Кучму та Медведчука хіба що з Геббельсом не порівняли

Понеділок, 17 березня 2003, 20:32
Спільними зусиллями Кучма з Медведчуком відкрили нове джерело виливання міжнародного "лайла" на Україну. Є така організація "Human Rights Watch", яка сидить на 5-ій авеню в Нью-Йорку і стежить за дотриманням прав людини у світі. Останні роки, спостерігаючи за країнами СНД, вона більше турбувалася ситуацією в Чечні і Середній Азії. Але "дякуймо" рідному президенту і главі його адміністрації. Тепер "Human Rights Watch" зосереджено подивилася і на Україну.

У понеділок "Human Rights Watch" оприлюднила величезний і розгромний звіт по свободі слова в країні Леоніда Даниловича й Віктора Володимировича. "Адміністрація президента України відкрито порушує свободу висловлення думок, прямо вказуючи телеканалам, яким чином потрібно подавати новини", - цими словами презентується дослідження українського медіа-простору.

Доповідь поширено через місяць після поїздки до Ради Європи Васильєва, Погребинського й Кічігіна, які намагалися переконати єврочиновників, що розповідями про цензуру їх дурять опозиціонери. Зі слів самої трійці, свої помилки співробітники Ради Європи відмовилися визнати. І ось тепер черговий удар – цього разу від неурядової організації "Human Rights Watch".

"Директиви з президентської адміністрації – це єзуїтська форма цензури. Мільйони українських телеглядачів у результаті не отримують важливої інформації про події політичного, економічного і соціального життя", - прокоментувала новий документ Елізабет Андерсен, яка керує відділенням "Human Rights Watch" по Європі і Центральній Азії.

Новина про появу звіту з'явилася якраз в той час, коли літак з прем'єром Януковичем узяв курс на Брюссель. У нього заплановані переговори з президентом Єврокомісії Романо Проді.

"Human Rights Watch" і сама зазначає, що доповідь виходить якраз напередодні засідання Ради співробітництва ЄС-Україна 2003 року, "одного з найважливіших щорічних україно-європейських форумів".

У підсумках звіту "Human Rights Watch" виступила зі списком рекомендацій. Міжнародні правозахисники просять ЄС "пов'язати" розвиток відносин з Україною з "реальним прогресом у забезпеченні свободи самовираження". Що, у принципі, і зараз робиться: розв'язання журналістських проблем Хав'єр Солана нещодавно назвав однією з трьох вимог ЄС офіційному Києву.

"Євросоюз повинен наполягати на систематичних і реальних заходах із запобігання й припинення цензури, а також викорінювання практики адміністративних і юридичних санкцій щодо телеканалів й інших ЗМІ, і утисків і насильства відносно журналістів", - відзначає "Human Rights Watch".

Набагато більше організація просить у Ради Європи – з огляду на її вплив на Україну: "Рішуче ставити в рамках усіх засобів і механізмів питання невиконання Україною рекомендацій в області свободи ЗМІ. […] По всіх каналах Ради Європи більш енергійно домагатися від української влади виправлення порушень в області свободи ЗМІ".

Правозахисники пропонують мучити українських цензорів через процедуру моніторингу України Парламентською асамблеєю Ради Європи, а також "механізми Комітету міністрів і офісу Генерального секретаря РЄ".

Також "Human Rights Watch" закликає Раду Європи допомогти владі України "розробити й реалізувати" закони, що ліквідують "неофіційну політичну цензуру".

Серед рекомендацій "Human Rights Watch" іншим міжнародним організаціям виділяється заклик до МВФ, Світового банку і ЄБРР. Правозахисники просять, щоб вони виділяли гроші Києву в залежності від відмови влади від цензури. "Зробити повагу свободи ЗМІ одним з елементів своїх стратегій надання допомоги країнам", - закликається в доповіді.

Самій Україні "Human Rights Watch" рекомендує "припинити практику темників, так само як і спрямування будь-яких інших письмових або усних директив ЗМІ з адміністрації президента". Ще пропонується встановити мінімальну зарплату для журналістів, "розумно обмежити" максимальний розмір компенсації до ЗМІ, створити процедури для "прозорості призначення й відсторонення" членів Нацради.

Окремим пунктом "Human Rights Watch" говорить про необхідність "провести оперативну й ретельну перевірку діяльності державних службовців й інших осіб, причетної до практики цензури". А винних притягнути до відповідальності.

"Українська правда" марно намагалася отримати коментар щодо документа в керівника інформуправління адміністрації президента Сергія Васильєва. Зі слів його секретаря, він був увесь час зайнятий.

Однак своєрідною відповіддю "Human Rights Watch" із боку ГУІП можна вважати нову розсилку з АП. Адміністрація президента оприлюднила другу підбірку матеріалів про те, як свободу слова утискають по всьому світу (про цю нову практику АП читайте тут).

"Human Rights Watch" знайшла сім темників

Сам 50-сторінковий документ "Human Rights Watch" називається "Новини: торг доречний. Неофіційна державна цензура на українському телебаченні". Мабуть, це найсерйозніший аналіз цензури в Україні. Його текст повністю доступний на сайті "Human Rights Watch" в перекладі російською мовою.

Зі слів дослідників, вони "провели інтерв'ю з десятьма провідними співробітниками п'яти загальнонаціональних і одного київського телеканалів". "Ми також вивчили сім темників, які охоплюють кілька розрізнених тижнів кінця 2001 - 2002 рр., які були отримані "Human Rights Watch" із джерел, близьких до керівництва великих телеканалів".

Концентрацію саме на телецензурі правозахисники пояснюють тим, що "телебачення є в Україні найбільш поширеним засобом масової інформації".

"Темник" – це головний герой звіту "Human Rights Watch". Зрозуміло, що мова йде не про пародію – анонси головного інформуправління АП, а про ті самі листочки без вихідних даних, набраних шрифтом Times New Roman 14 розміру.

"Відомі як темники, такого роду закриті директиви спочатку розсилалися восени 2001 р. кільком каналам, близько пов'язаним з СДПУ(о), - в період підготовки до виборчої кампанії у парламент".

"Влітку 2002 р. політичний тиск поширився й на інші телеканали. Це сталося незабаром після призначення Віктора Медведчука керівником президентської адміністрації й створення в її структурі в середині 2002 р. Головного управління інформаційної політики".

"Зі слів провідного співробітника інформаційного мовлення одного з великих телеканалів, "в цей період систематична цензура з'явилася на всіх каналах". Як розказував один з редакторів, повернувшись з відпустки влітку 2002 р., він "відразу відчув разючу різницю" у мірі примусу". Редактори, журналісти і медіааналітики кажуть, що до серпня 2002 р. ця практика поширилася на всі телеканали, причому виконання вказівок стало більш жорстко контролюватися за допомогою телефонних дзвінків і "попереджень" з Адміністрації Президента".

"Темники вимагають висвітлення подій в новинах таким чином, щоб президент Леонід Кучма і СДПУ(о) з'являлися в сприятливому світлі, а негативна або неоднозначна інформація про президентське оточення зводилася до мінімуму або відсіювалася. З іншого боку, випуски новин повинні давати негативну або неадекватну інформацію про опозиційних політиків і партії або взагалі ігнорувати інформаційні приводи, пов'язані з опозицією".

"Human Rights Watch" визнає, що темники анонімні: "Зі слів редакторів і журналістів, темники приходять факсом на звичайному папері, без бланка і не мають ні підписів, ні штампів, за якими можна було б встановити джерело їх походження".

На традиційні аргументи Банкової, що нічого довести не можна, "Human Rights Watch" відповідає так: "У середовищі журналістів вважається, що ці директиви складаються в президентській адміністрації під керівництвом PR-фахівців, а іноді і з участю керівництва телеканалів. Анонімний характер темників дозволяє як їх творцям, так і відповідальним за державну політику в області ЗМІ з легкістю заперечувати саме їх існування".

У звіті рясно цитуються темники. Далі наводяться окремі витримки із багатосторінкової доповіді "Human Rights Watch" (мовою російського оригіналу):

Висвітлення лідерів опозиції

"…Темники содержат подробные указания и по освещению оппозиционных партий и их лидеров, в первую очередь наиболее популярных - Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко. Значительное внимание уделялось событиям 16 сентября. В интервью Хьюман Райтс Вотч журналисты подтверждали, что их руководство весьма внимательно следило за выполнением предписаний такого рода.

По словам наших собеседников, от руководства каналов постоянно поступали требования "изменить контекст", в котором появляется В.Ющенко. Сам он и его блок "Наша Украина" показываются погрязшими в междоусобицах или в конфликтах с другими оппозиционными силами. Именно этого и требуют темники.

Один из наших собеседников также отмечал, что в выпусках новостей на его канале акцентировались не только конфликты внутри блока В.Ющенко, но противоречия с другими оппозиционными силами. "Если показывают Ющенко, то в конфликте с кем-то другим - 'Мороз [лидер Социалистической партии] критиковал Ющенко'".

В "Дополнительном комментарии к событиям недели 36" предлагается показать "Нашу Украину" не имеющей последовательной позиции, а ее лидера - теряющим шансы победить на президентских выборах:

Реакция общества и политиков на обращение Президента Л.Кучмы к украинскому народу 24 августа 2002 года. ДСП. Просьба в газетных материалах использовать текст открытого письма В.Ющенко Президенту и его статьи … для демонстрации противоречивости позиции "Нашей Украины" в отношении телеобращения Л.Кучмы. С одной стороны, "НУ" говорит, что блок давно считал необходимым переход к парламентско-президентской республике, с другой - отмечает, что "сейчас не время" для изменения политической системы, общество и политикум не созрели. С одной стороны, "НУ" - против вмешательства АП в структуризацию парламента, с другой - просит Президента о содействии в формировании большинства на базе "НУ". Каким же высказываниям В.Ющенко верить? Такая невзвешенная и противоречивая реакция В.Ю. может свидетельствовать о том, что он нервничает из-за того, что видит реальную перспективу потери надежд на президентское кресло.

По словам журналистов, они не должны были показывать фотографии или видеокадры с определенными представителями оппозиции, а других показывать только эпизодически и вне связи с политикой. Как выразился редактор одного из каналов: "Отсутствие информации о человеке означает для телеаудитории, что такого человека не существует".

Наши собеседники неизменно утверждали, что первое место по "просьбам игнорировать" занимала Ю.Тимошенко. Накануне акций оппозиции в сентябре 2002 г. руководство канала сказало одному из журналистов: "Нам нужно убрать [картинку] Тимошенко".

Ведущий сотрудник информационного вещания: "В отношении Тимошенко редакторы прямо говорят 'нет'". Еще один наш собеседник: "Тимошенко - под строжайшим запретом". На конкретные темники журналисты при этом не ссылались, однако сказанное ими вполне соответствует предписаниям имеющихся в нашем распоряжении документов. Например,

Темник 11: "Пресс-конференция лидера избирательного блока Юлии Тимошенко "Новые правила, новые условия политической игры". Интерпретация: ПРОСЬБА ПРОИГНОРИРОВАТЬ".

Темник 12: "Печерский местный суд Киева рассмотрит иск Ю.Тимошенко об обжаловании формулировки ее увольнения с поста вице-премьера. Интерпретация: ПРОСЬБА ИГНОРИРОВАТЬ"119.

Однако другие аспекты скандалов вокруг Ю.Тимошенко и возбужденные против нее уголовные дела оставались вполне "проходными":

В Сан-Франциско в калифорнийском суде пройдет слушание по делу в отношении экс-премьера Украины П.Лазаренко, которому инкриминируется, в частности, участие в 53-х эпизодах по отмыванию $114 млн. "грязных" денег и нелегальному перемещению их за рубеж. Интерпретация: связывать с Тимошенко, Морозом. "Хозяин" и его "семья". Вбросить нарисованную схему взаимоотношений ("генеалогическое дерево") через Интернет, потом тиражировать ее в оффлайновых СМИ. Подготовить серию карикатур "семейный подряд по отмыванию грязных денег".


 
 
[Тут "Українській правді" варто зробити відступ, щоб віддати належне глибині думки політтехнологів СДПУ(О). У розпал передвиборної кампанії на редакційний e-mail прийшов лист із лінком на анонімний сайт. Там і містилася ця картинка – "сімейний підряд по відмиванню брудних грошей". Ми довго ламали голову, до чого ця картинка. Виявляється, це був спланований крок. Утім, у центральних ЗМІ цю карикатуру співробітникам "Української правди" побачити не вдалося.

Однак повернемося до цитування темників у звіті "Human Rights Watch".]


Події 16 вересня 2002 року

Как темники, так и интервью с журналистами свидетельствуют о том, что тщательно контролировалась вся информация об акции оппозиции под лозунгом "Восстань, Украина!" 16 сентября. В "Дополнительном комментарии к событиям недели 36", распространенном примерно за две недели до 16 сентября, говорилось:

Оппозиция готовится к проведению уличных акций 16 сентября. ДСП. Тема только для печатных и Интернет-изданий. Освещение на ТВ просьба исключить.

Там же уточняется: "В 11.00 начнется пресс-конференция на тему: "Воccтань, Украина!". ДСП. Просьба игнорировать".

В интервью Хьюман Райтс Вотч журналисты подтверждали, что накануне акции протеста в Киеве практически полностью замалчивались как демонстрации, которые уже начались к тому времени в некоторых регионах, так и любые другие действия оппозиции.

Как рассказывали наши собеседники, за несколько дней до 16 сентября по всем каналам прошла серия выступлений религиозных деятелей и губернаторов области, которые призывали людей не участвовать в акциях оппозиции, называя их хулиганством и нарушением общественного порядка.

Регулярно показывались сюжеты с сообщениями МВД о поступлении в больницы медикаментов и средств первой помощи.

"Пресс-релиз" 13 сентября назвал "важным и актуальным" комментарий руководителя президентской администрации В.Медведчука по поводу событий 16 сентября, рекомендовав "цитировать текст в полном объеме". При этом никакие ответные заявления лидеров оппозиции в документе не упоминаются.

По признанию журналистов, в период сентябрьских демонстраций оппозиции "волна темников достигла пика". Наши собеседники рассказывали о мощнейшем прессинге со стороны редакторов, которые требовали неукоснительного выполнения указаний, зачастую прямо предписывавших искажать факты. В результате сообщения о протестах шли по всем каналам, но журналисты "нигде не могли сказать всю правду".

В интервью Хьюман Райтс Вотч журналисты отрицали получение заранее подготовленных видеоматериалов на 16 сентября, однако рамки разрешенного к показу были настолько узкими, что картинка на большинстве каналов оказывалась практически одинаковой. Аналитики отмечали, что 16 сентября, как никогда еще, вполне очевидным было то, "что каналы предельно скованы цензурой…"

Как рассказывал ведущий сотрудник информационного вещания, он лично был на месте демонстраций и оценил количество участников в 50 тыс. человек. Однако вечером он должен был "открыто врать", передавая "официальные данные" о 15 тысячах демонстрантов.

Помимо этого, видеоряд строился таким образом, чтобы не дать зрителям представления о реальном масштабе акции: показывали только отдельные лица или небольшие группы 141. В одном из сюжетов ICTV корреспондент стоял на пустой Европейской площади, откуда основная часть демонстрантов уже переместилась на улицы, прилегающие к президентской администрации. Дело подавалось таким образом, как будто все уже мирно завершилось, а про развитие событий у президентской администрации не сообщалось. В результате на ICTV, как и на других каналах, редакции удалось "придать акции намного меньший количественный и эмоциональный накал".

В условиях редакционных ограничений телеканалы использовали в основном картинку с лицами пожилых людей и сторонниками коммунистов, в особенности когда те несли советские плакаты или портреты Сталина. В кадре, как правило, оказывались красные флаги и коммунистические транспаранты, в то время как белые флаги "Нашей Украины" отсутствовали: создавалось впечатление, что вся оппозиция ограничивается теми, "кто выступает за возврат к старому режиму".

Журналисты также говорили, что им рекомендовали не показывать В.Ющенко, а обращать внимание на участие в акции партий, считающихся второстепенными или радикальными, включая коммунистов и Блок Юлии Тимошенко.

В кадр не попали и молодые люди, и те, кто требовал отставки Л.Кучмы, несмотря на то что именно этот вопрос был главным пунктом всей акции. Вместо этого передавались такие заявления участников, которые носили туманный или нейтральный характер, а иногда даже, пусть и косвенно, оценивали власть в позитивном ключе. Как говорил нашим представителям один из редакторов: "Мы получили указание спрашивать людей, как милиция не разгоняет демонстрации. Нам отвечали: 'Да, хорошо, что милиция не разгоняет'. Таким образом, милиция и власть в этой ситуации смотрелись вполне прилично".

По словам другого нашего собеседника, руководство его канала разрешило дать в эфир небольшой отрывок выступления лидера Соцпартии А.Мороза, но абсолютно вне контекста: "Наша цель - улучшение жизни для всех людей". В итоге новости о событиях 16 сентября "настолько туманно представили требования оппозиции, что люди до сих пор спрашивают: 'А чего они все вообще хотят-то?'".

В интервью Хьюман Райтс Вотч журналисты говорили, что после сюжетов, выходящих за пределы установленных рамок, их руководство часто получает по телефону разнос или угрозы из президентской администрации.

В этой ситуации руководству каналов приходится применять к журналистам дополнительные меры принуждения. Увольнение в большинстве случаев остается крайней мерой: по словам журналистов, телевизионные начальники зачастую сочувствуют им; с другой стороны, факт увольнения привлекает внимание, создает скандальность и подтверждает существование цензуры. Вместо этого руководство канала может пригрозить журналисту переводом не менее ответственный участок, например - с вечерних новостей на утренние или дневные, где политике отводится меньше места.

Вне прайм-тайма информационные передачи контролируются не столь жестко. Некоторым ведущим предлагали самим написать заявление или они уходили по собственному желанию после того, как их программы снимались с эфира или подвергались серьезной переделке.

Фактором дополнительной уязвимости для журналистов является то, что они большая часть их заработной платы не проводится по налоговому учету. Избежать обвинений в цензуре и других проявлений негативной реакции общества на увольнение знаковых сотрудников руководство канала может довольно просто - оставить человека в штате, срезав "черную" часть зарплаты. В результате многие опальные редакторы и журналисты формально сохраняют свою должность.

В сложившихся условиях журналисты оказываются не в состоянии непредвзято искать, анализировать и освещать информацию и вынуждены прибегать к самоцензуре или вовсе уходить из информационной тележурналистики. С другой стороны, для них ограничена возможность открыто заявить о цензуре или принять участие в профсоюзной или другой деятельности, направленной на защиту журналистов от необоснованного давления.

Когда другой журналист высказал главному редактору свое недовольство сужением круга сюжетов, которые редакторы готовы принять от репортеров, последовал ответ: "Не хочешь работать с такой политикой - пиши о цветочках".

Редактор информационного вещания Анатолий А. (имя изменено) рассказывал, что летом 2002 г., несмотря на усиление давления из президентской администрации, он часто не выполнял устные указания главного редактора относительно состава и характера подачи сюжетов в новостях. Некоторое время главный редактор ограничивался вопросом: "Почему Вы игнорируете мои распоряжения?" Однако на тот момент для Анатолия "его ультиматумы оставались без последствий". Но уже в начале октября 2002 г. главный редактор заявил:

"Канал под угрозой, а Вы игнорируете высказываемые рекомендации. Я не хочу ограничивать Вашу свободу, но я вынужден фильтровать материал, который идет в Вашу передачу. Мне придется теперь заранее писать Вам, какие сюжеты освещать и в какой последовательности".

Когда Анатолий отказался строго следовать этим письменным распоряжениям, главный редактор пригрозил перевести его с должности выпускающего редактора - вполне реальная угроза с учетом прошлого опыта сотрудников этого канала.

По словам Анатолия, еще в начале 2001 г., до появления первых темников и усиления цензуры, нескольких репортеров на его канале, занимавшихся политическими темами и протестами оппозиции в марте 2001 г., постепенно передвинули на другие должности. Руководство канала действовало аккуратно: журналистов и редакторов политических передач назначали на более высокооплачиваемые места, которые, однако были связаны с программами, выходившими в другое время и не имевшими прямого отношения к политике (например, на утренние передачи или развлекательные шоу).


"Редакційна політика"

Один из редакторов отмечал изменение формата новостей: "Раньше мы могли пригласить на программу двух-трех человек, чтобы представить проблему с разных точек зрения". В новой ситуации, когда главный редактор боится последствий в случае выхода прямого эфира из-под контроля, у редакторов и ведущих возникают проблемы с приглашением гостей и с прямым эфиром вообще. Как заметил один их журналистов известной вечерней информационной программы: "На нашем канале был негласный список" людей, кого можно было приглашать, а кого нет…

В некоторых случаях руководство канала закрывало аналитические программы, представлявшие широкий спектр политических взглядов, или до неузнаваемости меняло их формат. Примером такого постепенного выхолащивания может служить рассказ Ивана И. (имя изменено) о вечерней информационно-аналитической программе, на которой он работал несколько лет. С марта 2002 г. происходило постепенное ограничение круга лиц, которых авторы могли пригласить для политической дискуссии в прямом эфире, а текстовки подвергались все более жесткой правке. В сентябре 2002 г. руководство канала решило изменить сам формат передачи, исключив сбалансированный политический анализ и приглашение гостей в прямой эфир. Иван и его коллеги согласились на изменение формата при сохранении прежнего названия передачи, поскольку им было "жаль терять брэнд, аудиторию, рекламу - все". Однако по прошествии нескольких месяцев они убедились, что "значимость программы сошла на ноль". Руководство оправдывало свое решение тем, что в прежнем формате программа стала слишком дорогой. Иван склонен понимать это в переносном - политическом смысле. В итоге "все устали от ежедневных споров [о содержании программы]. Никому эти споры не нужны".

Журналисты сообщают и о постоянных звонках руководству из президентской администрации по конкретным передачам или сотрудникам. "Каждую неделю жалуются … [на содержание новостей]", - говорит ведущий сотрудник информационного вещания одного из каналов. Евгений Е. (имя изменено), занимавший в прошлом ведущую должность на киевском телеканале, рассказал представителям Хьюман Райтс Вотч, как у его начальника по телефону спрашивали: "Что там у вас на канале происходит? Вы что, революцию готовите?" Когда тот, в свою очередь, поставил этот вопрос перед Евгением, он поинтересовался, есть ли претензии к нему лично. "Мне просто не нужны звонки от президента", - ответил начальник. На другой канал из президентской администрации звонили с требованием уволить журналиста, который незадолго до того публично выступал и публиковал статьи с осуждением цензуры".

Один из главных редакторов прямо сказал журналистам: "Мы должны выполнять [темники], потому что в противном случае мы вообще останемся без канала". В аналогичном ключе высказывался и главный редактор другого канала: "Я беру все грехи на свою душу. Я - плохой. Я подавляю свободу слова… Если будут жалобы на вас или на вашу работу, я возьму всю ответственность на себя".

По словам журналиста одного из каналов, его главный редактор утверждал, что именно ради защиты сотрудников и канала сам стал принимать участие в составлении темников, чтобы те были "более цивилизованными и разумными". Журналисты с других каналов не отмечали такого отношения со стороны руководства, которое, по их словам, просто ожидало от сотрудников беспрекословного соблюдения редакционной политики: "На нашем канале не принято обсуждать цензуру. Все боятся потерять работу".


Обмеження поза ефіром

Журналисты сталкиваются с препятствиями не только в связи со своими непосредственными обязанностями. Осенью 2002 г., в ответ на усиление цензуры и притеснения на рабочих местах, они приступили к организации собственного профсоюза и забастовочного комитета. Однако, по мнению многих, это стало дополнительным фактором риска потерять работу.

Как заметил один из бывших редакторов: "Канал никогда не позволит своим журналистам выступать публично". Главный редактор этого канала просил журналистов понять, что наступило "тяжелое время", и обратился к сотрудникам с примирительным призывом: "Давайте просто вместе переживем его, а потом у нас все будет хорошо".

По словам журналистов с другого канала, руководство попросило их в случае возникновения проблем "разбираться самим, в своем кругу", а не объявлять забастовки или раздавать интервью: "Постарайтесь поменьше протестовать, и давайте просто продержимся, пока не кончится это смутное время". Когда один из журналистов этого канала попытался пожаловаться руководству на цензуру, последовал следующий ответ:

"Вы пытаетесь раздуть скандал. Собираетесь испортить жизнь другим людям, которые здесь работают и которых цензура не касается, - технический и административный персонал. Вы ставите канал под угрозу и Вы будете нести ответственность за [сотни] людей, которые тоже останутся без работы".

О похожей ситуации рассказывал и журналист еще одного национального канала: "Нам сказали, что мы должны подумать о канале: 'Если выступаешь, протестуешь - то ты ставишь под угрозу весь канал'".

Юрий Ю., помимо основной работы на крупном телеканале, много лет печатался в независимой газете и в газете, контролировавшейся людьми из окружения Л.Кучмы. Юрий считал, что публикации в газетах различной политической ориентации позволят ему делать собственные репортажи вне привязки к конкретной политической или редакционной линии. Он также думал, что таким образом обеспечит своим материалам более широкую аудиторию.

Однако в середине сентября, после его публичного выступления против цензуры и статей о манипулировании телевидением через темники, газета отказалась от дальнейшего сотрудничества. По его словам, главному редактору канала также поступило несколько звонков с требованием уволить журналиста за излишнюю активность и публикацию статей с критикой президентской администрации. Юрий считает, что его не уволили только потому, что руководство канала испугалось еще более громкого скандала.



Читайте також звіт Human Rights Watch "Неофіційна державна цензура на українському телебаченні":

повний текст українською

повний текст російською

повний текст англійською

і за розділами:

Короткий зміст

Політична ситуація

Ситуація в області ЗМІ

Неофіційна цензура: темники

Вплив темників на стан свободи висловлення думок

Рекомендації

Додаток: зразки темників

Заключні положення

powered by lun.ua