Как Украине отстоять свою независимость

Пятница, 10 июля 2020, 19:07

Переговоры в Нормандском формате и порожденные ими Минские соглашения, а также формула Штайнмайера стали главной угрозой для независимости Украины. 

Следование им может привести к контролю Путина над всей страной, причем с ее собственного согласия и одобрения Европы. Украина может потерять независимость, которую она еще не успела по-настоящему приобрести.

Чтобы не потерять своей независимости, Украине необходимо:

  • осознать, какую опасность представляет Нормандский формат для ее суверенитета;
  • отказаться от мысли, что он приемлем ради каких-то высших благ; 
  • понять, что Украину ничего не вынуждает ему следовать; 
  • найти выход из него, который нанесет минимальный урон в отношениях с другими странами.

***

Минские соглашения – это троянский конь Путина. С его помощью он хочет протащить автономию или особый статус Донбасса, что и является его конечной целью в отношении этого региона. 

Путин не рвется присоединять Донбасс к России. Ему гораздо выгодней иметь автономный Донбасс в составе Украины и использовать его как рычаг влияния на всю страну. Проводя с его помощью политику "разделяй и властвуй", он надеется таким образом добиться контроля над всей Украиной.

Поэтому компромисс по Донбассу – это компромисс по независимости всей Украины. А компромисс в этом вопросе невозможен, ибо независимость не может быть частичной или неполной.

Степеней независимости не бывает. Есть только степени зависимости. 

Если Украина пойдет на какие-либо уступки в отношении Донбасса или Крыма, она не сможет стать независимой страной. Но именно таких компромиссов добивается Зеленский, принимая формулу Штайнмайера и продолжая переговоры в Нормандском формате. 

Он, вероятно, полагает, что это может умиротворить Путина и остановить его от дальнейшей агрессии, ублажить Европу и получить от нее дополнительную помощь и, наверное, в надежде прекратить войну.

Но заключение мира само по себе не делает страну независимой. Мир может быть заключен по-разному и означать либо победу и сохранение суверенитета, либо капитуляцию и подчинение другой стране.

Принятие формулы Штайнмайера – это капитуляция, причем безусловная и безоговорочная. Это даже не компромисс. Ни от Украины, ни от жителей Донбасса подобной инициативы никогда не исходило. 

Это – инициатива Путина и максимум того, что он хочет. 

Для Украины этот процесс может стать необратимым, ибо она еще не стала по-настоящему независимой страной. Номинальная независимость, которая буквально упала ей в руки, когда распался Советский Союз, была для Украины подарком. За исключением небольшой группы диссидентов, за украинскую свободу в то время никто не боролся. 

Но дарованная независимость, как и дарованная свобода, сама по себе многого не стоит – ее еще надо доказывать и отстаивать.

Борьба за независимость Украины началась с Оранжевой революции и Евромайдана. Крым и Донбасс – это все еще первый этап этой борьбы и главное испытание украинской независимости. Пока Украина прошла эти испытания не очень успешно, отдав России Крым и часть Донбасса. 

В конечном итоге Украине самой решать, насколько независимость для нее важнее всего остального, и готова ли она отстаивать ее любой ценой. 

Если нет, то она должна по крайней мере не вводить в заблуждение тех, кто ее поддерживает в борьбе за ее свободу. 

Политическая поддержка, военная помощь, экономические санкции – все это становится бессмысленными, если Украина принимает условия Путина.

Но если независимость для Украины самое главное, то она должна четко осознать, что, следуя Минским соглашениям и формуле Штайнмайера, она рискует отдать ее, даже не успев по-настоящему приобрести.

Формула Штайнмайера – не только прямая формулировка путинских требований; она еще унизительна и абсурдна для Украины. Вопрос о том, как будет определяться статус Донбасса, решают все ... кроме реальных представителей этого региона. 

Большинство этих людей, даже если бы они приняли условия придуманного без них референдума, не смогли бы в нем участвовать, так как эвакуировались с территории, на которой он должен проводиться. 

Формула Штайнмайера предлагает выборы под контролем террористов, легитимность которых будут определять скомпрометированные и давно отжившие свой век иностранные организации, находящиеся под влиянием захватчика этих территорий.

Многие критики видят главную проблему с Минскими соглашениями в том, что они ставят под угрозу унитарность Украины, что, как они считают, является для нее экзистенциальной угрозой. 

Унитарность отнюдь не необходимое условие для независимости страны. Многие страны предпочитают федеративную структуру. 

Для независимости страны главное не то, какую государственную структуру она выберет, а то, что она делает этот выбор сама без вмешательства извне.

***

Нормандский формат и есть такое прямое вмешательство. Настаивая на особом статусе Донбасса или как минимум на действиях, которые должны к нему привести, Франция, Германия и более всех захватчик украинских территорий Россия пытаются определить за Украину ее внутреннее устройство.

Главная проблема не в абсурдности формулы Штайнмайера и Минских соглашений и не в том, куда они могут завести Украину, а в том, что эти договоры вообще существуют.

Не звучит ли парадоксально, что ни одно из имен – Нормандия, Штайнмайер, Минск – которыми названы переговоры и договоры, призванные определять внутреннюю жизнь украинцев, не имеют никакого отношения к самой Украине? 

Независимая страна не может позволять другим странам решать вопрос о ее внутреннем устройстве. И до тех пор, пока Украина считает себя независимым государством, а Донбасс своей территорией, вопрос его автономии есть вопрос внутреннего государственного устройства всей Украины, и только ей одной и надлежит его решать. 

Независимость страны означает осознание ее собственными гражданами и признание ее другими странами. Нормандский формат показывает, что Украина пока не достигла ни того, ни другого. 

Факт участия Украины в этом процессе, в котором другие страны указывают ей, какой она должна быть, говорит о том, что такого осознания пока нет ни у ее граждан, ни у ее правителей. 

Факт участия в этом процессе других стран означает, что с их стороны нет реального признания ее независимости, поскольку они считают себя вправе решать ее судьбу.

Как Украина оказалась в такой ситуации и кто за это ответственен, сейчас не так важно. Зеленский винит в этом Порошенко, который подписал Минские соглашения. Сам же Зеленский, не успев прийти к власти, поспешил принять формулу Штайнмайера и одобрил Нормандский формат и тем самым лишь усугубил ситуацию. 

Подписав Минские соглашения, Порошенко согласился принять в подарок от Путина его троянского коня. Приняв формулу Штайнмайера, Зеленский открыл для него ворота.

Но вопрос не в том, кто из них более ответственен за то, что Украина оказалась в этом положении, а как из него выбраться.

Порошенко, осознав проблему с Минскими соглашениями, стал их, по сути, саботировать. Похоже, что и Зеленский не спешит следовать формуле Штайнмайера. 

Но тянуть с этим бесконечно нельзя и перехитрить Путина и Запад здесь не удастся. Умиротворением, хитростью, затяжками эту проблему не разрешишь. 

Вопрос не в том, необходимо ли Украине для сохранения своей независимости выйти из Нормандского формата. Вопрос в том, как ей это сделать так, чтобы не дать Путину возможности оказаться в выигрыше и выглядеть благодетелем, который желает лишь мира и покоя. 

А Украина не оказалась бы в роли строптивой стороны, которая срывает благополучное разрешение проблемы. Такой исход мог бы вызвать не только гнев Путина, но и охлаждение отношений с Меркель, Макроном и всем демократическим миром.

***

Выйти из Нормандского процесса, не допустив всего этого, не просто, но такая возможность существует.

Помочь Украине вырваться из сетей Нормандского формата может Рада, приняв закон, говорящий, что вопрос внутреннего государственного устройства суверенной страны Украины должен решаться только самой Украиной.

Такой закон дезавуирует как Минские соглашения, так и формулу Штайнмайера, ограничит Нормандский процесс рамками российско-украинского конфликта и полностью исключит из него вопросы, связанные с внутренним устройством Украины.

Этот закон никак не ограничивает прерогативу президента проводить внешнюю политику. Он поможет Зеленскому выйти из обременительных для Украины договоров и переговоров, не вызвав упреков в его адрес. 

Аргумент, что подобных законов нет в других странах в силу его самоочевидности, не применим в случае Украины. Будь это положение столь самоочевидным для ее граждан и правителей, не было бы ни подписаны Минские соглашения, ни принята формула Штайнмайера.

***

Чем может грозить Украине подобное решение? Скорее всего, ничем. Преимущество, которое она от этого получит, существенно превзойдет связанный с ним риск.

Поскольку Франция, Германия и другие западные страны признают, что весь Донбасс является частью украинской территории, они должны согласиться с тем, что его статус является вопросом ее внутреннего государства устройства, который ей самой надлежит решать.

Что же касается Путина, конечно, не исключено, что после принятия такого закона он может отказаться от дальнейшего участия в Нормандских переговорах. Но в этом случае Россия, а не Украина окажется стороной, которая их прервет, и именно к ней будут направлены претензии остальных участников.

Крайне маловероятно, что Путин из-за этого попытается аннексировать Донбасс или расширить интервенцию на востоке Украине. 

Во-первых, ему это не нужно. А во-вторых, даже если бы он зачем-то хотел это сделать, вряд ли его от этого сдерживали бы Минские соглашения или формула Штайнмайера. 

Недавние события в Донбассе это явно подтверждают. 

Путинскую агрессию в Украине остановило не это соглашение и даже не санкции, а в первую очередь украинские батальоны. 

Отказ Украины от Минских соглашений вряд ли повлияет и на возможность заключения с Путиным конкретных договоров, таких как обмен заключенными, прекращения огня, отвод войск от зоны конфликта. 

Как раз выход Украины из Нормандских договоренностей может вынудить Путина пойти на существенные уступки. Пока Украина обещает выполнить эти договоры, ему нет никакого резона это делать, несмотря на санкции и другие проблемы, связанные с оккупацией Донбасса.

Если же она от этого откажется, то это заставит его думать, как выбраться из этой ситуации. Именно в этом случае у Украины появится реальный шанс вернуть свои территории.

***

Насколько это все реалистично? Вполне. Как это точно произойдет, сказать трудно. 

Либо Украина достигнет необходимой военной и экономической мощи для того, чтобы выдворить со всех своих территорий Россию, которая к этому времени ослабленная внешними санкциями, внутренними противоречиями и растущей оппозицией режиму не будет иметь достаточно сил, чтобы оказать этому серьезное сопротивление. 

Либо вообще в России произойдет очередная смена власти, с уходом Путина или очередной бархатной революцией, что сдвинет ее в сторону демократии и добровольного отказа от своих незаконных захватов. 

Но это реалистично только, если Украина займет твердую позицию и заставит время работать на себя. Пока, к сожалению, время больше работает на Россию.

В политике, как и в жизни, есть фактор забывания и фактор привыкания. Чем дольше Крым будет находиться под контролем России, тем больше мир будет привыкать к тому, что он ей принадлежит. 

Чем дольше Украина будет следовать Нормандскому формату, тем больше мир будет свыкаться с тем, что Донбасс станет вотчиной Путина.

Юрій Ярим-Агаєв, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  





powered by lun.ua

На рынке жилой недвижимости грядет революция

5 этапов развития семьи и как ими управлять

На пути к страховой медицине: налоговые стимулы для работодателей

Почему нам необходима система территориальной обороны

Как в госпитале для ветеранов лечат криминальных авторитетов

Короткая история инклюзии, и почему она не может ограничиваться одним днем

Подпишитесь на наши уведомления!