Міхаіл Саакашвілі: Я розраховую на дуже теплі стосунки з Кучмою, тим більше, що я його знаю

Вівторок, 16 грудня 2003, 11:27
Чому це ім’я викликає такий інтерес? З однієї простої причини – він показав колишньому "совку", як треба перемагати - як можна стояти за тих людей, які в тебе вірять, як можна йти до кінця, навіть коли здається, що твій суперник всесильний, і, зрештою, як перемагати красиво – легко і з феєрверками.

Автор грузинської оксамитової революції, який дві доби провів у Києві, виявився яскравим і веселим чоловіком, що тішиться відносною свободою і взагалі – звик отримувати задоволення від життя.

Негрузинська зовнішність (з чого сам підсміюється), костюм у модну смужечку, синьо-жовта краватка, велетень. Безнадійна "сова", яка опівночі за грузинським часом, після цілого дня зустрічей, роздає інтерв‘ю, говорить тости і блискавично реагує на жарти.

У суботу у вечірньому ефірі на "5 каналі" Саакашвілі говорив про свою голландську дружину Сандру, про Київ, про відчуття переможця і про відповідальність, яка приходить за цим, і, звичайно, про те, як "закінчився наш Шеварднадзе". Грузин з самого початку обеззброїв пропозицією говорити українською, яку він раніше знав "не гірше за Кучму", втім, після перших фраз українською в ефірі чесно перейшов на російську.


- Было время, когда я лучше говорил на украинском. Обещаю, что к следующему визиту я буду практиковать свой украинский язык. Для меня всегда Украина была очень важным государством.

- Чому?

- Я здесь вырос. Пока я не окончил институт, я тут служил в армии два года. Но это не все. Если спросить у любого грузина, он скажет, что самый большой друг Грузии из наших соседей – это Украина.

- Що для вас Київ?

- Киев становится лучше и киевлянам становится лучше. Конечно, те трудности, которые здесь есть, дают о себе знать, но все равно вы – очень трудолюбивый народ, оптимистичный народ, который умеет работать над будущим своей страны. Нам бы поучиться у вас.

Для нас, Грузии, Украина – это не только ориентир для лучшего будущего, это окно в Европу, самый ближний путь для нас в Европу, самый дружелюбный, самый удобный.

- Підозрюю, ваша дружина – голландка Сандра - ще не була в Україні?

- Ні, вона була. Когда мы поженились, первым делом я привез ее в Киев – перед тем, как везти в Грузию. Теперь она говорит по-грузински совершенно без ошибок и практически без акцента.

- Що треба сказати жінці, щоб вона поїхала з Вами з Європи до Грузії, вивчила мову цієї країни і вважала її своєю?
- Любовь слепа - нет рецептов. Но она действительно стала грузинской националисткой.

- Вона вже відчуває себе дружиною президента Грузії?

- Конечно, быть президентом Грузии – очень большая честь, но это и очень большой вызов, и очень рискованное дело. Но кто-то должен это делать. Тут у меня был выбор – или у моей страны нет будущего, у меня нет страны и у моего сына ее нет, или мы должны построить собственную страну собственными руками. А если строить страну собственными руками, то лучше строить ее как президент, правда?


ХАРИЗМА – ЭТО НЕ ФОРМА НОСА

- В який момент ви відчули, що владу усунути вам під силу?

- Предел был, когда сфальсифицировали выборы. Когда моя партия победила, но у нас нагло украли победу, народ сказал: все уже, хватит, после этого вы всегда будете красть у нас результаты выборов, и у нас нет просвета - теперь мы выйдем на улицу!

Первый раз я поверил, что нам удастся победить власть, когда в Зугдиди у нас был митинг, где-то около 4-5 тысяч человек меня ждало, а группа людей в масках с автоматами открыла прицельный огонь, ранив нескольких человек.

Я услышал стрельбу, остановился и подумал, что все разойдутся, что нет смысла туда приходить. Но то, что там произошло, меня поразило. Люди не только не разошлись и не испугались, там к моему приходу было около 10 тысяч человек. Люди остервенели, вышли, сказали: хватит нам этого - мы не будем отступать, мы не боимся ваших пуль, мы хотим жить нормально! Тогда закончился наш Шеварднадзе.

Одна женщина из Кахетии была ранена, она поехала в больницу, там ей перевязали ногу, и после этого она вернулась на митинг. Вот когда я увидел эту женщину с перевязанной ногой, я понял, что Шеварднадзе конец.

- Два роки тому я був у Грузії і висвітлював схожі мітинги проти Шеварднадзе. Я бачив, як ви і ваші прибічники працюють з натовпом. Що ви говорите людям для того, щоб вони йшли за вами?

- Нужно верить в то, что говоришь. Что такое харизма? Харизма – это не форма носа, не округлость щек, которые у меня достаточно круглые, к сожалению (сміється – Авт. ). Тут самое главное: когда очень веришь в то, что говоришь, тогда эта вера передается и другим.

- У що ви вірите?

- Я верю в то, что свобода всегда может победить. Я верю, что люди вокруг меня в это верят. Нельзя быть полу-политиком, нельзя быть полу-радикалом, нельзя быть полу-компромиссным - нужно быть бескомпромиссным. Как только люди видят, что ты за их спиной идешь на какой-то компромисс, интересуешься и политикой, и деньгами, и бизнесом и путаешь одно с другим, моментально к тебе пропадает все доверие.

- Звучить, просто як красиві загальні слова...

- Но так оно и есть. Единственный урок, который я получил за все время пребывания в политике - это то, что люди очень мудрые. Намного мудрее, чем все наши доморощенные политики. И они быстро чувствуют фальшь. Так что первый рецепт политику – не лгите, не обманывайте, не прикидывайтесь.

- Будьте самими собою...

Естественно. Звучит, как реклама "Спрайта" или что-то в этом роде, но это так. (сміється. – Авт. )


Я ПРИЕХАЛ СЮДА ЗАРЯЖАТЬСЯ ЭНЕРГИЕЙ НА ВСЕ ПЯТЬ ЛЕТ ПРЕЗИДЕНТСТВА

- Які ваші враження від зустрічі з лідерами української опозиції? Ви бачили Ющенка, Тимошенко і Мороза...

- Прямо скажу: Ющенко, Мороз и Тимошенко мне симпатичны. Мы очень сдружились с Ющенко. Это патриоты своей страны. Люди, которые имеют опыт, имеют видение будущего Украины. Это очень важно.

- Ви відчуваєте між ними різницю?

- Конечно, есть большая разница. В Грузии оппозиция тоже была очень разная, но мы сплотились в единое целое. Не нужно искать врагов. Я не могу вашу внутреннюю политику комментировать. Естественно, у меня есть свое мнение, но есть и бремя того, что я не должен этого делать.

Меня спрашивали о Леониде Кучме. Леонид Данилович в свое время сделал многое для украинско-грузинских отношений. Шеварднадзе, которого мы отправили в отставку и который очень сильно навредил Грузии, тоже очень много сделал для этого, что для меня лично очень важно.

А что касается Ющенко - когда он был премьером, первую гуманитарную помощь за всю свою историю Украина оказала Грузии.

- Про що ви сьогодні говорили з Ющенком, Морозом і Тимошенко?

- Об украинско-грузинских отношениях. Мое видение совпадает с видением Ющенко. Украина станет региональной сверхдержавой, Украина станет той страной, которая сможет распространить свое благотворное влияние на весь регион Черного моря и Средней Азии.

У Украины большая экономическая мощь, большой оборонный потенциал, большие технологические ресурсы. Экономика Украины растет с каждым днем. Военная мощь растет, что меня радует.

Мы – маленькая страна, но которая постоянно ищет сильных друзей, сильных соседей. А искать нам никого не нужно. Мы уже нашли Украину. И это будет так и при Кучме, и при любом другом президенте.

- Вам не здається дивним, що ви – кандидат у президенти і вірогідний майбутній президент Грузії – приїжджаєте сюди і зустрічаєтесь з опозицією, а не з тими людьми, які зараз при владі і які зараз реально визначають курс країни?

- Во-первых, с Леонидом Даниловичем я раньше встречался. И я рассчитываю на очень теплые отношения с ним, тем более, что я его знаю. Раньше, когда он приезжал в Тбилиси, мы с ним общались на украинском языке (было время, когда я не хуже его знал украинский). Сейчас я наслаждаюсь последними глотками свободы перед тем, как фактически "заточиться в тюрьму".

- Ви так дивитесь на президентство?

- Это так. Кстати, я уже живу в президентской резиденции. Меня окружает сто человек охраны, что мне абсолютно неприятно. Я очень часто останавливаю машину, спускаюсь в метро, чтобы пообщаться с людьми, потому что меня это заряжает. И приезжаю в Украину, потому что это меня заряжает.

Моя поездка носит получастный характер. Я приехал к своим друзьям – это и Давид Жвания, и, естественно, сам Виктор Андреевич. Меня заряжает общение с моими друзьями.

У меня, кстати, было приглашение на прошлой неделе в Вашингтон на встречу с Бушем, было приглашение в Москву, но я думаю, у меня будет время насладиться официальными приглашениями. Поэтому я эти приглашения "отмел" и больше никуда не собираюсь ехать. Я сюда приехал заряжаться энергией минимум на все следующие пять лет президентства.

- Ключові українські новини вже повідомили про те, що ви підписали угоду з "Нашою Україною". Повідомили також, що блок "Наша Україна" також раніше підписав угоду з деякими іншими партіями за кордоном, зокрема СПС в Росії, який програв минулі вибори...

- Не хочу вмешиваться в распри между разными журналистами и телеканалами. Но нужно сказать, что мы очень отличаемся от СПС. У нас сейчас 90% рейтинг, и мы уже управляем Грузией.

Я официально не президент, выборы - 4 января, но представители нашей партии руководят правительством, парламентом страны, все министры и губернаторы назначаются нашей партией. По Конституции мы уже управляем, и 4 января, я надеюсь, народ это подтвердит. Хотя это неординарная ситуация для Грузии, где обычно тысяча мнений и еще две тысячи разных групп, но сейчас 90% людей думают в одном направлении.

Это, кстати, возлагает на нас большое бремя. Я бы предпочел получить 51%, но не сталкиваться с такими огромными ожиданиями. Но мы не будем отступать, будем наводить порядок, строить нормальную страну.


ЕДИНСТВЕННОЕ, О ЧЕМ ЖАЛЕЮ, - ЧТО НЕ УВИДЕЛ ФЕЙЕРВЕРКОВ

- Що Ви сказали Едуарду Шеварднадзе, щоб переконати його подати у відставку?

- Это был уже решенный вопрос, и нечего было говорить...

- Ним вирішене питання?

- Народом. На самом деле, Шеварднадзе не хотел уходить. Мы окружили его со всех сторон. Линии связи были перерезаны, экипаж его вертолета отказался садиться за штурвал, аэропорты были закрыты, его окружали тысячи людей, готовых разорвать его на части. Я их сдерживал.

- Що треба сказати президенту, щоб він сів і написав заяву про відставку?

- Вы знаете, разные есть президенты... Готовых рецептов нет. Я сказал Шеварднадзе, что другого выхода у него просто нет, и что мы не допустим, чтобы он дальше правил страной.

За две недели до этого я ему сказал, что если он не признает поражение на парламентских выборах, я буду его свергать вместе с нашим народом. Он тогда это всерьез не воспринял. Но я еще раз повторил, что мы выведем сотни людей на улицы. Кстати, это ерунда была, что американцы нас поддерживали...

- До речі, якраз це запитання я збирався задати!

- Полное вранье! Это сделал сам народ. Американцы почти до конца попытались удержать правительство Шеварднадзе у руля.

- Що ви скажете про ту підтримку, яку надавали вам різні закордонні організації?

- А поддержки практически не было. Это сделал сам народ. И глупые шаги со стороны правительства. Ни одно правительство не может быть свергнуто, если оно само себя не свергнет своими глупыми действиями. Против народа не устоять ни с какими пушками, танками, полицией и армией.

- Що стало поворотним пунктом, коли Шеварднадзе вирішив піти у відставку?

- Физическая угроза. Не то, что мы хотели его убить. Просто армия перешла на сторону народа. Полиция отказалась его защищать. Его личная охрана отказалась его защищать.

- Які гарантії Ви йому дали?

- Никаких! Но для нашей будущей цивилизованной Грузии очень важно, чтобы президентов не убивали, не сажали, не репрессировали. Пусть он живет как обычный гражданин страны. Честно говоря, я ему посоветовал, чтобы перед выборами он ретировался куда-то из Грузии, например, в Германию, куда его приглашали лекции читать, но он не хочет. Он свободный человек, он сам должен это решать.

- У чому ваша місія? Для чого ви живете?

- Для того, чтобы создать своими руками свою страну, мою родину и оставить ее моему сыну и нашим детям. Я не хочу, чтобы мой сын был в политике, но я хочу, чтобы наши дети всегда с гордостью говорили, откуда они.

В результате революции, кстати, о Грузии узнал весь мир. И мне приятно, что о нас говорили не как о стране, где какие-то бедствия произошли, а о стране, где при танцах, при песнях, при фейерверках прошла революция и победила демократия.

- До речі, Ви платили за ці феєрверки?

- За день до отставки Шеварднадзе, когда на всех лидеров оппозиции выдали санкцию на арест и на физическую ликвидацию, и мы об этом узнали, и я сказал своему помощнику: "Иди покупать фейерверки". Он подумал, что я ненормальный...

Единственное, о чем я жалею - что на следующий день я так их и не увидел, потому что отводил толпу от резиденции Шеварднадзе, чтобы они его не разорвали на части.

powered by lun.ua