Харес Юссеф: И Ющенко, и его жена убеждены, что отравление произошло на даче у Сацюка

429 переглядів
Сергій Лещенко, УП
Четвер, 25 січня 2007, 11:17

Справедливо или в результате пиар-атаки своих врагов, но Харес Юссеф стал одной из одиозных фигур в окружении Виктора Ющенко.

Такова реальность, даже если она для него неприятна и возмутительна.

По словам разных источников, на этого сирийца, который получил украинское гражданство, есть целое досье в Службе безопасности.

И это, якобы, стало причиной, почему в сентябре 2005 года президент уволил Хареса с должности своего советника.

После этого, понимая, что информационно он проиграл, Харес нанял пиар-фирму для своей реабилитации, а в распространении неправдивых слухов о себе обвинил не менее одиозную команду "любых друзив".

Харес в разное время играл разные роли при президенте.

После отравления он организовал ему лечение у одного из ведущих профессоров Швейцарии. Ющенко до сих пор летает туда на процедуры. Последний раз – на этой неделе.

Чуть раньше, в начале января, Юссеф привез в президентскую резиденцию Ющенко в Гуте дорогого гостя – французского актера Жерара Депардье. Вместе они весело отпраздновали Рождество.

Харес Юссеф тесно связан с редактором газеты "Украина молода" Михаилом Дорошенко. Вместе они являются отдельным центром влияния в близком окружении Ющенко. Что сами герои, конечно же, отрицают.

– Харес, первый раз в окружении Ющенко мы вас "засекли" в январе 2005 года в Давосе, во время Всемирного экономического форума. Тогда только закончилась оранжевая революция, вокруг Ющенко в Европе был небывалый ажиотаж… И вы в то время были единственным бизнесменом, который сопровождал Ющенко на этот форум.

– Да, было такое…

– Как вы попали в эту группу приближенных?

– Понимаете, к участию в Давосе всегда надо готовиться заранее. Тогда, перед выборами–2004, на нас выходили организаторы Всемирного форума и спрашивали: поедет Виктор Ющенко или нет? А он тогда еще не был президентом, не было секретариата, который мог бы взять на себя все вопросы.

Основатель форума в Давосе Клаус Шваб знаком с профессором Сора (Saurat) из Женевы – тем самым, который лечит Виктора Ющенко. А профессор Сора сказал Швабу, что он знаком со мной – "с человеком, который знает Виктора Ющенко".

И когда Виктор Андреевич был на лечении в Швейцарии, Шваб сказал, что хочет встретиться с ним и поговорить, будет ли он участвовать в Давосе. Когда это все произошло, я спросил: "Виктор Андреевич, могу ли я поехать с вами?". Он сказал: "Пожалуйста, нет проблем".

– Говорят, что тогда вы за свой счет поселили президента Ющенко на арендованной вами вилле.

– Нет, Ющенко разместили там организаторы форума в Давосе.

– Какая ваша роль в лечении Ющенко, которое он проводит в Швейцарии?

– Когда Ющенко отравили, ему каждые два дня приводили разных врачей – со всех стран. А я в Женеве, когда находился в гостях у своего партнера–швейцарца, случайно познакомился с профессором Сора.

Это было еще до выборов. И профессор говорит: "Я знаю, что у вашего Ющенко". Я спрашиваю: "Что?". Он говорит: "Это диоксин".

Я говорю: "Как вы можете определить отсюда? Вы его только по телевизору в "Евроньюс" увидели и при этом говорите, что это диоксин!".

Тогда он мне рассказал о единственном случае отравления диоксином, который произошел с женщиной из Австрии. Тогда у нее начались такие же проявления на лице, как у Виктора Андреевича.

И потом профессор Сора стал рассказывать, что будет дальше происходить с Ющенко. Дело в том, что профессор Сора – председатель академии кожных заболеваний в Европе, он – большой авторитет. Я начал разузнавать, что это за человек, а потом решил его привезти в Украину.

Думаю, что это был октябрь 2004 года. Я созвонился с Виктором Андреевичем, и к нему приехал профессор Сора с двумя своими помощниками… Он сказал Ющенко: "Я подозреваю, что это такое-то отравление. Те лекарства, которые ты принимаешь – надо выбросить, они неправильные. Я считаю, что ты должен полностью у нас обследоваться".

Профессор Сора уехал, после этого Виктора Андреевича осматривали много других врачей, те же австрийцы, но он себя чувствовал все хуже. Поэтому он решил поработать с профессором.

И сразу же после выборов Ющенко выехал к нему, его обследовали. Мы сделали анализы в нескольких лабораториях – у Виктора Андреевича тогда была сумасшедшая цифра диоксина в крови.

И женевская больница – она государственная – взялась лечить Виктора Андреевича за символическую плату.

– Почему вы употребляете слово "мы" – "мы сделали анализы в нескольких лабораториях"? Как финансово вы помогали всему этому процессу лечения Ющенко, его перелету в Швейцарию?

– Никак. Я говорю "мы", потому что тогда, в самый первый раз, я и мой партнер помогали в организации всего этого. Но Ющенко сам приехал в Женеву, я в это время уже был на месте. И после первого раза я с Ющенко больше не ездил, он это делал с женой и братом.

– А как часто сейчас Ющенко летает на такое обследование?

– Это их вопрос, я не интересуюсь. Они не захотели, чтобы это кто–то знал…

– Но ведь это же президент, высшее должностное лицо государства! На прошлой неделе впервые объявили, что Ющенко уехал в Швейцарию на обследование, хотя до этого он много раз ездил, но все держалось в секрете. В стране, которая заявляет, что она – демократическая, так не принято!

– Вы правы на все сто процентов! Когда у президента был помощник Третьяков, была Ира Геращенко, я им говорил: "Пускай врачи приезжают раз в квартал, раз в месяц, делают пресс–конференции о состоянии здоровья Виктора Андреевича!".

Но они были противниками этого. Я не понимаю, почему? Хотя один раз я все-таки добился, чтобы врачи провели пресс–конференцию в секретариате президента.

Почему это не было повторено? Мне кажется, причина – в плохой организации. Такие пресс–конференции необходимо проводить, чтобы люди это все видели и обо всем знали.

Ведь как такое может быть, что, согласно опросам, 50 процентов украинцев даже не верят в то, что Ющенко был отравлен?!

Но я–то был рядом с этим врачом, я видел, как делались эти анализы. Я знал, начиная с первого обследования, уровень диоксина в его крови – сколько было тогда, сколько после той эффективной методики, которую ему предложили, как падал этот уровень... Я знаю эти мучения, которые он выдержал!

Но я не понимаю, зачем закрывать этот вопрос от общественности. Хотя Виктор Андреевич всегда был согласен, чтобы врачи приезжали и выступали. Я думаю, что у них в больнице три–четыре ящика файлов по теме отравления Ющенко!

– А вы, находясь рядом, все-таки поняли со слов Ющенко, где его отравили?

– Да.

– Где?

– На ужине у Сацюка.

– То есть, Ющенко в этом убежден на сто процентов?

– Он убежден, и его жена в этом убеждена. И я думаю, что организм человека всегда показывает, когда это могло произойти. Профессор говорил, что достаточно двух часов, чтобы диоксин проявил свое существование в организме.

В этой швейцарской больнице есть файлы об отравлении женщины из Австрии, в крови которой была очень большая доза диоксина, и они много знают об этой проблеме.

– Кстати, на некоторых сайтах были публикации, что в рамках лечения Ющенко в Швейцарии был проведен эксперимент на человеке, которого специально отравили диоксином, чтобы потом отслеживать способ лечения.

– Нет! Профессор рассказывал, что такие материалы были найдены в архиве их больницы. Это случилось семь или восемь лет назад.

Одному человеку была введена доза, которая не влияет на жизнь, чтобы проверить, как диоксин проявляется в организме. Я точно не знаю деталей, но я так понял, что это сделал сам врач или химик.

– А что вам сейчас известно о состоянии здоровья Ющенко?

– То, что я видел своими глазами – у него, слава Богу, очень хорошее здоровье! Он энергичен, он работает. Виктор Андреевич любит много времени на выходных проводить с землей.

– Кстати, это правда, что вас познакомил с Ющенко его вездесущий советник Михаил Дорошенко, который для этого привез вас прямо в Безрадичи?

– Правда. Я познакомился с Ющенко еще в 2003 году. Когда я приехал, то Виктор Андреевич копал траншею возле своей дачи, строил забор. Люди по–разному отдыхают: кто-то водку пьет, кто-то на охоту ездит, а Виктор Андреевич любит сажать деревья.

– Ваши впечатления от Ющенко? Ведь когда вы знакомились, он был в оппозиции…

– Да. И скоро он опять, наверное, будет в оппозиции (смеется).

– Вопрос в другом. Когда вы познакомились с Ющенко, у вас был общий бизнес с людьми, которые поддерживали старую власть – ведь, насколько известно, вы владели и владеете акциями меткомбината в Рыбнице (Молдова) вместе с Григорием Суркисом, Вадимом Новинским и Алишером Усмановым. Но тогда, при Кучме, все бизнесмены, которые поддерживали оппозицию, жаловались на давление, мол, сразу начинались налоговые проверки, репрессии. А вы, наоборот, имея партнеров из провластного лагеря, пошли на контакты с оппозицией.

– У меня на меткомбинате в Рыбнице самый маленький пакет – 10%. У Суркиса – 15%, у Коломойского – 15%, Усманов контролирует 30%, и 30% – Новинский.

…Я скорее не бизнесмен по жизни, я хотел бы заниматься искусством. Например, я пишу стихи на арабском языке, хочу сейчас их издать.

Что касается бизнеса, то, по большому счету, я зарабатывал за пределами Украины, поскольку я торговал металлопрокатом. Поэтому давить на меня было сложно, потому что для этого не было инструмента.

А вообще мои симпатии к Виктору Андреевичу были намного выше, чем к Кучме.

– Вы были знакомы с Кучмой?

– Я с Кучмой познакомился в Дубаи. Я там отдыхал, а у Кучмы был туда официальный визит, и меня подвел к нему и познакомил Медведчук.

Я тогда еще не знал Ющенко. Но после знакомства с Кучмой я очень захотел познакомиться с Ющенко! (смеется) Он мне настолько нравился, у меня были к нему очень большие симпатии. И я специально познакомился с Дорошенко, чтобы в дальнейшем познакомиться с Ющенко.

– Чтобы он лоббировал ваш бизнес?

– Никогда такого не было. И я никогда не видел такого, чтобы Ющенко лоббировал чей-то бизнес.

– Но наивно верить, что бизнесмен знакомится с потенциальным президентом, чтобы просто давать деньги!

– В случае с Ющенко невозможно поступать так, как вы говорите. Я знаю – став кем-то в окружении Ющенко, ты становишься человеком, с которым можно иметь дело, и ты, уже как бизнесмен получаешь, дивиденды от этого. Даже без того, чтобы просить о чем-то Ющенко, позвонить кому-то…

Я в бизнесе от знакомства с Ющенко не зарабатывал. Если Ющенко просит меня помочь Насте Овчар (девочке, пострадавшей во время пожара), вывезти ее на лечение в США – я нахожу самолет, вывожу ее, я с удовольствием это сделаю!

– Какой смысл вам как бизнесмену помогать Ющенко, если, по вашим словам, никаких преференций от этого вы не имеете?

– Что вы имеете в виду под словами "я помогаю Ющенко"?

– Из того, что мы знаем: вы помогали фонду Катерины Ющенко, вы помогали газете "Украина молода", близкой к Ющенко… Также вы помогали Ющенко с лечением в Швейцарии…

– Я отвечу по порядку. Скажите, у вас есть друзья? И вы им помогаете просто вне рамок бизнес-интересов? Миша Дорошенко (редактор "Украины молодой") – мой друг. Будет Ющенко президентом или нет, сколько бы он ко мне ни обращался – я всегда буду помогать!

Я очень уважаю Катерину Ющенко, но я не финансировал ее фонд. Я могу через свои каналы и связи за рубежом, в Германии, Англии, совершать определенный действия, привезти определенных людей в Украину, познакомить их с Катериной Ющенко, и после этого происходят акции, фонд получает деньги. Вот это моя помощь, и я могу гордиться этим!

Да, я неоднократно давал деньги на фонд для покупки лекарств. Я помог, когда дал ЮНЕСКО 500 тысяч евро в фонд помощи детям во всем мире. Я сказал, что хочу, чтобы эти деньги пошли украинским детям. Мы провели акцию в Германии, и привезли чек для фонда "Украина–3000".

Как я еще помогаю? Я могу лоббировать для фонда, пытаться договориться…

– С кем?

– С кем угодно! С Ринатом, с любым крупным бизнесменом, с моим другом Игорем Вороновым, с Вагитом Алиевым – владельцем "Мандарин–плаза".

– То есть, вы просили Ахметова помочь фонду Катерины Ющенко?

– Да. У меня был разговор с Ринатом, чтобы он стал участником проекта строительства "Больницы будущего". Я просил, чтобы Ринат поднял уровень сбора денег, и он с удовольствием на это пошел.

– Рассказывают, что перед марафоном по сбору денег на "Больницу будущего" был прием в музее Ханенко с участием Катерины Ющенко, Ахметова, Жеваго, Парцхаладзе… И когда встал вопрос, кто сколько сможет выделить денег, то Ахметов назвал сумму, которую никто из присутствующих не смог перебить, чем многих поверг в конфуз.

– И это очень хорошо! Ахметов тогда сказал, что выделит 14 миллионов долларов, он действительно поднял уровень сбора денег. Сегодня на больницу уже собрано 240 или 250 миллионов долларов.

– Бизнесмены, когда расстаются с такими деньгами, зачастую рассчитывают на обратную, пускай не прямую, выгоду.

– Это – благотворительность. Если у меня есть 1 миллиард долларов, а в это же время 10 миллионов могут сыграть огромную роль в строительстве такой больницы – то я буду больным человеком, если так не сделаю.

Но, зная Рината, могу сказать: он поступил так не для того, чтобы получить выгоду или угодить Кате Ющенко. Хотя, естественно, наличие Кати Ющенко в этом проекте влияет на это.

Хотя, думаю, он это сделал в том числе и для своего имиджа. И эта сумма для него небольшая (смеется).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...



powered by lun.ua
2
Стиль життя кандидатів. Гриценко на риболовлі, Ляшко з собаками, Бойко у спортивному костюмі
Титанова схема Фірташа. Чому ЗТМК уже два роки не повертають державі
Сегвеї, редагування генів та селфі-палиця: 10 найгірших технологій 21 сторіччя
Обережно, фейк: МВФ не скасовував транш у 500 млн для України
Усі публікації