За что "бацька" арестовал корову, и почему Кучма не пошел через Тимишоару

10 переглядів
Валентин Пустовойт, для УП
Понеділок, 20 грудня 2004, 14:16
Обрисовывая текущий момент и ставя задачи перед сотрудниками своей администрации, президент Беларуси Александр Лукашенко подчеркнул важность "сохранения стабильной, сильной власти", сославшись на "последние события в соседних государствах". Поскольку под этим неуклюжим эвфемизмом подразумевается Украина, то позволим себе и мы заглянуть в соседский огород и хотя бы бегло сравнить, чем произрастание демократии на белорусских грядках отличается от аналогичного процесса на украинских.

Первой жертвой свободы слова после избрания президентом Беларуси Александра Лукашенко стала корова Милка, беспечно помахивавшая хвостом в селе Рыжковичи Могилевской области. Ее в этот момент как раз доила новоиспеченная первая леди государства Галина - жена Александра Григорьевича. И все бы ничего, что доила, но:
А) позволила себя сфотографировать в этом непотребном виде злокозненным журналистам из Sundy Times;

Б) безответственно успокоила мировую общественность по поводу того, что с первых же дней на президентском посту ее супруг начал выкомаривать (мол, не волнуйтесь, моего Сашу ни на какой работе более двух лет не держали, так что скоро и из президентов турнут).

Реакция была мгновенной. Корову изъяли, а на лужайках вокруг дома стали выгуливаться неприметнолицые мужчины с погонами под майками. Позднее дом обнесли высоким забором, а соседей настойчиво проинструктировали насчет заезжих журналистов.

Сразу поняв с кем имеет дело, президент Лукашенко дальше делал все, чтобы свободу слова и инфицированных ею журналистов в Беларуси постигла участь коровы Милки. Многомиллионные иски к независимым СМИ, удовлетворяемые судами в автоматическом режиме; проверки оппозиционных редакций пожарниками на комплекс Герострата и санэпидстанциями на наличие в головах сотрудников извилин, по которым могут бегать насекомые; просто лишение лицензий...

Апофеозом должно было стать осуждение в 1997 году заведующего белорусским бюро ОРТ Павла Шеремета и оператора Дмитрия Завадского соответственно на 2 и 1,5 года условно за якобы незаконное пересечение границы с Литвой.

Апофеоза не получилось. Получился резонансный международный скандал, после которого цивилизованная часть международного сообщества стала внимательно присматриваться к правителю Беларуси. А он тут еще как раз кстати процитировал немецким журналистам Адика Шикльгрубера, пригвожденного к позорному столбу истории под именем Адольф Гитлер... Ну, и пошло, и поехало...

Но "бацька" проявил стойкость истинного борца за стойловое будущее для своего народа. Абсолютное большинство оппозиционных изданий было закрыто (некоторые, правда, пытались перейти на режим работы "андеграунд", но их и из-под земли достали). Нелояльным журналистам была дана команда: "Вон с пляжа!". Правда, те, которые не испугались, вместо ухода из профессии разбежались по ближнему и дальнему зарубежью, малюя образ президента Лукашенко на фоне синеокой Беларуси самыми черными красками. Ну, так Александр Григорьевич поступил просто и эффективно - перекрыл информационные каналы.

Но и этого оказалось мало. Вообще, непростое это дело - осчастливливать народ против его же воли. Сразу же вылазят на митинги всякие деструктивные элементы, гордо обзывающие себя оппозицией. К чести белорусского президента следует признать, что прежде чем перейти к заключительному этапу, он перепробовал богатый арсенал. От ареста бывшего премьера Михаила Чигиря (главного кандидата на альтернативных выборах, проведенных оппозицией в 1999 году накануне официальных, на которых Лукашенко переизбрался на второй, похоже, пожизненный срок), до планов массового психиатрического освидетельствования лидеров оппозиции и участников акций протеста, о чем рассказал мне Павел Шеремет в мае 1999-го в интервью для "Дня".

Были еще: исчезновение бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко и подозрительная смерть одного из лидеров оппозиции Геннадия Карпенко, постоянные избиения омоновцами участников непропрезидентских митингов…

Правда справедливости ради следует добавить, что диоксина, известного во Вьетнаме как "оранж", где его применяли для обрызгивания джунглей с партизанами, в Беларуси для отравления лидера "помаранчевых" (имеющих символику оранжевого цвета - зловещее совпадение, не правда ли?) не применяли. Возможно, за неимением общенационального политика такого окраса.

"Бацька" пошел иным путем - просто избавить Беларусь от оппозиционных партий. В ближайшее время парламент в режиме ручного управления должен рассмотреть новые редакции законов "Об общественных объединениях", "О политических партиях", "О профессиональных союзах", и проект нового "О противодействии экстремизму", о чем рассказала "Белорусская деловая газета", одним из первых редакторов которой, кстати, был уже упоминавшийся Павел Шеремет.

В проекте последнего закона все предсказуемо. Выступления всех политических деятелей будут изучаться на предмет наличия в них экстремистских призывов с неизбежными плачевными последствиями для самих политиков и партий, лидерами которых они являются и СМИ, которые эти высказывания осмелятся обнародовать. Ну, а представительствам международных организаций, которые будут признаны экстремистскими, будет скомандовано: "Шнель за двери!"

А вот в новой редакции закона "О политических партиях" есть изюминка. До нее мог додуматься только чиновник, становление которого проходило на должности, где самодурские наклонности можно проявить в полной мере ввиду сравнительной обособленности вверенной организации, например, в совхозе, колхозе, лесничестве или банно-прачечном комбинате. Не только ужесточаются требования по финансовой отчетности, численности, но предусматривается в конце года сдача отчета... о проделанной работе!

Видимо, замышляется, что лидера партии можно будет снять, а если надо, то и партию разогнать, если годовой отчет не утвердят чиновники Управления политической лояльности - или как будет называться соответствующий надзорный орган?

Теперь давайте заглянем в свой политический огород, на который белорусский лидер удовлетворенно кивнул: мол, у них хуже. Отнюдь. За последние 10 лет в Украине тоже кое-чего достигли по части борьбы со свободой слова.

Комитет защиты журналистов (внепартийная, неприбыльная организация, базирующаяся в Нью-Йорке) еще в 1999 г. включил президента Леонида Кучму в первую десятку списка глав государств - врагов прессы. Удостаивался он и позднее заслуженного упоминания в отчетах этой и других правозащитных организаций, например, "Репортеры без границ".

Европейский союз, Европарламент, Госдепартамент США неоднократно выражали свою обеспокоенность ситуацией со свободой слова в Украине и увеличением административных преследований независимых журналистов и СМИ, которые принадлежат или ассоциируются с оппозицией - газета "Сільські вісті", радио "Континент", TV "5 канал"... Расследование гибели журналистов, в частности, Георгия Гонгадзе и Игоря Александрова после длительных выкрутасов неизбежно уходило в песок.


Сейчас же сравним, как жилось и живется политическим партиям в Украине по сравнению с Беларусью. Несравнимо свободнее. За десять лет своего правления Леонид Кучма действительно создал авторитарный режим с четкой исполнительской вертикалью, постоянно стремившейся (и очень часто далеко не безуспешно!) доминировать над другими ветвями власти.

Но как это ни парадоксально, при этом существует многопартийная система, самой функционально активной частью которой являются оппозиционные партии. Да, их не жаловали, и где могли, вставляли палки в колеса. Создавали альтернативные образования, в названиях которых использовался перефраз оппозиционных партий - "Наша Україна" – "За єдину Україну". Шельмовали и пытались уголовно преследовать лидеров. Ярчайший пример – жаннадарковские хождения по тюрьмам Юлии Тимошенко. Но делалось это, хотя бы внешне, в большинстве случаев в пределах законодательного поля, хотя и подозрительно избирательно. А так, чтобы среди бела дня схватить за горло и душить – такого, вроде, не было.

В данном случае разница между Беларусью и Украиной в значительной мере определилась, хотя, безусловно, не только, разницей личностных характеристик и жизненного опыта их лидеров. Один бывший директор совхоза, второй – бывший директор одного из крупнейших в мире ракетостроительных предприятий. Оба игроки достаточно азартные. Но один в тонких политических играх способен орудовать только монтировкой да большим гаечным ключом слесаря МТС, второй владеет намного более тонким инструментарием часового мастера.

Естественно, что сосуществование в Украине авторитарной исполнительской вертикали и многопартийной системы неизбежно должно было прийти в противоречие. Что и произошло и вылилось в "помаранчевую" революцию. Тут еще известный экономист-теоретик и хозяйственник-практик "проффесор" Янукович внес свой весомый вклад в формирование социальной базы революции, рыкнув на "казлов", которые мешали ему работать в ходе избирательной кампании. В результате они мигом все поняли и побежали голосовать за "помаранчевых".

Но даже то, что "помаранчевая" революция до сих пор протекала бескровно (будем молить Бога, чтобы так было и в дальнейшем), в значительной мере определялось способностью Леонида Кучмы слышать в критические моменты не только советы заклятых друзей и отдавать себе отчет в последствиях своих действий.

Он понимал, что среди тех, кто настаивал на применении силы против мирной демонстрации, неизбежно вылившейся бы в стрельбу по живым мишеням, были и такие, кто искренне желал, чтобы его с супругой постигла участь Николае и Елены Чаушеску.

И наверняка среди украинских военных прокуроров нашелся бы свой полковник Джорджице Попа, который, не показываясь на телеэкранах, огласил скоропалительный приговор, а вскоре благополучно застрелился. И свой генерал Виктор Стенкулеску, сначала организовавший побег четы Чаушеску на вертолете из Бухареста, а потом ее расстрел в полку ПВО в Тырговиште, тоже бы нашелся. И концы в воду. А кто во всем виноват? Кучма один во всем виноват.

Так что, хотя Украина и Беларусь длительное время шли параллельными дорогами, но все-таки разными. И сейчас, когда дороги стали расходиться, это особенно заметно.

В ближайшее время в Украине, нет сомнений, произойдет легитимный переход власти от старого президента, срок полномочий которого фактически закончился, к новоизбранному. И Леонид Кучма с Леонидом Кравчуком смогут основать клуб экс-президентов, кем-то уважаемых, кем-то не очень. На то и демократия.

А президент Беларуси Александр Лукашенко, если и дальше будет упорствовать в своих грехах, вскоре неизбежно превратится в белоруссбаши. И дорога эта приведет его к исторической развилке, от которой только два пути. Один – в военный трибунал в Гааге, где его с распростертыми объятиями встретит импозантная Карла дель Понте. Другой – в эмиграцию в бездонную Россию. Правда, Путин хоть и молодой, но не вечный.

Есть еще и третий путь, но "бацька" отмел его напрочь еще в октябре накануне референдума по поводу одобрения своего президентства: это что ж, все хорошее, что сделано за эти годы, взять и кому-то отдать? Святая простота!



powered by lun.ua
На межі катастрофи. П'ять найбільших екологічних проблем України
Ринок електроенергії: як бізнес оцінює головну енергетичну реформу країни
Що не так з повітрям у Києві. Пояснює екоактивістка
Що і як читають у Японії, Туреччині, Фінляндії, Бразилії та Польщі. Чому нам варто у них повчитися
Усі публікації