Экзамен на демократию Грузия сдала на "удовлетворительно"

Вторник, 8 января 2008, 14:48

Только что в прямом эфире телеканала "Рустави 2" были объявлены результаты экзит-пола, согласно которому кандидат в президенты Грузии Михаил Саакашвили получил свыше 52 процентов голосов, зал тбилисской филармонии, где находился его штаб, разрывали аплодисменты.

Миша со своей неизменной жизнерадостной улыбкой вышел на сцену и обратился к присутствующим уже как победитель выборов.

В это время в Украине, как свидетельствуют источники, Юлия Тимошенко размышляла над тем, следует ли немедленно звонить по телефону и поздравлять Саакашвили, или дождаться более или менее точной информации.

Ее опасения были не безосновательны – официальный подсчет голосов Центральной избирательной комиссией затянулся до непристойности. На утро следующего после выборов дня было посчитано несколько сотен участков из свыше трех тысяч.

Предыдущие данные свидетельствовали о том, что Саакашвили преодолел 50-процентный барьер с довольно хорошим запасом, но чем больше поступало протоколов из участков, тем ниже результат опускался до заветной отметки и сутки балансировал на ее границе.

И только Рождественским вечером, когда было посчитано свыше 90% участков, в том числе из проблемных для Саакашвили Тбилиси и Аджарии, стало понятно, что президентом страны вторично избран "герой революции роз". Его официальный результат странным образом совпал с результатом экзит-пола.

Но, не дождавшись официального результата, Саакашвили поздравили президенты Польши, Эстонии, Армении и даже Казахстана, правда, позже пресс-служба Назарбаева сообщила, что это было в частном порядке.

В конце концов, свое приветствие прислала и Юлия Тимошенко. Она сделала это перед Ющенко, и первой получила приглашение на инаугурацию.

Однако сказать, что победа Саакашвили была красивой, будет преувеличением. И хотя большинство международных миссий наблюдателей (в том числе и миссия от СНГ) оценили президентские выборы, как открытые и демократические, однако и они обратили внимание на "некоторые организационные недостатки" и "досадные факты, которые омрачают демократичность процесса".

В переводе с дипломатического языка это означает, что на кампанию Саакашвили работала вся исполнительная вертикаль плюс силовики. Его доминирование на телевидении было непропорционально большим, а журналисты оппозиционного телеканала "Имедиа" просто на время выборов прекратили вещание, не желая быть заложниками в борьбе за власть между их непосредственным собственником Бадри Патаркацишвили и Михаилом Саакашвили.

Подсчет голосов на отдельных участках проводился со многими процедурными нарушениями и иногда неоправданно затягивался. Возможно, если бы выборы прошли безупречно, то второй тур был бы неминуем.

Бесспорно, Саакашвили выиграл бы и во втором туре, но ему нужен был блицкриг. Хотя второй тур стал бы более полезным для грузинской демократии.

Но миф о большом демократе Саакашвили развеялся еще вместе со слезоточивым газом во время разгона акций протеста 7 ноября. Запад по привычке не желает это замечать, надевая удобные розовые очки, но отношение дипломатического корпуса и представителей международных организаций к грузинской власти становится все более скептическим.

По этому будет большим преувеличением утверждать, что на этих выборах сошлись геополитические интересы России и Запада, в частности США. Россия просто с любопытством наблюдает за тем, как лидеры цветных революций дискредитируют сами себя, давно махнув на Грузию рукой. Ведь оппозиционные к Саакашвили кандидаты тоже за вступление Грузии в НАТО, хотя и не имеют четко артикулированной позиции.

Как рассказал посол одного из западных государств, на прямой вопрос оппозиционному Левану Гачечиладзе – выведет ли Грузия свои войска из Ирака после его победы на выборах - тот так и не смог ответить.

Также Запад прекрасно понимает, что своим поведением Саакашвили дискредитирует прозападный курс страны.

Параллельно с выборами в Грузии проводился плебисцит относительно отношения граждан к вступлению в НАТО. Если верить данным экзит-пола, то вступление в альянс поддержали свыше 60 процентов опрошенных. Однако еще несколько лет назад уровень такой поддержки достигал свыше 80 процентов.

Поэтому противостояния в Грузии являются следствием традиционных для постсоветского пространства (а, в особенности, Кавказа) внутриклановых "разборок", а геополитические игроки выступают в роли заинтересованных наблюдателей.

Завершение президентских выборов не сняло напряжение в грузинском обществе.

Победа Саакашвили стала возможной только потому, что ему не мог противостоять сильный конкурент, которого в Грузии сейчас просто нет.

Некоторые эксперты называют единой возможной альтернативой новому-старому президенту спикера парламента Нино Бурджанадзе, но та пока что демонстрирует полную лояльность к Саакашвили. Снова же "пока".

Как бы там ни было, только половина, а то и меньше, граждан поддерживают Саакашвили. За неделю пребывания в стране удалась найти только двух людей, которые сознались, что высказали поддержку за него. И хотя круг опрашиваемых состоял преимущественно из водителей такси и обслуживающего персонала, эту выборку можно считать условно репрезентативной.

Один из таксистов поделился с автором результатами собственного исследования: из тридцати опрошенных пассажиров только трое готовы были отдать свои голоса Михо. Официальные результаты также показали, что в Тбилиси Саакашвили и Гачечиладзе получили почти одинаковое количество голосов. А, как известно, кто проигрывает столицу, тот в политике может проиграть все.

Это подтвердил второй после выборов день, когда оппозиционный митинг, несмотря на морозную погоду и подготовку к Рождеству, на столичной площади Рике собрал от пяти до десяти тысяч лиц.

Традиционное место сбора оппозиционеров – площадь перед парламентом - заранее было занято новогодней елкой, аттракционами и ледовым катком.

На этот раз обошлось все мирно, а послерождественский митинг, запланированный на 8 января, вообще отменили. Оппозиция решила сосредоточиться на юридическом обжаловании результатов на отдельных участках, очевидно, прекрасно понимая бесперспективность этих шагов.

Фактически на второй после выборов день оппозиция начала готовиться к досрочным парламентским выборам, которые состоятся, вероятнее всего, 5 апреля 2008 года.

Наверное, сам того не осознавая, будущую стратегию оппозиции сформулировал водитель такси с символическим именем Георгий. Проезжая в ночь выборов мимо ярко освещенного и громко празднующего штаба Саакашвили, он высказал уверенность, что выборы сфальсифицированы.

Однако сразу прибавил: "Ничего, это даже хорошо, что так произошло. Теперь все увидели, на что он способен. Весной вы увидите, как мы все изменим".

Конечно, ожидания Георгия выглядят слишком оптимистичными.

Окрыленный победой, Саакашвили продолжит свой победный ход, а деморализованная оппозиция разругается, а из Лондона будут плести свои интриги Березовский и Патаркацишвили...

Очевидно одно – Грузию ждут нелегкие времена с непредусмотренными последствиями.

Кстати, "Революция роз" состоялась не после президентских, а после парламентских выборов.

Александр Черненко, КВУ, Киев-Тбилиси-Киев



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!