Добро пожаловать в клуб

Суббота, 1 февраля 2020, 06:00
коллаж: Андрей Калистратенко

"Рассказывают, что когда новость о вторжении Гитлера в Россию достигла нью-йоркского кафе, где собирались коммунисты, то один из них, отлучившись в туалет, неожиданно обнаружил, что в его отсутствие партийная линия изменилась на противоположную".

Ироничный Джордж Оруэлл сделал эту дневниковую запись летом 1941-го. В то время линия западных компартий действительно претерпела чудесные метаморфозы.

Когда безымянный коммунист направлялся в уборную, гитлеровская Германия считалась обороняющимся государством, а буржуазные демократии – поджигателями войны.

Но к моменту возвращения героя из клозета Гитлер стал негодяем, агрессором и врагом всего прогрессивного человечества…

Над анекдотом восьмидесятилетней давности можно было бы только посмеяться, если бы наши современники и соотечественники не оказывались в схожем положении чуть ли не каждый день. Демонстрируя собственные навыки колебания вместе с генеральной линией.

В 2017-2018 годах украинское общество окончательно разделилось на адептов "зрады" и "перемоги". И тогда этот раскол пытались объяснить идейными расхождениями или индивидуальными психологическими особенностями.

Кто-то утверждал, что сторонники президента Порошенко – прагматики, избегающие крайностей, трезво оценивающие возможности украинского государства и приветствующие любое, пусть и скромное достижение.

А критики власти – инфантильные максималисты, ожидавшие волшебного преображения Украины в кратчайший срок и не вынесшие контраста между желаемым и реальным.

Кто-то, наоборот, считал симпатиков тогдашней власти трусливыми соглашателями, готовыми закрывать глаза на ложь, коррупцию и некомпетентность в верхах. А противников Петра Алексеевича – правдорубами, не собирающимися мириться с несправедливостью, беспринципностью и обманом.

Но затем пришла весна 2019-го, и прежние попытки классификации обнаружили свою несостоятельность. Оказалось, что среднестатистический завсегдатай соцсетей не запрограммирован ни на "зраду", ни на "перемогу". После президентских выборов адепты первого и второго по большей части поменялись местами.

Мировоззренческий кульбит дался им так же легко, как вернувшемуся из туалета коммунисту – принятие новой партийной линии.

Тысячи вчерашних прагматиков бьются в истерике, ревностно ищут "зраду" и находят ее на каждом шагу: от якобы неправильного платья первой леди в Японии до якобы запрещенного пакистанского мультфильма про короля-осла.

Loading...

А тысячи недавних правдорубов стараются не замечать реальные прегрешения Зе!команды и предпочитают обсуждать не их, а грехи предыдущего руководства.

Рынок земли, свобода информации, обмены пленными, экономические связи с РФ, зарплаты министров, социальные стандарты, валютная политика, законность и правоохранительные органы – у  множества неравнодушных граждан попросту нет собственной позиции по этим вопросам. Ее заменяет преходящее влияние среды, в которой вращаются непримиримые оппоненты.

То, что год назад считалось нормальным, возмущает до глубины души. То, что год назад возмущало, воспринимается спокойно. Взаимные обвинения в непоследовательности органично дополняют картину.

Смена власти доказала, что значительную – если не большую – часть политизированных украинцев объединяют не ценности, принципы или склад характера. Их объединяет сама принадлежность к определенному кругу общения.

Нахождение среди своих. Членство в неформальном клубе, значащее намного больше, чем изменчивые правила этого клуба.

Что ж, удивляться особенно нечему. Стремление принадлежать к той или иной группе – одна из наших базовых потребностей.

Человек хочет быть частью чего-то большего, чем он сам. Порой эта потребность настолько выражена, что ради нее мы готовы жертвовать прежними ценностями и установками.

Тем более что любой этический разворот можно рационализировать, скрыв истинные мотивы даже от самого себя. "Я пережил идейную эволюцию. Я пересмотрел свои взгляды. Я вырос над собой", – это звучит гордо. Намного привлекательнее, чем стыдливое признание: "Я боялся остаться в одиночестве. Я опасался выпасть из круга друзей и коллег. Я не хотел оказаться исключенным из клуба".

Эмоциональный накал, сопровождавший прошлогодние выборы, существенно увеличил потребность в клубах. Проигравшие стараются держаться вместе, чтобы пережить горечь электорального разгрома. Их оппоненты тянутся друг к другу, чтобы растянуть радость победы над прежней властью. На этом фоне ценностные ориентиры легко уступают место клубной солидарности.

Читайте также:

Разделенные Зеленским

Год [не]великого перелома

Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что и сам победитель выборов – типичный, образцовый, прирожденный член клуба.

Основателю "95 квартала" очень важно находиться в кругу соратников и быть частицей общего дела. В отличие от Петра Порошенко, не доверявшего никому и претендовавшего на первенство во всем, Владимир Зеленский любит и умеет играть в команде.

Это полезное качество, безусловно, способствовало триумфу Зе в ходе президентской гонки. Но командная игра дорога Владимиру Александровичу уже сама по себе, и ценности, продвигаемые командой, отступают даже не на второй, а скорее на третий план.

Можно пропагандировать либертарианство или защищать консервативные добродетели. Можно бороться за европейские стандарты или ратовать за особый путь.

Можно проводить земельную реформу или терроризировать малый бизнес. Можно смягчать гуманитарную политику или внедрять цензуру. Главное, что все это делается сообща!

Такова нехитрая клубная философия, с которой нынешнее руководство пришло на Печерские холмы и которую практикует уже девятый месяц, выписывая причудливые зигзаги.

В 2020 году новая украинская власть перестанет быть новой. Время, отведенное на поиски себя, истечет. Правящая команда либо нащупает какие-то ценностные контуры, либо так и останется клубом имени Зе, не имеющим другого стержня, кроме самой фигуры гаранта.

Тогда в Украине с новой силой встанет вопрос о политических альтернативах. Но готовы ли к этому нынешние оппоненты Банковой? И способны ли они противопоставить клубу Зеленского нечто большее, чем свой собственный замкнутый клуб?

Михаил Дубинянский



powered by lun.ua