Украинский Сенат: последний козырь парламентаризма?

Четверг, 19 июля 2007, 10:00

Еще несколько дней тому назад я не собирался встревать в эту дискуссию. Ведь в напечатанных за последние недели "Украинской правдой" статьях относительно перспективы создания в Украине двухпалатного парламента имеются все те "против", которые я и сам высказывал в разное время по этому вопросу или под которыми с готовностью бы подписался.

Так вот предмета для разговора, казалось, нет, а сама идея двухпалатности выглядела провокацией, подброшенной в политическую среду молодцеватыми ребятами из президентского секретариата для нее, то есть среды, возмущения и раскола.

"Разделяй и властвуй!" – принцип давний, но эффективный. Почему бы не поделить политически активных украинцев еще и с помощью идеи двухпалатного парламента?

Но оказалось, что я – и те, кто думал и думает так же – были неправы. Или точнее, смотрели на все обычным взором киевских политических интересов и подсознательных установок. А в Украине, между прочим, существует не только Киев, а и другие знаковые города, а также городки, поселки и села, о чем мы с вами нередко забываем...

Тото же: обратившись на днях к двум знаменитым интеллектуалам со Львова и Харькова с просьбой рассказать "под запись" для одного почтенного журнала, что именно они думают об идеальном украинском парламенте (почему бы и не пофантазировать?), я с удивлением отметил: Восток и Запад таки вместе! Они хотят, чтобы в государстве существовал двухпалатный парламент, в котором высшая палата представляла интересы и защищала права регионов.

Аргументы львовянина состоят в потом, что реально две трети нашего парламента представляют сейчас Киев и Донецк – и ни одни выборы этого не изменят, по крайней мере, существенным образом, поскольку речь идет о центрах, где сосредоточены огромные денежные ресурсы и расположены штаб-квартиры определенных олигархических групп.

Поэтому надо прибавить парламенту верхнюю палату, которая будет избираться на основе мажоритарной системы с равным представительством от регионов.

То же самое говорит и харьковчанин; единственное различие между ними – в том, что первый считает ключом отбора достойных кандидатов в Сенат важный ценз оседлости в определенных регионах, который дает (в идеале, по крайней мере) знание и понимание проблем развития этих регионов, а второй настаивает, что речь должна идти еще и о вековом цензе, чтобы в высшую палату парламента попадали люди зрелые и мудрые.

Но главное – чтобы не только Киев и Донецк, а и другие регионы имели право голоса, чтобы парламент мог контролировать не только исполнительную и президентскую власть, а и самого себя, то есть представленные в нем кланы.

Вот такая, возможно, утопическая, возможно, не весьма научная мысль, оказывается, существует в головах далеко не последних представителей интеллектуального сообщества. Или может, речь идет об исключениях, может, в других регионах никто не стремится к созданию двухпалатного парламента?

Несколько междугородных звонков дали возможность выяснить ситуацию: оказывается, подобные идеи соединяют не только Восток и Запад Украины, а и Север и Юг. И в Крыму, и на Прикарпатье, и на Волыни, и в Луганске, оказывается, настроения относительно двухпалатного парламента далеко не такие, как в столице.

Возможно, эти настроения немного иррациональные, немного утопические, но они существуют, и их надо учитывать киевским интеллектуалам и политикам, обдумывая перспективы указанной выше идеи, заброшенной президентским секретариатом в украинскую передрягу.

Так вот все-таки: что может (вопреки всем предостережениям) быть рационально вложено в идею высшей палаты украинского парламента? Если попробовать соединить в определенном теоретическом наброске стремление украинских регионалов (без кавычек) и реальную миссию Сената, скажем, в соседней Польше, то мы получим такой абрис главных характеристик второй парламентской палаты:

а) представительство регионов;

б) элитарность состава;

в) контрольная миссия;

г) трибуна интеллектуалов.

Если попробовать коротко расшифровать эти пункты, то легче всего, наверное, с миссией представительства определенных регионов: объединяем вековой ценз (членами Сената могут быть лица, не младше 45-50 лет), образовательный (высшее образование обязательно, желательна научная степень) и ценз оседлости (имеет право избираться тот, кто прожил беспрерывно в той или иной области не меньше 10-15 лет, перерыв может быть где-то на полгода – зарубежная командировка, болезнь, выезд в научную экспедицию и т.п.), - и получаем на выходе персонаж, потенциально осведомленный с проблемами региона, укорененный в них, отданный своей местности (так как же иначе поехал бы в столицу или за границу в поисках богатой жизни).

Кстати, постоянное проживание в регионе (это касается всех административных единиц, кроме Киева) будет означать, что наш сенатор не избирался депутатом Верховной Рады Украины, по крайней мере, уже продолжительное время, то есть, не задействован в текущей политической передряге.

Что касается элитарности состава Сената, то здесь, конечно, сам критерий наличия высшего образования не поможет. Здесь нужно сразу же формировать определенную традицию.

Британцам легче – "пропуска" в Палату лордов (кроме той сотни с крюком наследственных членов, которые там еще остались) раздает королева за заслуги перед государством, причем заслуги первостепенные. У поляков иначе – там в самый раз существует определенная традиция избрания в Сенат, и потом в этой парламентской палате в самом деле немало представителей настоящей элиты; каждая политическая сила страны стремится найти достойных сенаторов, чтобы были не хуже, "чем у людей". Что ж, теоретически такое возможно и у нас...

Теперь о контрольной миссии. Двухпалатный парламент будет иметь смысл, если функции представительной власти будут, так сказать, "физически" разделены между депутатами: нижняя палата будет заниматься законотворчеством, и только законотворчеством (плюс, конечно, формирование правительства), а вот верхняя примет на себя все парламентские контрольные функции.

Происходит не только отслеживание правильности выполнения бюджета и законов; Сенат может контролировать и кадровую политику власти, и качество законодательной деятельности нижней палаты.

Если он это будет делать эффективно (не забывайте, что речь идет о теоретической модели), то нижняя палата окажется одновременно и разгружена от всего, что мешает ей сосредоточиться на создании законов, и психологически мобилизована на это создание (так как депутаты будут помнить, что за ними следят сенаторы). А еще Сенат должен быть теснее, чем нижняя палата, связан с судебной властью, так как он и сам в определенном смысле выступает судьей относительно деятельности других властных органов.

В конце концов, про неформальную, но реальную миссию Сената – быть трибуной элиты – не политической, а духовной, интеллектуальной.

Максим Стриха, который имел возможность наблюдать за работой польских сенаторов, среди которых хватает интеллектуалов высокого сорта, на основе этого наблюдения и сформулировал идею такой трибуны, разрешив мне ее сделать достоянием гласности. Другими словами, Сенат мог бы не скатываться в популистские истерики, какими преисполнена настоящая Верховная Рада, а работать значительно более рассудительно и рационально, апеллируя не только к здравому смыслу, а и к интеллекту как политического класса, так и массового избирателя.

Такой вот рациональной составной в отечественном парламентаризме сейчас катастрофически не хватает...

А теперь напомню читателям (и самому себе) с чего начиналась статья. С того, что двое знакомых интеллектуалов – харьковчанин и львовянин – высказались в пользу создания Сената, раздумывая об идеальном украинском парламенте. Об и-де-аль-ном! И этим все сказано.

Хотя, с другой стороны, разве без стремления к идеалу, без его поисков, без попыток его воплощения, пусть далеко не всегда удачных, была бы чего-то достойна наша жизнь, даже политическая?

На этой ноте – мол, к двухпалатности стремятся в регионах и такая система может стать последним козырем нашего парламентаризма, - можно было бы закончить, если бы не вынырнули в памяти две неуместные, как всегда, строчки из Леси Украинки:

Кажуть, весь поміст у пеклі
З добрих замірів зложився...

Сергей Грабовский, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде