Конец эпохи монополий

Четверг, 5 апреля 2007, 20:35

Впрочем, следует ли употреблять настолько помпезное – " конец эпохи монополий" – определение для того, что продолжалось один или два года. Речь идет как о "оранжевом периоде" развития государства 2004-2006, так и о "синей реконкисте" Партии регионов 2006-2007.

После уверенного результата, который ПРУ получила на выборах 2006 года, убедительного выигрыша в позиционной войне по созданию большинства в парламенте, в течение года Регионы попробовали безраздельно править страной. Ключевым словом здесь является слово "безраздельно".

Детские претензии попутчиков – коммунистов и социалистов – во внимание не принимаются. Их голосочки "тоньше комариного писка". Безраздельность, по мнению автора, и стала причиной того, что этот период в истории новейшей Украины заканчивается. Заканчивается так же бесславно, как и период самого безраздельного правления победителей Оранжевой революции.

Причина поражения оранжевых та же, что и синих – попытка монополизировать всю власть в стране.

На что опираются те, кто организовывал эти две властных монополии? С идеологической точки зрения, и те и другие настаивают, что только они знают реальный путь к процветанию. Впрочем, они знают путь к своему личному процветанию. Оставьте иронию – каждая из этих бизнес-политических группировок предлагала свой путь обустройства Украины.

Итак, в обществе есть, по меньшей мере, две реальные позиции, есть две мощных элитных группировки. Создать третью в данных условиях, кажется, невозможно.

Однако главной проблемой является то, что восприятие или невосприятие этих двух моделей развития, разделило украинское общество не по общественной вертикали. Скажем, низы придерживались бы более социализированных программ, а верхи – более либеральных моделей.

Но в Украине, благодаря выборам 2004-2006, идет процесс создания двух обществ, которые между собой практически не общаются. И это выгодно обеим бизнес-политическим группировкам, потому что для них обе части народа Украины являются только электоральным ресурсом. А его следует беречь от внешних влияний, доктринизировать и постоянно держать в мобилизационной готовности.

Поэтому на самом деле всякое "согласие", о котором они постоянно торочат, для них возможно только в форме перетягивания или подсечения под себя. Практики согласования интересов за эти годы не наблюдалось, вопреки многочисленной вербализации намерений относительно этого.

Как результат, на начало 2006 оранжевая власть не то что не нашла согласия с элитами традиционно синих регионов. События лета 2006 в Крыму (в Феодосии) показали, что центральное правительство практически потеряло административный контроль над частью территории.

Очевидно, что электоральный результат Партии регионов Украины в Донбассе тоже является результатом потери административного контроля над этой частью государства оранжевой властью. А еще точнее – она так этими территориями и не овладела.

Сегодня тот же результат получили и синие. Их влияние на значительной территории государства, если не сказать на большей, минималировано вопреки всей помпе, которую они демонстрируют. Это прекрасно видно в Киеве: сиротливо бродят привезенные из маленьких родин колонны сторонников ПРУ. Киевская земля под их ногами не горит, но и не греет. Они здесь чужие. И это понимают и они, и все другие. Вот такое украинское единство.

Таким образом, два периода монополии на власть – оранжевый и синий – кристаллизовали раскол страны. Смена одной из этих группировок на другую ничего не дает  – раскол сохраняется и становится все более очевидным.

Что является этому причиной? Во-первых, крайне низкая политическая культура обеих сторон. Их крайний эгоизм. На самом деле о судьбе народа, а значит, государства, как одной из форм его самореализации, речь не идет.

Профессиональные "приватизаторы" с обеих сторон стремятся монопольно, рейдерским способом приватизировать государство. Все их достатки начинались именно через первичную приватизацию. Начиналось с заводов, потом регионы, а теперь дело дошло до всей страны.

Иначе они не могут и не умеют. Те, кто прошли кровавое месиво приватизационного "клондайка" где-то в Донбассе или Закарпатье 90-тех лет, понимает только одно правило – "или я, или – меня". Другого не дано.

Поэтому к тому времени, пока страной будут править именно эти герои 90-тех, а другой перспективы пока что не видно, община обречена именно на такие подходы к вопросам национальных безопасности, идентичности, интересов, европейской и евроатлантической интеграции, и т.п.

Продолжать этот бессмысленный, для игроков политического спектра, список можно до бесконечности. Причем бессмысленным он является не только для синих, но и для значительной части оранжевых, в особенности для оранжевых бизнесменов и пустозвонов, которых среди них оказалось немало.

Картина получается пасмурная, говорят пессимисты. Тем не менее, почти безнадежная, утверждает автор-оптимист.

Что же делать? В конце концов, этой проблемой прониклись и сами участники политического процесса. Причем обе стороны. И оранжевые, и синие бизнес- и политические элиты.

Не получилось у обеих. Создав предпосылки для не только политического, но и административно-территориального раскола страны, обе олигархично-политические группировки оказались у разбитого корыта. Потому что им не нужен кусок государства.

Донецким баронам не нужна самостоятельная "Донецко-Криворожская республика" со статусом "Приднестровской Молдавской республики". Так же, как им не нужна и "интеграция" с Российской Федерацией в статусе "независимой" Абхазии или Южной Осетии.

Да и сегодняшний статус Белгородской области в составе "матушки России" им тоже уже не по росту. Им нужна вся Украина. Независимая. Со всеми ее ресурсами. Однако не получается. Как и оранжевые, синие исчерпали пространство своей возможной экспансии. Они еще не натолкнулись на жесткое сопротивление. Запад страны, после девальвации оранжевого руководства (а не идеи), еще аккумулирует свое недовольство.

Но реально, даже в центре страны, синие так ничего и не получили. Они здесь чужие.

Ресурс монопольного правления государством исчерпан. Поэтому нужно искать новые модели. Очевидно, что консенсусные. То есть, нужно договариваться. Это при условии, что хотим жить в Украине, которая будет иметь те же, границы, что и сегодня. Однако договариваться не так, как это в течение лет демонстрировали замечательные господа Ющенко и Янукович.

Такие договоренности ничего не стоят. Ющенко напоминает Манилова из "Мертвых душ" Гоголя, а Янукович – Губернатора из одноименного произведения.

Если же не договоримся, то, опять же, возможны два пути – федерация, как бы этого кто не боялся (с возможным последующим распадом), или распад (со всем, что из него вытекает). Автор не уверен, что он состоится цивилизованно, как у чехов и словаков. В конце концов, граждане из разных регионов потеряли бессмысленные сентименты друг относительно друга. Любви уже, кажется, давно нет.

"Братолюбия" сегодня уже никто не ожидает. Но стороны должны трезво и четко договориться, хотим ли жить в государстве с названием Украина, а если так, то как будем жить.

Учитывая парламентский кризис 2007, все вдруг вспомнили тезис Сергея Дацюка о переосновании государства. Не все вдумываются в развернутое содержание тезиса. Однако все поняли, что государство на самом деле требует переоснования. На каких-то других основах. Потому что верхи (ни оранжевые, ни синие) не могут, а низы... чем дальше, тем более отчуждаются от государства (такого государства). Такое состояние начинает угрожать самому его существованию.

Как можно переосновать государство? Очевидно, что с формальной точки зрения, через заключение нового общественного договора, то есть создания новой Конституции. В последние года об этом только говорится, однако пришло время действовать, так как дальше так жить уже невозможно.

В этом имеем шанс убедиться, учитывая тотальный кризис власти в Украине. И никто не спрячется в свою норку. Социальные и политические катаклизмы, которые провоцирует сегодняшняя конституционная неопределенность, выковыряют каждого из его индивидуальной ракушки или маленького бизнеса.

При переосновании государства не следует иметь иллюзий, что ничего не изменится, и никто не пострадает. Это процесс не только сложный, но и болевой. Переформатируется не только структура власти, взаимоотношения между ветвями власти, но и структура государства. Дальше этот тезис не буду развивать.

В который раз должен повторить банальную истину, надо запустить механизм балансирования между разными ветвями власти. В конце концов, в какой-то мере даже в жестких условиях сегодняшнего кризиса он все же запускается. Каждая из ветвей власти сознает свое место в системе власти в целом.

От монополий на власть время переходить к осознанию потребности в согласовании интересов и балансировании влияний политических сил. Как не парадоксально, в условиях этого кризиса Украина приближается к этому осознанию.

Каким образом это сделать? Во-первых, вернуть легитимность такого важного органа власти, как Верховная Рада. Она потеряла ее, когда началась перебежка депутатов из фракции во фракцию.

Время снова проконсультироваться с народом, кого он хочет видеть в парламенте. То есть провести внеочередные выборы. Было бы желательно предотвратить переформатирование парламентских фракций. А также избавиться от "политических гиен", которые уже реально никого не представляя, паразитируют на столкновении двух-трех  самых больших политических нуртов в нашем государстве.

Новый Совет назначит новое правительство. И здесь есть возможность, в конце концов, отойти от монопольной модели организации синей или оранжевой власти. Не нужно и "братского" единения. Может прийти осознанное согласование интересов двух олигархично-политических группировок.

Монополия на власть себя не оправдала. Она уже начинает вредить большому бизнесу. О народе здесь пока что речь идти не будет. Однако при таком сбалансировании интересов и он может кое-что получить. По крайней мере, стабильность.

Следующим шагом должно все-таки стать создание новой Конституции. Она должна отобразить новую украинскую реальность. За годы существования старой Конституции, украинское общество бурно развивалось. В Украине, с болью и трудностями, на наших глазах возникает новая политическая культура. Она делает Украину отличной от ее постсоветских соседей.

Скажем, когда-то близкие Беларусь и Россия этого пути не прошли. Они пошли по другому пути, и сегодня это на самом деле другие страны с другой политической историей и политической культурой. Но вопреки перверзии новейшей украинской истории, кажется мы движемся все же в правильном направлении. Хотя еще пройдем и через дискуссии, и через прямое противостояние. Потому что же не на прогулку вышли.

 

Тарас Возняк, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде