Член президиума "Нашей Украины" Александр Морозов: Ющенко не хватает нашего тепла

21 перегляд
Алена Притула, Сергей Лещенко, УП
П'ятниця, 11 листопада 2005, 18:05

Александр Морозов – один из немногих уцелевших после коррупционного скандала среди бывших членов группы "Разом", созданной в 2002 году бизнес–окружением Виктора Ющенко.

Евгений Червоненко сейчас подтягивает здоровье, Александр Третьяков спит до обеда и читает дочке сказки, Николай Мартыненко – по уши в судебных разбирательствах, Давид Жвания отдыхает, ходит по ресторанам и придумывает очередную версию про "деньги Березовского".

Также членами "Разом" были Юрий Ехануров и Олег Рыбачук, которые избегают лишних контактов с прессой.

Морозов говорит, что не входит в ближайшее окружение Ющенко, но неплохо его знает. В 2002 году он был финансовым директором предвыборной кампании "Нашей Украины". После победы Ющенко его избрали председателем правления государственного "Ощадбанка" и членом президиума президентской партии.

Однако, кроме этого, Морозов регулярно направляет "Украинской правде" свои статьи, которые вызывают бурю в политической среде. В январе он опубликовал "Четыре вопроса к Ющенко, пять вопросов к Тимошенко", где впервые был обнародован тайный протокол между лидерами "Нашей Украины" и БЮТ. Не получив ответа, Морозов стал единственным из членов фракции Ющенко, который не проголосовал "за" утверждение Тимошенко премьер–министром.

В сентябре Морозов опубликовал "Предчувствие государственного переворота" – план возможной дестабилизации в стране сторонниками Тимошенко. И, что показательно, на него никто подал в суд за клевету.

Сам Морозов удивляется, почему его все считают "тимошенкофобом". Наоборот, говорит, он ее очень уважает. И даже держит ее фото у себя в кабинете – правда, изображена она там вместе с Ющенко и Литвиным.

Морозов говорит, что многое в "Нашей Украине" происходит неправильно и не понятна роль, играемая самим Ющенко в его же партии. Возможно, переломным для них будет съезд, который пройдет в субботу и накануне которого было записано это интервью.

– Вы знаете, что в последнее время часто говорят о необходимости очистить руководство "Нашей Украины" от героев "коррупционного скандала" – Порошенко, Третьякова, Мартыненко. Что слышно об этом в партийной верхушке?

– Все, кто хотят поставить вопрос об "очищении партии", могут это сделать либо на президиуме, либо на заседании совета, либо на съезде "Нашей Украины". Съезд состоится в субботу, а до этого вопрос так вообще нигде не ставился.

Мне не нравится это словосочетание – "коррупционный скандал". Да, были скандальные заявления… Но ведь коррупция – это четкое определение из Уголовного кодекса, и это значит, что должны быть какие–то доказательства.

– Но ведь было возбуждено уголовное дело против Петра Порошенко, хотя потом его закрыли!

– Извините, была еще куча уголовных дел. По Юлии Владимировне (Тимошенко) были какие–то уголовные дела, которые тоже закрывались. Было много разных дел в стране в отношении известных людей.

Меня тоже когда–то во времена Кучмы приглашали по делу Лазаренко. Рассказывали, что Лазаренко, по их версии, дал мне за что–то взятку. Я говорю следователю: "Вы просто совершенно бесполезны в прокуратуре! Вы пять лет изучаете дело Лазаренко и все еще можете предположить, что Лазаренко лично давал кому–то взятки?! У вас нет никаких перспектив расследовать это дело, потому что вы не разобрались в образе этого человека". Он не мог лично вообще никому дать взятки. А что касается меня, то я был назначен в "Госинвест" постановлением Кабинета министров.

Поэтому придумать можно все, что угодно, но заявления – это просто заявления… Когда мой хороший товарищ Зинченко подает в прокуратуру в виде доказательств две статьи против моего друга Мартыненко – то я считаю, что вряд ли эти действия можно относить к словосочетанию "коррупционный скандал". Это заблуждение.

– Называть можно как угодно, но людей беспокоит, что новая власть, которая обещала бороться с коррупцией, на деле действует теми же способами. Коррупции не стало меньше! Более того, вместо старых людей пришли новые, которые на тех же местах действуют теми же коррупционными методами.

– Но это же иллюзия, что за один день может вдруг измениться система координат! Просто всем очень хотелось верить: "Вот Майдан закончится, и начнется другая жизнь! 250 тысяч государственных чиновников вдруг станут милейшими людьми, начальники ЖЭКов вдруг станут вежливыми и начитанными, культурными, интеллигентными…".

Но это не может произойти по мановению Майдана! Это большой труд, и трудиться должны все. А каждый посчитал, что "все, я уже потрудился на Майдане, я свое отстоял". Меня больше всего раздражает, когда сейчас возмущенно повторяют: "А за это ли мы стояли на Майдане?!".

Подождите, надо что–то делать! Мы отстояли свое право быть свободными людьми. Но свободные люди должны трудиться для того, чтобы что–то изменить.

– Чего вы ожидаете от съезда "Нашей Украины" в субботу? Будут ли скандалы?

– Надеюсь, что нет. Хотя, если честно, то в Украине нет более демократичной партии, чем наша. А демократия без скандалов – не демократия.

– Какого решения вы ожидаете на этом съезде?

– Я считаю, что будут обсуждены принципы блокирования на выборах и принципы выдвижения людей в список.

– Вот вы, например, на какое место хотели бы попасть в список?

– А у меня нет таких планов – баллотироваться. Я однажды спорил с одним товарищем – известным членом партии "Реформы и порядок": "Ты все делаешь так в стратегии ПРП, чтобы попасть в парламент – а я делаю так, чтобы в парламент не идти, а иметь такую политическую силу, которая бы выражала мои интересы. Чтобы я мог прийти в партию, высказать свои взгляды, подготовить законопроект – и партия в нормальном смысле этого слова будет заниматься лоббированием моих интересов как личности".

Вот такую партию хочется строить. Как только у меня такая вера пропадет, то перестану этим заниматься.

– Хорошо, тогда скажите, какие существуют предложения по выдвижению людей в список "Нашей Украины" на выборы–2006?

– Разные. Еще в 2002 году мы предлагали Виктору Андреевичу совсем другой вариант, чем тот, который был применен при создании "Нашей Украины".

Я ему тогда, четыре года назад, говорил: "Виктор Андреевич, вот вы сейчас все время говорите: "широкая коалиция демократических сил". Ведь каждое слово – это неправда! Это не "широкая", это не "коалиция", это не "демократических" – какой Щербань демократ? – и "силами" их назвать сложно.

Они – ваши политические партнеры, но совершенно неправильно, что мы начинаем разговаривать о каких–то квотах для каждой из партии. Пускай партии дадут вам по десять–пятнадцать человек, и вы сделаете "список Ющенко", где будет сто пятьдесят молодых и не очень, но, главное, профессиональных людей. Все "звезды" пусть идут на мажоритарные округа. А в список – экономистов, международников, юристов. Вы имеете возможность привести сто пятьдесят новых людей в политику".

Я говорил это непосредственно президенту. Но, мне кажется, что он стал заложником своих представлений о порядочности. Если бы реализовалась та концепция, о которой я говорил, то на выборах–2002 мы бы получили не 23%, а все 30%. Потому что тогда бы в списке не оказалось людей, которые отрицательно сказывались на рейтинге.

– Кто на этих выборах будет иметь последнее слово?

– Я считаю, что президент не должен стесняться принимать активное участие. Активность должна быть не только в том, что "ребята, пользуйтесь моим именем Ющенко". Нет, президент должен быть заинтересован в каждом человеке из проходной части списка.

Когда он через себя сможет пропустить этих сто пятьдесят потенциальных кандидатов, тогда мы можем получить иное качество в Верховной Раде – совершенно иную политическую силу, которая будет представлять Ющенко в парламенте.

– Сейчас выборы по спискам, и значит, что "звезды" опять пойдут первыми и вытеснят все тех же "молодых и талантливых"...

– Не исключаю. Когда я хожу на наши политические мероприятия, у меня есть такое ощущение дежа вю – я все это уже видел в 2002 году. Это печально.

– Чей голос сейчас звучит громче всего на этих совещаниях?

– Бессмертного. Он же руководитель президиума "Нашей Украины".

– Он ломает решения, проталкивает их? Или все–таки это компромиссы?

– У нас очень демократическая среда.

СЕГОДНЯ МНЕ СНИЛАСЬ ТИМОШЕНКО

– Ваш прогноз: будет ли после выборов единство "Нашей Украины" и Блока Тимошенко?

– Если Юлия Владимировна будет выставлять условием свое премьерство – и ни о чем другом не захочет говорить – то я думаю, вряд ли удастся договориться. Если будут возможны любые другие варианты, то можно говорить о единстве. Я даже готов участвовать в группе переговорщиков.

– По нашей информации, как, впрочем, и по вашей, Юлия Владимировна выставляет свое премьерство как безаппеляционную позицию…

– Да, ее лозунг на выборах: "Тимошенко – народный премьер"…

– Если она не добьется премьерства, какое вы видите развитие ситуации? Какое место в политике она может занимать в случае, если не станет премьером?

– Не знаю, но она может быть спикером, первым вице–спикером, вторым вице–спикером, третьим вице–спикером… Председателем бюджетного комитета… Министром обороны.

– Если Юлия Владимировна не добивается премьерства, то она, вполне возможно, пойдет по пути второго Майдана?

– Юлия Владимировна очень разумный и прагматичный человек. Думаю, что она не станет на "хибний шлях".

– И, кстати, как вы думаете, почему не реализовался тот "план государственного переворота", о котором вы говорили в статье в "Украинской правде"? Это была выдумка?

– Не реализовался в том числе и благодаря тому, что вот вы совершили гражданский поступок и напечатали мою статью. В том тексте не было никакой выдумки. Это были мои предположения.

– Что является почти одним и тем же!

– Нет, это совершенно другая категория. Мы сейчас так войдем в философию... Выдумкой может быть сон. Вот мне сегодня, кстати, снилась Юлия Владимировна...

Но поводу статьи – у меня были факты, которые позволяли делать те предположения о сценарии Тимошенко.

– Назначение Тимошенко на пост премьера – это была роковая ошибка Ющенко?

– Это разные системы, несовместимые координаты. С таким же успехом вместо нее можно было назначить Симоненко.

– Ну почему – Тимошенко была год вице–премьером при Ющенко!?

– Это тоже была ошибка, хотя она провела позитивные изменения. Потому что есть люди, которые пытаются создать какую–то гармонию, делать полезные действия, но в краткосрочном периоде. А можно создавать гармонию взаимоотношений и на стратегическую перспективу.

– А вы хорошо знаете Тимошенко?

– Достаточно. Я вижу, что она продуцирует, ее продукты на выходе.

Я искренне говорю: я к ней действительно очень уважительно отношусь! Она очень способный человек, с быстрой реакцией. И она абсолютно точно заслуживает одно из первых мест в политикуме Украины.

Но я считаю, что при президенте Ющенко она не может быть премьер–министром, потому что это дисгармония. У них разные взгляды на огромное количество вещей.

– Даже при президенте Ющенко после политреформы?

– Даже при президенте Ющенко после политреформы.

– Что, Ехануров более гармоничен?

– Да. Потому что у него больше готовности реализовывать видение президента. Ющенко знает Еханурова по работе в правительстве в 2000–2001 годах. И сейчас для него это было удобное решение – потому что его можно было принять быстро.

У МЕНЯ 100 ПРЕДЛОЖЕНИЙ, КАК СВЯЗАТЬ ЮЩЕНКО С ПАРТИЕЙ

– Помешать Тимошенко стать премьером может победа "Нашей Украины" на выборах. Но как этого добиться? Ведь ваша партия занимает далеко не первое, а где–то третье–четвертое место во всех соцопросах? Тимошенко отстреляла всех ваших бойцов, обвинив их в коррупции. Людей, которые были костяком окружения Ющенко, больше нет?

– Победа "Нашей Украины" на следующих выборах – это вопрос правильной технологии. У нас есть самая главная проблема – нам не нужны никакие внешние враги, потому что нам хватает врагов в своей среде. Первое, что необходимо сделать – это избавиться от борьбы внутри себя, внутри партии.

– А какая борьба происходит внутри партии?

– Я не буду это выносить на поверхность... То, что происходит – это нормально. Любая партия – это живой организм. Люди, которые хотят занимать лидирующие позиции, пытаются сделать внутрипартийную карьеру. Карьера никогда не бывает без борьбы. Но только борьба может идти по каким–то правилам: люди предлагают идеи…

– Какой вы выходите правильный герой!

– …Если мы внутри партии перейдем от борьбы людей к борьбе идей – то это будет первое условие успеха. А второе условие – президент все–таки должен определиться со степенью своего участия в парламентских выборах.

– Ющенко будет первым номером в списке "Нашей Украины" на выборах?

– Все, кто в партии, хотят, чтобы он был номером один. Все, кто вне партии, хотят, чтобы он к этому не имел никакого отношения.

– Вам не кажется, что решение о том, что Ющенко может возглавить список на выборах, сродни решению Конституционного Суда, который позволил Кучме баллотироваться на третий срок? С точки зрения закона ведь это такой же обман?

– Мне совершенно так не кажется! Мы переживаем конкретный исторический период: переходим от президентской к парламентской республике. А президент брал обязательства перед избирателями. Для того, чтобы он мог реализовать эти обязательства, то должен быть активным участником этого процесса. Этого не надо стесняться.

– Да, но закон просто–напросто не позволяет быть ему номером 1 в списке!

– Не могу сказать, насколько это корректно с точки зрения законодательства – может ли он быть номером один... Если Ющенко перед выдвижением своей кандидатуры по списку надо подписать обязательство об отставке с поста президента – то, конечно, некорректно, чтобы он баллотировался. Если же есть юридическая возможность не писать такого заявления – то ничего страшного не будет, если он пойдет номером один.

Но я считаю не принципиальным, пойдет он первым номером по списку или нет. Он не должен дистанцироваться от партии!

– Как же можно показать Ющенко лидером "Нашей Украины", но чтобы он при этом не возглавлял список?

– У меня по этому поводу сто предложений. Это все технологии… Например, мы вешаем по всей стране рекламные щиты о том, что партбилет номер один "Народного Союза Наша Украина" у президента Виктора Ющенко.

Есть и другие механизмы пиар–технологий. Мы живем в такое время, что если событие не отображено в СМИ, то его не существует. Поэтому вопрос только в том, насколько способные люди будут работать и освещаться связь президента с партией.

– Насколько далек сейчас Ющенко от партии?

– Он может быть намного ближе. Я считаю, что ему не хватает партийного тепла. Потому что даже в кадровых вопросах партия могла бы играть совершенно другую роль для президента.

– Ходят ли сейчас на заседания руководящего органа "Нашей Украины" – президиум партии – те же Порошенко, Третьяков, Мартыненко?

– Иногда ходят, иногда не ходят. После всех этих событий они никак не изменили интенсивность своего прихода.

– То есть вернемся к вопросу, ответа на который мы так не услышали – существует ли внутри "Нашей Украины" идея отделить этих людей от образа партии?

– Чья? Расскажите, наконец, чья же это идея!

– Говорят, что Катеринчука? Кстати, его сейчас как–то очень активно продвигают в медиа–пространстве.

– Я не знаю. Но он, кстати, очень многим нравится, особенно женщинам. Женщины движут миром, поэтому женский электорат очень важен. Но если серьезно, то это не главное его достоинство. Помимо этого Коля (Катеринчук) – способный парень.

– Порошенко, который может оказаться на первых ролях в списке "Нашей Украины", будет тянуть партию вниз – на чем Тимошенко с удовольствием сыграет?

– Это политтехнология, на которую есть антиполиттехнология. Мы обязательно будем проводить социологические исследования. Если действительно какая–то фамилия может давать отрицательный эффект – мы будем рассматривать это на президиуме, и будем демократическим способом принимать решение.

– До выборов четыре с половиной месяца, а ваши политтехнологи до сих пор так пассивны. Почему?

– Да, все активные игроки, кроме нас, уже начали избирательную кампанию. А мы нет – потому что нет такого политического решения.

– Кто должен давать команду?

– Я считаю, пока президент не определится со степенью его интеграции в этот процесс, то начинать избирательную кампанию невозможно.

Мы никак иначе, кроме как "президентская сила", себя не позиционировали. И если мы не "президентская сила", то тогда это совершенно другая предвыборная кампания. Это две разные политические технологии. Поэтому единственное, что нужно определить – это степень готовности Виктора Ющенко участвовать в избирательной кампании.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

powered by lun.ua
Третій зайвий. Чому Льовочкін з Медведчуком готуються до виборів без Ахметова
Дорогі кіберзлочинці: що таке ринок кібербезпеки і чому він так швидко росте
Бджоли не сплять. Як черкаський мед завойовує світ
Суддя ЄСПЛ: Уявіть, що 7 мільйонів українців підуть до Страсбурга через земельний мораторій
Усі публікації