Так как раньше – больше не будет

404 просмотра
Вторник, 27 января 2015, 16:25
Павел КазаринПавел Казарин
для УП

Братья Стругацкие давно рассказали, что историю обмануть нельзя.Что перепрыгнуть стадии развития никому не под силу. И чем раньше мы все поймем, что чудес не бывает – тем лучше будет для каждого.

Чем была Украина до Майдана? Классическим коррупционно-корпоративным государством. То есть государством, в котором корпоративные группы распределяли потоки. Эта логика была ключевой – и во времена Кучмы, и во времена Ющенко. А когда пришел Янукович, то он эту систему сделал криминальной.

Уничтожил остатки полиархии, начал новый передел, отменил все существовавшие худо-бедно до него правила. Период его президентства стал этапом деградации и без того нестойкой и невыверенной структуры. И все, чего добился Майдан – это позволил системе подняться на прежнюю ступень.

У Стругацких есть роман – "Трудно быть богом". Его главная мысль заключается как раз в том, что общество не может перепрыгивать через ступени. Что любое развитие идет последовательно, что нельзя человека перенести из, скажем, рабовладения в более прогрессивный строй, не пройдя перед этим через тот же феодализм. Те, кто мечтал, что с победой Майдана начнется "эпоха процветания" - ошиблись. Их мечты не могли осуществиться.

Сегодня Украина попросту вернулась из криминальной системы в коррупционно-корпоративную. Жертвы были неизбежны – криминальная система никогда не сдается без крови: это плата общества за то, что оно допустило сползание системы на дно. Но "Небесная сотня" не могла изменить логику общественного развития – система всего лишь вернулась к формату, существовашему до Януковича.

И нет ничего удивительного в том, что люди, оказавшиеся у руля украинского государства после победы Майдана, это все те же персонажи из прежней эпохи. Из системы "договорняков", "откатов", "фирм-прокладок", из мира тотальной имитации, когда достаточно было говорить о реформах, но не проводить их.

Потому что реформировать что-то, означало для них попросту выйти из зоны комфорта. Той самой, в которой так приятно летать чартерами, поддерживать со всеми "хорошие отношения", крестить друг у друга детей и знать, что не бывает как "красных черт", так и необходимости их переходить.

И если бы не было Крыма и Донбасса – то все бы так и осталось. Но они случились. И оказалось, что так как раньше – уже не будет. Потому что "сохранить прежнюю матрицу" уже не было синонимом "остаться в зоне комфорта". Напротив – жить так, как раньше, означало лишиться всего. В итоге "сохранение зоны комфорта" (хоть какой-то) оказалось напрямую связано с необходимостью сохранить украинскую государственность.

Первыми это поняли те, кому пришлось заводить с толкача полусгнившую за десятилетия армейскую машину. Потом это поняли те, кто летал на переговоры с российскими чиновниками, когда оказалось, что нет никакой точки доступного компромисса. Собственно, вся нынешняя украинская чиновничья вертикаль состоит из тех, кто уже понимает, что "жить, как раньше" - это ухудшить свою личную ситуацию. И из тех, кто верит, что до него лично каток войны не доберется – и потому можно пробовать ничего не менять.

Единственный выбор, который стоит сегодня перед Украиной не в том, победят ли сторонники прежней матрицы или сторонники новой. Старая матрица ушла в небытие. Дилемма лишь в том, что придет ей на смену – популисты или прагматики.

А нынешняя история показывает, что популистов хватает. Потому что когда назначают иностранцев в Кабмин на самые трудные участки – это популизм.

Качество политика определяется не его мерой умывать руки, а его способностью брать ответственность. И проводить, в том числе, непопулярные реформы. За которые приходится расплачиваться рейтингом, популярностью и переизбраниями.

Когда предлагают большевистскими методами руководить экономикой – это популизм. Нельзя перелицовывать существующие договоренности в банковской сфере, пересчитывать валютные кредиты по несуществующему курсу. Здесь популизм особенно опасен – хотя бы потому, что экономический рост всегда напрямую связан с ростом инфляции. Поэтому, любая попытка удержать курс валюты – это увеличение учетной ставки. Любое увеличение учетной ставки – это замораживание предпринимательской активности. Что, в свою очередь, означает остановку роста.

Но беда Украины даже не в том, что в стране политики преимущественно – популисты . Беда в том, что на них есть спрос.

Да, украинские власти делают ошибки. Но те, кто на любое решение кричат "всепропало", еще хуже. Потому что нельзя одновременно хотеть от властей умных решений – и при этом самим вести себя по-идиотски. Нельзя требовать стабильной валюты и экономического бума. Низких налогов и социальных программ. Нельзя вылечить аппендицит без операции. А операции не бывают приятными. 

У Украины нет выбора между хорошим и замечательным. Есть выбор между трудным и губительным. Между тяжелым и бесперспективным. Страна лежит на операционном столе, в ее животе орудуют скальпели – можно, конечно, потребовать ничего не ампутировать и срочно зашить, но результат, я думаю, будет понятен каждому.

Прошлой весной стало понятно, что так как раньше – больше не будет. Но вопрос в том, что так как раньше – не будет ни для кого. Если вы хотите въехать в светлое будущее за чужой счет – не обманывайте себя.

Пора взрослеть.

Павел Казарин, для УП

powered by lun.ua
Капитолий. Начало реванша Трампа
Дональд Трамп не сдастся сейчас, поскольку намерен баллотироваться на следующих президентских выборах. (укр.)
Заработать на смертях: как нас лишили мировой вакцины в 5 раз дешевле
Три доллара заплатила Всемирная организация здравоохранения за вакцину, закупку которой в ручном режиме сорвал министр здравоохранения Максим Степанов. (укр.)
Настоящая цена меха норок: история одного расследователя
В конце сентября 2020 польский Сейм (нижняя палата парламента) провел историческое совещание по вопросам правовой защиты животных в Польше. (укр.)
Изменил ли Национальный банк свою политику на валютном рынке
По какому принципу НБУ будет выходить на рынок с валютными интервенциями и как будет влиять на курс. Что изменилось в новой стратегии? (укр.)
Торговый фокус с лесом: друзьям — все, а обществу — ничего?
Почему торговля необработанной древесиной происходит на закрытых "аукционах" и без конкуренции. (укр.)
Дело генерала Назарова - сигнал, который нельзя игнорировать
Дело Назарова как потенциальный прецедент для военного судопроизводства Украины и свидетельство неурегулированности ключевых вопросов военной юстиции. (укр.)
Демократия и некомпетентность
Почему Аристотель не доверял демократии как форме правления, в чем заключаются недостатки последней и что это значит для современной Украины. (укр.)