Транзитный ком. Он первый, блин

Четвер, 24 березня 2005, 15:26
От УП. Данная статья выражает точку зрения автора. Издание может не разделять позицию автора, но считает необходимым предоставлять возможность для выражения разных мнений. Как известно, в украинской прессе в прошлом году прошла активная кампания, проплаченная заинтересованной в реверсе нефтепровода "Одесса-Броды" стороной.

Однако, по нашему мнению, того, кто подписывается своей собственной фамилией и указывает должность, сложно заподозрить в намерении провести заказной материал. Кредо "Украинской правды" – не печатать так называемые платные статьи, которого мы неукоснительно придерживаемся. При этом позиция человека, хорошо знакомого с отраслью, показалась нам важной. Даже если мы с этой позицией не согласны.

"Украинской правде" в НАК "Нефтегаз Украины" сообщили,что изложенная в статье позиция не имеет отношение к официальной позиции компании.

Публикуя это мнение, "Украинская правда" приглашает к дискуссии сторонников использования "Одесса-Броды" и в прямом направлении, на Европу.



Транзитный потенциал Украины – пожалуй, последнее и единственное оружие Украины в непрекращающейся борьбе за контроль над потоками энергоресурсов. Большую часть газа выкачали еще в советские 70-е, с нефтью у нас традиционно совсем туго, осталась труба, причем в хорошем смысле этого слова. И тут-то на первый план и выходит традиционная украинская ментальность: как бы себе так самому "гам", чтобы соседу "не дам". При этом реалии геополитической карты почему-то стараются в упор не замечать.

Не знаю, как читатели "УП", а меня от постоянного освещения в СМИ темы газотранспортного консорциума и нефтепровода "Одесса-Броды" уже просто тошнит. Нет, тема "важная и актуальная", стратегическая и т.д., но пора уже и честь знать. Вместо того чтобы отдать обсуждение этой темы на откуп профессионалам, сегодня практически каждый мало-мальски знакомый с терминами "нефтепровод" и "газопровод" позволяет себе выдавать такие комментарии, что специалистов уже даже чувство юмора не спасает.

Миллионы, в которые обходятся всевозможные дискуссии, пресс-конференции, поездки-презентации, размещения "себя красивых" в СМИ лучше было бы потратить один раз на публичный ликбез украинского народа на тему отечественных маршрутов транзита энергоресурсов, и на этом поставить точку.

А если серьезно, то откровенно удивляет практически полное отсутствие в СМИ квалифицированных мнений на одну из самых острых тем, которые обсуждаются последние два года. Наболело. Охота наконец-то говорить о стратегически важнейших для Украины проектах языком цифр и фактов, а не досужими размышлениями.

Консорциум без газа?

Взять, к примеру, проект создания международного газового консорциума на базе украинской газотранспортной системы. Эта инициатива президентов Украины, России и Германии будоражит умы политиков уже более двух лет.

При этом "советчиков", которые, не будучи реально задействованы в отрасли, всесторонне комментирующих ход создания газового консорциума, насчитывают не менее сотни. И в то же время подводные камни проекта до сих пор скрыты от чужих глаз.

Для начала хотелось бы определить несколько вводных моментов, которые понятны любому мало-мальски разбирающемуся человеку в нефтегазовой отрасли.

Во-первых, консорциум однозначно нужен, поскольку позволяет привлечь в Украину дополнительные объемы транзитного газа в долгосрочной перспективе.

Во-вторых, ни о какой сдаче отечественной газотранспортной системы в управление россиянам речь не идет – консорциум будет строиться на базе новых мощностей, созданных его участниками.

В-третьих, в условиях нарастающей конкурентной борьбы между основными транзитерами природного газа в Европу (Украина, Россия, Беларусь, Турция) кооперация с крупнейшим поставщиком топлива отвечает стратегическим задачам Украины по сохранению статуса ведущего транзитера, значительно укрепляет позиции страны на энергетическом рынке Европы, и дает гарантии стабильного газоснабжения.

И, главное, таким образом, в условиях намечающегося глобального дефицита энергоресурсов, Украина "привязывает" к себе на долгие годы и Россию, и Евросоюз.

Однако это идиллия, а в реальности консорциум забуксовал, причем всерьез и надолго. Причина – политические события в Украине, и отсутствие четких гарантий россиянам от новых властей.

Показателем является до сих пор необъявленные результаты тендера на определение генерального подрядчика строительства участка магистрального газопровода Богородчаны-Ужгород (конверты с предложениями был вскрыты еще в декабре прошлого года).

Плюс инициированный в конце февраля "Газпромом" по сути не нужный тендер на определение поставщика труб, материалов и оборудования для проекта, который отсрочил начало работ по строительству нового газопровода еще на 60 дней.

Россия не хочет видеть в составе газового консорциума новых участников, и это является препятствием для реализации проекта. Пока практически ежедневно украинские политики заявляют о необходимости привлечь в консорциум Францию, Италию, Великобританию, Туркменистан, Казахстан и Иран, дело дальше переговоров между НАК "Нефтегаз Украины" и "Газпромом" вряд ли пойдет.

Вследствие хронического дефицита газа в Евросоюзе россияне имеют ощутимое влияние на политику стран Западной Европы. Поделиться ним в рамках консорциума они принципиально готовы, но только с одним партнером, который до сих пор не может этого осознать.

Традиционные понятия, что в консорциум должно входить как минимум три участника – поставщик, транзитер и потребитель газа – в данном случае не срабатывают. Запасы природного газа в Северном море истощены, объемы добычи сокращаются с каждым годом, алжирского газа на всю Европу не хватает, и перед Евросоюзом все более настойчиво маячит угроза дефицита поставок топлива.

В таких условиях европейские страны готовы забыть все свои политические предубеждения, законы о диверсификации энергоресурсов, и закупать газ у того, кто сможет обеспечить стабильные поставки топлива в необходимых объемах. Разумеется, что единственный такой поставщик, да еще и связанный с Европой разветвленной системой трубопроводов – это Российская Федерация.

Часто эксперты, которые стараются обосновать необходимость привлечения других участников в газовый консорциум, мотивируют этот шаг отсутствием у "Нефтегаза Украины" и "Газпрома" свободных оборотных средств, которые можно было бы вложить в создание новых газотранспортных мощностей. И хотя в таких словах есть доля правды, экономика ООО "Международный газовый консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы Украины" свидетельствует о другом.

На строительство магистрального газопровода Богородчаны-Ужгород длиной 240 км понадобится потратить от 300 до 500 млн. долларов (из расчета 1 км проложенной трубы = $1 млн. + строительство компрессорных станций и сопутствующей инфраструктуры).

Теоретически, таких свободных средств у обеих компаний нет (согласно Кишиневским договоренностям 2002 года, "Нефтегаз" и "Газпром" инвестируют в проект на паритетных основах).

Однако и украинский, и российский газовый гигант имеют немалый опыт кредитных заимствований на европейском финансовом рынке. Их статистика свидетельствует о том, что занять каждой из компаний по $250 млн. под гарантии будущих поставок газа (учитывая срок окупаемости трубы в 10 лет) – не проблема.

Таким образом, вместо того, чтобы создать мощный альянс, к которому будет прислушиваться Европа (а это означает ускорение процессов по вступлению в ВТО, получение статуса страны с рыночной экономикой, уменьшение количества антидемпинговых расследований и т.д.), Украина продолжает проводить византийскую политику, пытаясь водить за нос и Россию, и Евросоюз.

И если сегодня в вопросах газового транзита без Украины обойтись невозможно, и обе стороны это терпеливо сносят, то в будущем ничего хорошего такая политика новой власти не принесет.

Однако, если завтра позиция Украины в вопросе создания газового консорциума не изменится, ее влияние как главного транзитера российского газа в Европу неизменно будет уменьшаться.

При существующих раскладах окончательного отказа России от участия в проекте следует ожидать, конечно, не скоро, но это будет означать одно - россияне смогли договориться с потребителями природного газа о создании альтернативных маршрутов доставки топлива в Европу.

И хотя строительство обходных газопроводов займет немалое время (на разработку технико-экономического обоснования, заключение контрактов, строительство и пуско-наладку одного нового газопровода уйдет от 3 до 5 лет), в таком случае Украину спишут со счетов надолго и всерьез.

Многострадальная труба

Хороший анекдот бытует у нефтяников на тему "Одесса-Броды": "Разговаривают два кума. Один: почему американцы никак не начнут искать нефть в Украине? Другой: Все просто, куме. Все страны как страны, а у нас труба поперек стала!".

В принципе, не смешно. Зато правдиво. Достаточно хотя бы один раз взглянуть на карту нефтепроводов Европы, чтобы понять одну прописную истину: нефтепроводы в этой части континента проходят либо с севера на юг, к портам Черного моря, либо с востока на запад, в Польшу и Словакию.

Но никак не с юга на север!!! Чем думали те, кто разрабатывал проект "Одесса-Броды", и в первую очередь тогдашний директор Института транспорта нефти, а сегодня главный критик реверса Александр Тодийчук – человек, который за три года руководящей работы в "Укртранснафте" сумевший найти аж 30 тыс. тонн каспийской нефти из 600 необходимых для запуска нефтепровода?!

Критиковать выполненную работу легко, особенно, когда у самого ничего не получилось, но не в этом же дело. Вопрос в том, что создатели "Одесса-Броды" еще на этапе строительства фактически предрешили судьбу нефтепровода на ближайшие 10 лет.

Сегодня на шельфе Каспия добывается не так много нефти, чтобы загрузить три потенциальных маршрута ее транспортировки: "Баку-Джейхан", турецкие проливы и "Одесса-Броды". Именно в такой очередности. При этом сегодня и для первого маршрута не хватает объемов, чтобы сразу вывести проект на полную мощность.

Фактически, самый богатый на каспийскую нефть Азербайджан уже отказал Украине в поставках нефти для "Одесса-Броды". Невыгодно. Россия не в счет - ее объемы добычи на шельфе Каспийского моря сегодня мизерны.

Остается Казахстан. Крупнейшая добывающая легкую нефть компания – СП "Тенгизшевройл". Добыча в 2003 году составила чуть более 15 млн. тонн. В 2004-м – по неофициальным данным - от 16 до 18 млн. тонн. Все они законтрактованы на много лет вперед, транспортируются по КТК (Каспийский трубопроводный консорциум, маршрут Тенгиз-Новороссийск) и далее - танкерами в Европу и США.

Не кажется ли, что при таких вводных вопрос о том, кто выделит Украине 9 млн. тонн каспийской нефти становится риторическим?

Еще один миф: Казахстан намерен прокачивать по территории Украины до 8 млн. тонн собственной нефти. С одной стороны, правда. Только при этом забывают добавить: континентальной нефти. Той самой, которая и сегодня транспортируется через Украину в среднем около 15 млн. тонн ежегодно.

Той самой, которая входит в тяжелую экспортную смесь, известную мировому рынку как Юралс (Urals) и поступает к нам отнюдь не морем, а системой нефтепроводов Атырау-Самара (Россия)-граница Украины. И, может, хватит провоцировать опровержения казахских чиновников, которым потихоньку начинают надоедать внутриукраинские разборки вокруг трубы?

Даже если не принимать во внимание тот факт, что достаточные объемы каспийской нефти, возможно, появятся не ранее, чем через 5-7 лет, необходимо четко понимать две элементарные составляющие транзита по маршруту "Одесса-Броды".

Первая – это экономика поставок. Вторая – варианты доставки сырья потребителю.

На сегодняшний день доставка легкой нефти с шельфа Каспия в Евросоюз выгоднее танкерами через Босфор. В таком случае в конечной цене сырья будет заложена стоимость собственно нефти, прокачка нефтепроводами до Новороссийска, слив в танкер и фрахт танкера до основных портов Южной Европы.

В случае задействования нефтепровода "Одесса-Броды", к этой смете придется прибавить перевалку нефти на МНТ "Южный", а также прокачку сырья собственно по трубе. Разница стоимости одной тонны нефти в порту Аугуста (о. Сицилия) и на ЛВДС "Броды" (Украина) составит $6,1 не в пользу украинского варианта. Еще хуже экономика с поставками каспийского сырья в Польшу.

Отсутствие конкретных договоренностей по достройке нефтепровода "Одесса-Броды" до Плоцка во многом объясняется позицией польской стороны, которая считает проект экономически неэффективным.

Польские НПЗ строились в советские времена с расчетом на использование российского сырья и технологически не могут эффективно использовать лучшие качественные характеристики каспийской нефти.

Согласно расчетам поляков, каспийская нефть в Бродах (даже без учета дополнительных расходов на транзит от Бродов до Плоцка) стоит на 37 долларов (18%) дороже, чем российская нефть на станции Адамова Застава (территория Польши).

Столь значительная разница в цене не позволит польским нефтеперерабатывающим заводам перейти на каспийское сырье, поскольку это приведет к мгновенному и значительному подорожанию произведенных в Польше нефтепродуктов.

Что, в свою очередь, обусловит увеличение поставок на польский рынок нефтепродуктов из Беларуси, изготовленных из более дешевой российской нефти, а, следовательно, приведет к остановке польских заводов и миллионных потерь экономики государства.

Даже если не принимать и эти факторы во внимание, возникает резонный вопрос: а что дальше делать Украине с каспийской нефтью? В случае доставки каспийского сырья в средиземноморский бассейн все просто. Порт Аугуста – крупнейший рынок потребителей этого вида сырья, оттуда его морем и по развитой системе нефтепроводов доставляют на НПЗ стран Евросоюза.

А вот в случае с доставкой нефти в Броды мы попадаем в тупик. Учитывая отсутствие продолжения нефтепровода, очередная перевалка нефти (на этот раз в ж/д цистерны) и последующая транспортировка до НПЗ Чехии или Германии (100% польских и словацких нефтеперерабатывающих мощностей работают на российской нефти и, как уже отмечалось, технологически не готовы к принятию другого типа сырья) сделают каспийскую нефть в конечном пункте поистине золотой.

Вариант с дальнейшей прокачкой нефти по системе магистральных нефтепроводов "Дружба" также невозможен, поскольку труба на участке Броды-госграница сегодня задействована максимально, свободные пропускные мощности попросту отсутствуют.

При этом следует учитывать, что до окончания строительства участка Броды-Плоцк у каспийской нефти нет никаких экономических предпосылок для того, чтобы попасть на территорию Украины.

Не потому, что кто-то не хочет, или кто-то мешает, а просто потому, что так называемого "северного маршрута" ее транспортировки на сегодняшний день просто не существует. И вместо того, чтобы накалять политические страсти вокруг трубы до предела, пришло время трезво оценить, каким образом нефтетранспортная система Украины будет существовать как минимум ближайшие 5 лет.

Кто кому больше нужен

По сути, ситуацию вокруг газовых и нефтяных труб сегодня доведена до истерии. Причем, поддавшись панике, политики даже не считают нужным обращать внимание на экономические показатели. Создали консорциум, увеличили объемы транзитного газа – плохо, что без немцев. Запустили трубу, частично начали покрывать убытки – тоже нехорошо, надо было в другую сторону.

В принципе, для Украины ситуация, когда "свои хают свое" вполне типична. Но вот ни Россия, ни европейцы не готовы увеличивать собственные энергетические риски по причине постоянной переменчивости украинской политики в сфере транзита энергоресурсов. Первые негативные звоночки можно услышать уже сейчас. Хотя многие представители украинского политикума откровенно не хотят их замечать.

Власть сменилась, подходы не поменялись. Именно так можно описать ситуацию, которая сегодня сложилась вокруг окончательного решения проблемы о будущем украинских транзитных мощностей.

Еще есть надежда, что у президента и правительства пока просто не дошли руки до того, чтобы внимательно изучить данный вопрос и наконец-то волевым решением поставить точку в многолетней бесплодной дискуссии. Тем более что речь идет о сотнях миллионов доходов бюджета и вопросе энергетической безопасности Украины.

Упорное игнорирование интересов северного соседа – России - отнюдь не приближает Украину к Европе, и не дает никаких преференций ни в экономических (вступление в ВТО, приобретение статуса страны с рыночной экономикой), ни в политических (российский газ составляет 40% потребления стран Евросоюза, и трагедии из этого никто не делает) вопросах. Ничего не приобретая в результате многолетних споров, Украина теряет время, которое, как известно, имеет вполне осязаемое материальное выражение.

Принятие Украиной предложения российских нефтяников по реверсному использованию "Одесса-Броды" в 2003 году на сегодняшний день принесло бы государству дополнительные 800 млн. грн. Каждый год промедления с реализацией строительства газопровода Богородчаны-Ужгород в рамках газового консорциума оставляет незадействованными магистрали Ивацевичи-Долина и Торжок-Долина, а это дополнительно до 28 млрд. куб. м транзитного газа, или около 1,5 млрд. грн.

При этом, доставляя россиянам определенные неудобства, и невольно подстрекая их к созданию собственных обходных маршрутов транзита энергоресурсов (пример – строительство в рекордно короткие сроки нефтетранспортной Балтийской трубопроводной системы мощностью 55 млн. тонн) Украина проигрывает в долгосрочной перспективе.

Репутация надежного делового партнера создается десятилетиями, а потерять ее можно всего за один день (пример – отключение "Газпромом" подачи газа в направлении Беларуси в феврале прошлого года). Тот день, когда в единой энергетической стратегии России и Евросоюза будет предусмотрено активное совместное создание новых транзитных мощностей, станет началом конца транзитного могущества Украины.

Если сегодня реальность такова, что Украина зависит от поставок энергоресурсов из России, не стоит отмахиваться от очевидного, создавать стереотипы, а использовать эту опцию с наиболее выгодными для государства условиями, параллельно участвуя в других региональных энергетических проектах. Изменится конъюнктура рынка – необходимо будет оперативно реагировать и Украине.

Не нужно придумывать какой-то особо сложный украинский путь, ведь именно таким принципам в свое время следовала Польша, Словакия – между прочим, члены НАТО и Евросоюза. Современной Европе нужны отнюдь не романтики, которые мечтают восстановить Великий шелковый путь, а надежные и стабильные прагматики, которые, решая вопрос собственных геополитических амбиций, никогда не будут забывать об энергобезопасности самого развитого и энергозависимого в мире континента.

Автор: Алексей Федоров, заместитель начальника пресс-центра НАК "Нефтегаз Украины". Бывший руководитель компании Юрий Бойко, при котором работал Федоров, отстаивал реверс "Одесса-Броды".



powered by lun.ua
Головне на Українській правді