Ян Вирсма: "Украине следует сначала установить демократию, а уже потом избирать внешнеполитическую ориентацию"

Вторник, 30 сентября 2003, 13:49
Депутат Европарламента Ян Маринус Вирсма специализируется по Восточной Европе. Он является докладчиком по Словакии, а, кроме того, возглавляет делегацию ЕП по Украине, Беларуси и Молдове. Вирсма был одним из тех европейцев, которые активно проникались предвыборной кампанией 2002 года и ходом прошлых украинских выборов. Итак, евродепутат довольно хорошо осведомлен с ситуацией в Украине.

С одной стороны, такая должность не является самой знаковой для евроинтеграции Украины. С другой, возможно, именно это разрешает господину Вирсме быть более откровенным, чем тот же глава Европейской комиссии Романо Проди или хорошо известного в Украине еврокомисара по вопросам восточных соседей ЕС Гюнтера Ферхойгена. Да и мысль руководящего представителя самого влиятельного в Европе политического течения (Вирсма – вице-президент Партии европейских социалистов), очевидно, что-то будет значить для всего ЕС, когда все-таки настанет время принимать решение относительно Украины.


- В своей речи на конференции "Расширенная Европа: вызовы для социал-демократии" вы не сказали ничего конкретного относительно перспектив вступления Украины в Евросоюз, ограничившись заявлением о том, что "двери должны оставаться открытыми"...

- Это сложный вопрос, который до сих пор находится в процессе обсуждения. Нам нелегко разработать конструктивную позицию по этому вопросу внутри ЕС. Но в целом, с моей точки зрения, ЕС должен четко дать понять Украине (или Молдове), что двери остаются открытыми, однако разговор о членстве сегодня не своевременен. В частности, потому, что ЕС весьма поглощен заботами и внутренними делами – выборами президента, разработкой Конституции и такое другое.

В то же время, будет разработан новый договор для стран, которые желают присоединиться к Евросоюзу. Он должен быть более совершенным чем существующий Договор о партнерстве. И если, например, Украина начнет действительно старательно работать над выполнением требований, заложенных в этом новом договоре, равно как и над проведением реформ, то когда-то настанет момент, когда Украина, абсолютно возможно, сможет "положить на стол" свою заявку на членство.

- Так все-таки, может ли идти речь о каком-либо конкретном сроке для Украины, и о каком именно?

- Понимаете, так вопрос ставить нельзя. Я могу только сказать, что если наша гипотетическая страна проводит реформы, модернизируется, становится более демократичной и более зажиточной, отвечает критериям Соглашения о соседстве – только тогда появляется возможность обсуждать вопрос о опять-таки возможности обретения ассоциированного членства.

Все, что я могу сказать – все зависит исключительно от самой Украины. Если Украина действительно будет прилагать усилия для того, чтобы отвечать всем требованиям ЕС, то Европе будет значительно тяжелее ничего не отвечать по сути – как они, собственно, делают сейчас.

По моему мнению, для того, чтобы стимулировать динамику изменений в Украине, двери в Европу должны оставаться открытыми. Но относительно момента, когда Украина сможет ставить вопрос о членстве – путь Украины к этому моменту будет длинным и сложным. И, конечно, нельзя гарантировать, что усилия Украины приведут к реальным результатам в смысле членства. Но это моя личная точка зрения. Скажем, в Соглашении о создании ЕС указано, что любая страна может просить членства в Союзе, аналогичная норма будет и в Конституции Европы.

- А какой точки зрения придерживаются в Еврокомиссии и других органах Европы?

- Насколько я знаю, в Комиссии в целом, и, в частности, ее председатель Романо Проди и Гюнтер Ферхойген, отвечающий за ваш регион, придерживаются принципа "открытых дверей". Поскольку, как я сказал в начале своей сегодняшней речи, главной целью собственно ЕС является предотвращение нового разделения Европы.

- То есть в ближайшее время Украина может рассчитывать в лучшем случае на статус соседа и забыть о ассоциированном членстве?

- Да. Но соседство – это первый шаг. Сейчас еще нельзя сказать, что именно будет представлять собой новый Договор о соседстве, который разрабатывается. Но Еврокомиссия, по крайней мере, заявляла, что в конечном тексте для стран на манер Украины будет обеспечена возможность принимать участие во всех формах сотрудничества с ЕС. И если вы будете иметь в этом успех, то постепенно достигнете уровня, скажем, Норвегии. Ведь если завтра Норвегия попросит членства в ЕС, то Европа, не колебаясь, ответит "да".

- Сейчас, по вашему мнению, Украина все же движется к Европе, стоит на месте или, возможно, отдаляется от нее?

- Трудно сказать. В определенных сферах наблюдается прогресс, в других есть проблемы... Мы, например, оказываем содействие попыткам Украины войти в ВТО, что станет очень важным шагом к Европе. С другой стороны, процесс реформ все еще является медленным. И, конечно, сигналы на манер создания Единого экономического пространства, по моему мнению, свидетельствуют, что Украина двигается в другом, чем европейском, направлении. Именно поэтому я говорю, что складывается впечатление, что украинская внешняя политика ориентирована одинаково на Запад и Восток. И я не знаю, как долго Украине удастся держаться на такой позиции.

В общем, по моему мнению, наилучшим путем для Украины будет установить прозрачную демократию, а уже потом дать народу обсудить и избрать внешнеполитическую ориентацию. По моему мнению, ключом к стабильности в Европе является независимая, демократическая Украина, способная самостоятельно принимать решение. Так как, думаю, давление как Брюсселя, так и Москвы временами не идет вам на пользу.




powered by lun.ua