Прощай, "котлета"!

27 просмотров
Среда, 29 июня 2011, 10:07
Леонид Швец
журналист

Эта статья должна была появиться пару недель назад, в День журналиста. Но не появилась.

Не хотелось рисковать: у инвестора накопился огромный долг перед коллективом "Газеты по-киевски", и, вызвав ненароком дурное расположение духа у кормильца, можно было оставить две сотни людей – да и себя, чего уж там, - без заработанного. Ведь впечатлительность Игоря Валерьевича Коломойского уже привела один раз к внезапному прекращению выхода газеты.

А вера в то, что публичная огласка, наоборот, поспособствует желанному результату, увы, отсутствовала. После громкого, с шумом на весь белый свет, увольнения редактора и основателя газеты Сергея Тихого, последовали такие же громкие обещания, что отныне все будет хорошо. Но хорошо не стало, стало еще хуже.

По сути, в марте газета и умерла, а нынче ее лишь отключили от аппаратуры поддержания жизнедеятельности.

В День журналиста, когда другие коллеги возбужденно готовились к корпоративному празднику, представитель инвестора Александр Ткаченко объявлял понурым сотрудникам ГПК о том, что до конца недели все долги будут погашены. Как-то не праздновалось.

Много позже обещанного, в день, пришедшийся на символическую дату – 22 июня, коллективу вернули-таки деньги (за исключением долгов перед ушедшими еще в марте-апреле руководителями-родоначальниками проекта). И объявили о закрытии газеты.

Теперь не только нет причин не писать об украинской журналистике, а даже появился верный дополнительный повод.

Произошедшее с "Газетой по-киевски" можно было бы списать на "конфликт инвестора с бывшим главным редактором", как это и сделали практически все комментаторы, вслед за официальной версией. Если бы только не ситуация, которая сложилась в прочих изданиях, в том числе онлайновых, принадлежащих Игорю Коломойскому.

В отличие от ГПК, их не закрывают. Но, в отличие от ГПК, и долгов не отдают. Почему? Бог весть, но явно не потому, что группа "Приват" вдруг обеднела.

Прочитать об отчаянном положении этих изданий негде. Профильная "Телекритика" принадлежит тому же инвестору, а часть других СМИ, включая некоторых флагманов демократической печати, находится в подобном же плачевном состоянии, с сокращениями и невыплатами, в силу своих специфических причин, и там не хотят, видимо, бередить собственные раны. А некоторые не пишут ну просто потому, что не пишут.

Мне кажется, проблема цензуры в СМИ, доминировавшая во всех обсуждениях в День журналистики, вторична по отношению к проблемам самих СМИ. В конце концов, если не будет каналов передачи информации, то и вопрос качества этой информации отпадет: нет дудки - нет и музыки. А с "дудками" в Украине беда.

Я никогда еще не слышал столько разговоров о том, что надо менять профессию. В том числе и от тех, кто сейчас, казалось, благополучно устроен.

Оставим даже привычные стоны о сокрушительном оглуплении прессы под давлением менеджмента. Но если собственник по первому звонку от "важного человека" требует у своих журналистов сдать источник щекотливой информации или снимает текст по капризному требованию человека, которого трудно даже назвать важным в нынешних раскладах, то желание плюнуть и уйти вполне понятно.

Но уйти, сохранив профессию, некуда. Дмитрий Гнап в своем блоге на УП нынче разворчался по поводу "Форбс-Украина", а я считаю, что запуск этого журнала хорош уже хотя бы тем, что он помог трудоустроиться нескольким очень неплохим журналистам. Перебирать харчами, тем более исходя из ну очень тонких соображений, приведенных автором, не приходится.

И была бы эта ситуация, когда отсутствует выбор, бедой исключительно сотрудников медиасферы, людей, которым не повезло с областью приложения творческих сил, если бы не одно "но": общественную функцию СМИ никто не отменял, и если она не действует, то плохо всем. Украина видит себя как целое только в отражении СМИ. Или не видит.

Я не сильно погрешу против истины, если скажу, что в стране нет общенациональных печатных изданий.

То, что нет авторитетных, ведущих газет и журналов – это уж ладно. Но нет никаких. Ну хорошо, небольшая поправка: общественно-политических и деловых. Потому как развлекаловка – и пусть, не жалко – худо-бедно проникает в наши провинциальные города и веси. А все сколько-нибудь серьезное застревает на уровне городов-миллионников, да и там теряется своими совершенно несерьезными тиражами.

Как вам деловое издание с громким именем, выходящее в полутора тысячах экземпляров? Разговор о причинах такого положения вещей отдельный. А вот последствия не радуют.

Ни о каком едином информпространстве в Украине речь идти не может. Раскол и поколенческий, и региональный, и внутрирегиональный.

Часть страны, которая ближе к земле и небу, черпает впечатления из нескольких телеканалов да традиционного "брехунца" – стационарной радиоточки. Другая часть, которой ближе асфальт, начинает день, скажем, с просмотра "Украинской правды", а заканчивает неделю, читая "Зеркало недели" – нет, не бумажное, на этот счет не заблуждайтесь.

Печатные СМИ тут играют роль дополнительного блюда и почти никогда – основного. Это обстоятельство часто подталкивает к скоропалительному выводу, что эра печатных СМИ закончилась, причем, заметьте, в Украине закончилась куда быстрее, чем это произошло в более технически продвинутых и богатых Штатах и Европе, где традиционные издания, кстати, чувствуют себя вовсе не так плохо, как порой рисуют некоторые панически настроенные любители приблизить будущее.

Допустим, наши медиасобственники решили зарезать всех лошадей уже сейчас, не дожидаясь расцвета автомобильной эпохи, то есть сильно заранее среагировали на очевидную тенденцию грядущего перехода на цифру (признаемся, тезис шаткий, ведь тот же "цифровой" "Главред" Коломойского тоже на ладан дышит).

Большого ума, чтобы в искусственно приблизить смерть принта, не требуется, только подтолкни. Но вы заметили какую-то экспансию медиабизнеса в интернет? При том, что запуск интернет-СМИ – дело в десятки раз менее сложное и затратное, чем работа с принт-изданиями, украинские сайты представляют собой в основной массе грустное зрелище, скучное и бесполезное читалище, а в качестве работодателя бедны и ненадежны.

Собственно, потому и скучны, что бедны и ненадежны: энтузиазмом профессионализм не заменишь.

Опять-таки, бог бы с ними, с нашими, казалось бы, внутрикорпоративными проблемами, но вот простой вопрос: а какие медийные площадки в преддверии парламентской кампании 2012 года намерена использовать оппозиция? Или, поглядим на это дело с другой стороны, откуда черпать объективную информацию избирателям?

У оппозиционеров своих или хотя бы нейтральных телеканалов – нет (разве что кому-то не лень порыться среди кабельных, но не у всех есть такая возможность), тиражной прессы тоже практически нет, популярных сайтов – раз-два и обчелся. Так победим?

Помнится, во второй раз Леонид Черновецкий "сделал" Киев только тем, что он, про которого уже известно было все, клейма некуда ставить, был готов к выборам, в отличие от своих соперников. Сейчас история, похоже, повторится в масштабах Украины и с другими участниками. Есть что-то завораживающее в этих обреченных прыжках на грабли.

Украинский бизнес не спешит нынче идти в сферу медиа, а те, кто тут оказался раньше, не больно рады: из ресурса влияния их СМИ превратились в источник головной боли, они вдруг стали жечь руки собственников.

В самый неподходящий момент тебе могут ткнуть в нос твою газету, или распечатку с сайта, или запись телепередачи, и ты будешь глупо оправдываться, ведь на кону миллионы. Миллионы, которые должны были сделать тебя, по идее, могучим и неуязвимым, а делают трусливо потеющим. Нет, быть сверхбогатым в Украине еще хуже, чем журналистом.

А "Газету по-киевски" жалко, конечно. При всех к ней вопросах – их, поверьте, у сотрудников хватало – она меньше всего заслуживала смерти. Потому что жила, развивалась, искала новые формы и интонации. И мучилась тоже - вместе с родным городом. Теперь Киеву мучиться одному, а это тяжелее.

Леонид Швец, замредактора "Газеты по-киевски"



powered by lun.ua
Можно ли навести порядок в хаотичном движении бюджетных потоков
Закон о государственной помощи в стране начал работать, однако без внесения в него изменений эффективного регулирования сектора не будет. (укр.)
Лондонское пике Игоря Коломойского по делу Приватбанка
Решение Апелляционного суда Лондона и Уэльса подтвердило, что английский суд обладает юрисдикцией для рассмотрения иска ПриватБанка о мошенничестве со стороны Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова. Почему это важно?
Если бы в опере пели на украинском, я бы к ней ходил бы
Из когда-то демократического жанра опера становится узко елитистским. Для большинства сегодняшних молодых людей имена Россини, Доницетти, Верди и Вагнера, уже не говорят ничего, или почти ничего. (укр.)
Обличители коррупции: На старт! Внимание! Марш!
Важно начать с чего-то конкретного, в данном случае именно с обличителей коррупции, и довести эти законодательные инициативы до хороших показательных результатов, а уже потом браться за более масштабные и, безусловно, очень правильные вещи, такие как защита всех обличителей. (укр.)
Место украинцев в польской политике: неприятный урок выборов в Сейм
Для абсолютного большинства поляков голосование за украинку – это акт отрицания доминирующей модели польскости, которая про кровь и землю, но никак не про равенство. Менее понятна позиция украинской общины. (укр.)
Троянськие кони среди иностранных инвесторов
Должна ли Украина в условиях военной агрессии контролировать инвесторов для обеспечения собственных экономических интересов? (укр.)
Психологический анализ публичных заявлений Зеленского о США: страх или стратегия? 
Зеленский старается угодить всем – и США, и ЕС, поэтому использует ряд манипулятивных приемов и хорошо продуманную стратегию.