суть дела и сказал, что со мной были свидетели, в том числе депутат Сивкович, попросил пригласить их в суд в качестве свидетеля, судья сказала, что мне свидетели и адвокаты не нужны, я сама готова вынести решение.

Решение было - штраф 170 грн, я конечно не согласился, потому что нарушений никаких не было, поскольку это штраф, я спросил: "Я свободен?" "Да, вы прямо здесь свободны". Тут же я попросил снять с меня наручники и бронежилет. Ключей от наручников не оказалось, меня вывели в коридор, там уже присутствовал адвокат - Анна Романовна, и, кстати, депутат Сивкович тоже там был. На их глазах это все происходило - меня опять отвели в машину и отвезли в здание Печерского РОВД.

- Как вам подбросили оружие, расскажите. Хотелось бы услышать все с первых уст.

- Происходило это все следующим образом. Где-то после 12-ти мы вышли из ресторана. Я был абсолютно трезвый, потому что у нас был деловой разговор. Я сел в машину к народному депутату, на заднее сиденье. Он сидел слева, впереди сидели его водитель и охранник.

В этот момент, когда машина трогалась, на капот бросился человек в кожанке с милицейским жезлом. Водитель остановился, и этот человек стал требовать права или удостоверение. Ему было сказано, что это машина народного депутата, собственно, это было понятно и по номерам, и попросили его представиться. Он представляться отказался и говорил, что он инспектор ГАИ. В это время дверь слева раскрылась со стороны, где сидел господин Сивкович - там появился какой-то человек в штатском, в кожаной куртке, который стал его вытаскивать из машины при том, что Сивкович показывал ему удостоверение народного депутата. Его хватали за ноги, за руки, появились еще какие-то люди - было плохо видно в темноте - в этот момент с моей стороны открылась дверь в машину и тоже человек в кожанке, в темной рубашке, насколько я помню, схватил меня за руку и сказал "Пройдемте". Я опять-таки попросил его представиться, тут с криками "милиция!" появились люди в масках и камуфляже и после непродолжительной борьбы меня вытащили из машины, повредив немного руку и ногу, заломили руки за спину, одели наручники, и бросили лицом на сиденье в микроавтобус "Фольксваген".

В машину набилось человек 6-7 людей в камуфляже и масках, впереди, как я заметил, сел человек в гражданской одежде, который, как потом выяснилось, являлся инспектором Калужским. По крайней мере, так было написано в протоколе. И еще сел один человек в гражданском.

Водитель спросил - едем на Московскую? Инспектор ответил - едем в Печерское РОВД. Как я понял, от ресторана "Эгоист" до здания Печерского РОВД очень недалеко. В это время второй человек в гражданском пытался что-то засунуть мне в карман брюк. Я сопротивлялся, крутился, но когда машина остановилась, ребята в камуфляже меня плотно прижали к сидению, и он засунул мне тяжелый металлический предмет, который в конце оказался пистолетом.

После чего меня усадили на сиденье и вот этот инспектор Калужский засунул мне руку в карман - у него были эти пакетики пресловутые, он посмотрел, заглянул в карман, положил туда и спросил: "Что у вас там?" Я говорю: "Деньги и паспорт". Он сказал: "Ну это уже с понятыми".

После чего дверь машины отворилась - там было много людей каких-то, я так и сидел в темноте в машине в окружении людей в камуфляже, руки за спиной в наручниках, они меня периодически клали на живот, периодически поднимали и инспектор Калужский все это доставал. Начал он конечно с пистолета, потом достал все остальное, переписали, потом составили так называемый протокол изъятия.

Это продолжалось больше двух часов - понятых мне не представляли. Видимо в толпе, которая окружала машину - там было человек 10-15 - они там и были. И в какой-то момент, когда уже у меня все достали из карманов, он вдруг нагнулся куда-то в темноту, под сиденье машины и достал оттуда электронную записную книжку и спросил что это такое? Я говорю: "Не знаю, я этим не пользуюсь и эта книжка не моя". Он сказал: "Нет-нет-нет, мы должны приобщить все это к делу".

Кстати с ней тоже был забавный случай, на единственном допросе, который был, вел его следователь МВД Карпика, в Печерском РОВД, он пытался эту книжку вернуть адвокатам, как принадлежащую мне вещь. Я сказал, что это мне не принадлежит, и он оставил ее у себя. Вот собственно так это все происходило…

- Как вы оцениваете действия охраны и намерены ли вы в будущем прибегать к услугам государственной охраны?

- Вы знаете, мне трудно сейчас оценивать действия охраны. Я не могу пока это прокомментировать, хотя действительно охрана меня не охраняла. Хотя когда мы сидели в ресторане, начальник охраны несколько раз подходил ко мне, когда мы заходили в ресторан он сказал, что он видит одного из ближайших помощников Суркиса Игоря Михайловича, я говорю: "Ну и что?" Он был уже обеспокоен.

Потом, когда мы сидели в ресторане, он подходил к нам и сказал, что собралось много вооруженных людей, среди которых он видит охранников Суркиса Игоря Михайловича и что странно, он с ними хорошо знаком, а они не хотят входить с ним в контакт. Спросил, что делать. Я говорю, ничего не делать - спокойно выходим, садимся в машину и уезжаем.

Если говорить о государственной службе охраны, то конечно придется к ней все равно прибегнуть, потому что я ощущаю угрозу как для себя, так в большей мере для членов своей семьи. Потому что я понимаю, с кем я имею дело.

- Вопрос первый. Объявляя голодовку вы заявили, что будете голодать до встречи с Черномырдиным. Собираетесь ли вы сейчас встречаться с Черномырдиным? Вопрос второй. Вы говорили, что ваш конфликт произошел тогда, когда вы отказались финансировать предвыборную кампанию СДПУ(О). Финансировали ли вы компании других партий, и есть ли у вас политические симпатии?

- Первое - по Черномырдину. Да, я объявил голодовку. Я считаю, что я российский гражданин, когда меня задерживали, я с самого начала требовал адвоката и представителя российского посольства, в чем мне было отказано.

Что касается Черномырдина, да, мне кажется, что Виктор Степанович мог бы немного пораньше отреагировать на то, что происходит с российским гражданином. Тем более, что заочно он меня, я уверен, знает, он неоднократно бывал на наших предприятиях и знает, кто к этому имеет отношение. Тем не менее, представителей посольства я увидел только в пятницу.

- Их не пускали (реплика ведущего ICTV Киселева).

- Я об этом не знал.

- Будете ли вы встречаться с Черномырдиным?

- Вы знаете, я еще не решил для себя.

- Второй вопрос?

- Я российский гражданин и не собираюсь никого финансировать… Это моя четкая позиция - я не хочу вмешиваться в политику.

- Но вы финансировали СДПУ(О)?

- Нет.

- И никакие другие партии тоже не финансировали?

- Нет. У нас были некие партнерские отношения с представителями СДПУ(О), возможно, из своей доли в бизнесе они финансировали эту партию, наверное.

- Вы сказали, что ваш охранник видел охранников Игоря Суркиса. Вы чего-то ожидали, у вас был какой-то конфликт?

- Я об этом говорил – у нас был конфликт, в котором участвовал и Суркис и результатом этого конфликта было его обещание посадить меня в тюрьму.

- По вашему мнению, какова подоплека вашего задержания – финансовая, экономическая или политическая. И к адвокату вопрос – то, что вашего подзащитного выпустили сегодня без документов – не смущает ли вас это?

- Я уверен, что политики никакой быть не может, потому что я никакая не политическая фигура в Украине. Безусловно, это экономическая и финансовая подоплека – это идет попытка отобрать у нас какую-то собственность, а возможно, и деньги.

Кармазин: Наш подзащитный заявил, что ему обещали задолго до этого взятие под стражу за конкретные действия, за отказ финансировать конкретную структуру, это уже говорит, что это смахивает на политику. Позиция Григоришина понятна – он говорит, что он российский гражданин и не хочет влезать в политику ни на какой стороне. Эта позиция правильная. Удивляет или нет нас то, что его освободили? Нет, не удивляет. Никаких оснований содержать под стражей этого человека нет и не было в природе. Более того, все что делалось и делается все происходит с нарушением Конституции и всех законов Украины. Я думаю, что это осознали те люди, которые за это отвечают. И слава Богу, что они стали исправлять ошибки. Хотя мы видим, что даже отпуская, нашему подзащитному угрожали. То есть идет кампания травли всех, кто так или иначе связан с Григоришиным. Но мы будем настаивать на расследовании до конца этого дела. Мы считаем, что это не просто провокация против Григоришина, это гораздо больше. Мы будем предпринимать все, предусмотренные законом меры, чтобы организаторы преступления были привлечены к ответственности.

- И все же, каков ваш правовой статус в данную минуту? У вас никаких документов на руках…

Кармазин: По уголовно-процессуальному кодексу Григоришин сегодня есть подозреваемый. Хотя мера пресечения избиралась не исходя из доказательств. Мы считаем, что это - свободный гражданин.

- Это ваше отношение. Это не статус!

Кармазин: Еще раз сказал вам, что статус у него был подозреваемого. Поскольку ему не было предъявлено обвинение, он не обвиняемый.

- Подписку о невыезде вы не давали?

- Я подписывал 3 документа, насколько я помню… Первое – я был ознакомлен с постановлением о моем освобождении, но на руки мне его не выдали. Второе, я выдал расписку, что получил свой паспорт. И третье – что-то было типа подписки о невыезде.

- Если можно, как вы можете прокомментировать свое освобождение? Почему вас держали неделю, а в воскресенье освободили? Что-то же повлияло?

- Я уже выражал благодарность министру внутренних дел, я думаю, в том числе он разобрался в ситуации, ему было стыдно, что без всяких оснований человек находится в изоляции…



powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!