Мифы информационной опасности: план Капрановых для СНБО

Среда, 11 июня 2008, 16:15

Обязательно надо прочитать книжку братьев Капрановых. Давно собирался. Теперь прочитаю точно – после того, как выучил их программную статью о том, как нам организовывать защиту информационного пространства Украины.

Хочется узнать: какие мысли могут нести читателю (преимущественно, как я понимаю, молодого поколения) люди, в чьем воображении информационные враги украинского народа приобрели вид таких ужасных уродов.

Помню впечатление от заметки братьев, где они делились наблюдениями от участия в Форуме украинской интелигенции. Нормальные такие впечатления, адекватные. Казалось бы: Капрановы – наши люди, так бы сказать – стоим на одной нежлобской платформе.

Поэтому и взялся ознакомиться с их идеями относительно информационной безопасности страны. Ведь, похоже что СНБО решило действительно неформально отнестись к делу, предложило так сказать, интеллигенции (правда, удостоверений интеллигента у нас не выдают) предоставлять свои предложения по формированию этой безопасности.

Прочитал заметку Капрановых, потом прочитал вторично... и ошеломленный решил то ли возразить, то ли предоставить свои предложения по информбезопасности (к счастью срок предоставления предложений истекает 12 июня).

Я морально и культурно подавлен от капрановских идей и питаю надежду, что в СНБО их предложения потеряют под листом с распечаткой моей заметки. Поскольку чувствую страшную личную опасность от наименьшей возможности, что предложения грамотных братьев будут восприняты как руководство к действию.

Если во времена антинародного режима Кучмы я эмигрировал в Интернет, и во времена народно-демократического режима Ющенко не возникло желания оттуда возвращаться, то при условиях реализации Плана Капрановых мне придется погружаться дальше. Например, переквалифицироваться на выращивание коз на приусадебном участке.

Но я не хочу становиться козоводом. Я хочу по привычке высказывать и распространять оценочные суждения и информацию. Капрановы мечтают не позволить мне это делать. Действительно, а вдруг эта заметка – одна с составляющих той информационной войны, о которой предупреждают братья.

Продолжаю пугать и перехожу к конкретике.

Согласен, во времена провозглашения независимости действительно был всплеск развития свободной прессы. И я его прекрасно помню. Но такой же всплеск был не только в Украине, а на всем постсоветском пространстве (вспомните легендарный ТВ-"Вигляд", "Коммерсанта", "Комсомолку", "Литературную газету" того времени).

А причина была одна: государственные мужи – и в Москве, и в Киеве, и в Ашгабате просто перепугались, кратковременно отпустили рычаги управления со своих лап. А потом пришли в себя и мы получили то, что есть сейчас: прессу подконтрольную, подавленную властью и коммерсантами-владельцами СМИ.

При чем здесь экспансия российских СМИ? Да, национальные медиа-клоны выгоднее продуцировать. Это Капрановым расскажет любой владелец СМИ и книгоиздатель. Это бизнес, господа писатели. Поэтому россияне копируют западные образцы, а мы пока что – российские.

Вы хотите, чтобы мы создавали оригинальный национальный продукт? Так поддерживайте собственные СМИ, журналистов, издателей, но не притесняйте иностранных – свои от этого лучше не станут, возможно станут немного упитаннее.

Думаю, господа Капрановы имеют возможность, как и автор этих строк, общаться с издателями. И я уверен, что их издатели говорят то же самое, что и мои: российскую книжку продавать и издавать выгоднее. Даже украинские книжки часто выгоднее печатать в России. Поскольку там другие налоги, более дешевое сырье.

Разве кому-то не понятно, что следует делать, как сделать украинское книгоиздание выгоднее, как наполнить рынок украиноязычной книжкой? Правильно – нужно конкурировать: с российскими полиграфистами, российскими писателями, российскими сборщиками налогов. И тогда у нас будут расти тиражи книжек и газет, будут появляться новые имена в литературном мире и мире журналистики.

Но Капрановы, как устоявшиеся писатели, сознательно или нет, не желают конкуренции. Они хотят свести на нет своих коллег, ну хотя бы из-за границы. Представляете, насколько вырастут тиражи книжек Капрановых? Выиграет ли от того украинский читатель, за которого так волнуются братья? Получат ли толчок к развитию украинские СМИ?

Конечно нет. И, собственно, в этом состоит информационная опасность: заявить, что мы неповторимые, а все вокруг враждебные и глупые, после чего превратиться в местечковую культурную среду, тем не менее – национальную.

Питаю надежду, что государство не возьмется, закатав рукава, реализовывать План Капрановых.

Во-первых, поскольку это опасно, во-вторых, потому что его невозможно реализовать.

Предположим, у нас совершенно исчезли русские (англоязычные, и т.п.) книжки и периодика. Меня это не пугает. Я давно не хожу в книжные магазины, поскольку кроме попсы там сложно что-то найти. Не читаю газеты – потому что там та же попса. Как сейчас, так и после реализации плана Капрановых, я буду заходить на сайты тех изданий, которым доверяю, буду скачивать электронные книги, которые меня интересуют.

За кого переживают братья: за тех, у кого нет электронной книжки за 200 долларов и Интернета? Но ведь большинство и сейчас не слишком зачитывается серьезной литературой, а на каком языке изложен информационный мусор – разве это важно?

А у меня есть другое предложение: ничего не ограничивать, а создавать условия для своих писателей, журналистов, чтобы те учились работать, конкурировать и заимствовали чужой опыт. Другого пути нет, поскольку ничего приличного сделать запретами невозможно. То есть, я предлагаю не усиливать давление государства (в этом случае – на иностранного издателя), а ослаблять его присутствие (когда речь идет об издателе украинском).

И не надо копировать Россию. Это невозможно. Российский народ имеет яркий имперский характер и способен пожертвовать во имя великой России многим, демократическими основами, в частности.

Украинцы ментально другие. Могут провозглашать очень правильные лозунги, а дорвавшись к власти, наплевать на лозунги и маленьких украинцев, после чего приступить к дерибану. Украинец, живя в середине Европы, все равно остается в хате, которая скраю. Итак, он не станет поддерживать твердую руку и крепкое амбиционное государство.

Из-за этого, как по мне, украинцам более присуще "мягкое" государственное управление – не посредством запретов и гиперполномочий политических мессий, а посредством послабленного государственного механизма с ограничением прав чиновничества, минимумом запретов и разрешений.

Короче: все, что не запрещено – разрешено, а запрещать следует очень осторожно. Поэтому и меры информационной безопасности должны осуществляться именно таким образом: послабление государственного давления для своих – национальных производителей информпродукта.

А если разрешить украинскому чиновнику решать кто хороший, кто плохой, кто "проукраинский", кто прозападный-пророссийский, и т.п. – угробит все: и свое и чужое.

Вот об этом надо говорить, а не как наделить государство дополнительными разрешительными и ограничительными функциями. Ведь сейчас, скажем, у нас фактически нет государства, оно потеряло главные атрибуты: судебную власть, исполнительную, нет свободной прессы.

Но как-то еще существуем – именно благодаря простому украинцу, его способности приспособиться хоть к Кучме, хоть к Ющенко. И на горизонте не видно более прогрессивных фигур. Итак, не надо наделять новых кучмо-ющенко дополнительными полномочиями. Именно это самая большая опасность.

Практика свидетельствует, что все действия украинского государства – чтобы оно не делало – имеют одно последствие: усиление, развращение и увеличение численности админстративно-репрессивного аппарата и повышение давления на маленького украинца.

Но этот украинец умеет проходить "между капельками". И на очередные чиновничьи репрессии мы ответим собственным пофигизмом. Пусть власть реализует все планы братьев Капрановых, пусть на полках останутся только их книжки, я все равно не уступлю свою свободу и право выбирать что мне читать и что писать, и на каком языке.

Потому что в конце концов, у меня уже накопилась большая библиотека, которую читать-перечитывать, а еще есть Интернет. Но, кажется братья не забыли и обо мне.

Они посягают на мою свободу через Интернет, стараются влиять посредством поисковиков и рейтинговых систем. Наверное, еще можно привлечь национальных провайдеров, обязать заниматься мной спецслужбы. Но это все глупости! Ничего не получится, по крайней мере, по отношению ко мне. Поскольку, находясь в Интернете не один год, я знаю, как им противостоять.

Но работы и полномочий у государства станет больше. Значит – вырастут затраты спецслужб, станет больше чиновничества во всяческих силовых и разрешительных структурах, будет на что тратить налоги.

Капрановы подходят к защите информационных интересов государства комплексно, не ограничиваясь квотированием. Они стремятся давить на владельцев СМИ с помощью лицензирования.

Я уже немало "живу" в журналистике и все время не могу понять: зачем вообще нужно это лицензирование? Капрановы в журналистике точно меньше, чем я, но возможно они больше думали и поняли. Но я не нашел в их концепции ответа на вопрос, который меня так интересует.

Может обществу (читай – государству) нужен этот дополнительный лицензионный рычаг, чтобы в определенный политический момент запретить издание той или иной газеты, как это было во времена Кучмы?

Слава богу, а точнее – нам с вами, сейчас этого нет. Но до очередных президентских выборов еще многое может произойти... Возможно Капрановы все же не задумывались над тем, что такое СМИ? Правильно, это орган распространения информации.

Но каждый гражданин также является органом распространения информации. Бабули на лавочке возле подъезда тоже распространяют информацию. Может и им следует ввести процедуру лицензирования? Может господа Капрановы не читали закон об информации? По закону человек отвечает за собственные слова даже в устной форме.

И если я выскажу в частной беседе оскорбление в адрес третьей персоны, то могу ответить за это по закону (если тот, кому я это высказал, подтвердит мои слова в суде). У меня был судебный процесс при таких приблизительно обстоятельствах. Так что еще нужно государству и государственникам Капрановым? Еще больший контроль и ответственность обычных украинцев?

Какие еще нужны разрешения, сколько еще нужно чиновников, чтобы до людей дошли капли правды? Есть уголовный кодекс и кодекс об админнарушениях. Там записана вся возможная ответственность – за пропаганду насилия, за призывы к свержению государственного порядка, распространение порнографии, и т.п.. Ними должны пользоваться все – от бабушки на лавочке до медиа-магната и чиновника, который их контролирует.

Когда-то у нас были подконтрольными государству владельцы печатных машинок, потом – ксероксов. Все это со временем прошло. Настало время отмены лицензий СМИ, но не ее усиления.

Мир становится свободнее, но Капрановым это не нравится.

Господа Капрановы, вы вообще понимаете, что предлагаете? И почему вы уверены, что информационное пространство Украины следует защищать прежде всего от посягательств извне?

Почему народ должен противостоять злым москалям (жидам, узкоглазым, нигерам, и т.п.)? Не лучше ли направить свой потенциал на создание информационного продукта, конкурентоспособного, хорошего, такого, который купят и потребят другие нации.

В противном случае мы пойдем в том направлении где были – в фашизм, или тоталитаризм. Я там был и назад не хочу.

Кто-кто критикует председателя СНБОУ Раису Богатыреву за определенную нерешительность. Мол, надо больше резких действий по защите национальных интересов. Но я представляю, что случится, если она решительно возьмется выполнять установки Капрановых.

Уверен и верю – этого не произойдет. Богатирева по специальности медик, она должна понимать, что в вопросах национальной безопасности нужно пытаться предотвращать хирургическое вмешательство. Капрановы предлагают, чтобы СНБО и государство в целом вонзили свои хирургические инструменты в информационное тело и начали по-живому "улучшать" и "контролировать".

Давайте предложим на вражескую (по Капрановым) пропаганду собственную – более привлекательную, качественную. Давайте, господа писатели, писать больше книжек – хороших и разных. И снимать фильмов – не меньше, чем индийцы, или, по крайней мере, россияне.

Поскольку название фильма "Богдан Хмельницкий" еще не является гарантией его рыночного успеха и эстетичной ценности. И давайте издавать журналы и телепрограммы, которые будут закупать иностранные владельцы и телекомпании.

Господа Капрановы, напишите книжку, которая бы завоевала российского читателя, пусть ваши произведения начнут переводить на языки всего мира. Это будет настоящей защитой украинского информрынка и аннексией чужих.

А то, что вы предлагаете, призвано только удовлетворить материальные потребности небольшой кучки лиц и еще больше усилить давление государства на гражданина, ограничить его право на получение информации, сделать информационное пространство Украины неполноценным.

Господа демократы, вам следует знать, что в современном цивилизованном мире доминанта - это сохранение прав меньшинств (национальных, сексуальных, интеллектуальных, и т.п.). Все мы – в чем-то меньшинство. И надо уважать и защищать все без исключения меньшинства, в том числе языковые.

А поскольку мысли и предложения братьев Капрановых кажутся мне посягательством на информационную безопасность Украины, отважусь предложить кое-что от себя. А именно: не следует ничего усиливать и ограничивать. Следует содействовать расцвету национального информационного пространства – как раз усилиями украинских писателей, журналистов, кинематографистов.

Сделайте информационную жизнь в Украине "сытнее" и "вкуснее", прежде всего, с помощью очень осторожного корректирования и контроля со стороны государства, и это будет главным оружием украинцев в "информационной войне", которая так пугает чувствительных братьев-писателей.

А вот что действительно следует "усилить" и "ограничить", так это действенный контроль над поступками чиновничества, количество которого требует сокращения. И предельно ограничить их права.

А еще заставить их "контролировать самих себя": в информационном пространстве должны присутствовать данные о всех поступках чиновничества: что они делают, куда и за чей счет летают, какие решения принимают, кому что разрешают, а кому нет, какие судебные постановления продуцируют.

Сами чиновники на это никогда не пойдут. Поскольку они уже также превратились в угрозу национальной безопасности. Народу уже не будет хватать денег, чтобы удовлетворить их взяточнические аппетиты. Итак, специальный государственный орган – СНБО, призван преломить ситуацию. По крайней мере, на это остается надежда.

Олег Ельцов, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде