Как аматоры работу дипломатов делали

Вівторок, 27 січня 2009, 13:42

25-го января страна отметила своеобразный юбилей. Четыре месяца назад у берегов Сомали было захвачено судно с украинцами на борту. На судне было оружие, и, по заявлениям представителя судовладельца, именно поэтому переговорный процесс так затянулся.

Торговля оружием – дело тонкое. Тонкое и грязное. Хитросплетения дипломатических ходов, направленных на освобождение "Фаины", плотно скрыты от исполненных надеждой глаз родных и близких пленников.

В многочисленных публикациях о танках и выкупе, запрашиваемом пиратами, теряется основное. То, что должно волновать людей во сто крат сильнее, нежели спецгруз и миллионы долларов.

Все четыре месяца, пока продолжается вялотекущая шизофрения, называемая властями "переговорным процессом по освобождению членов экипажа", 17 украинцев ждут, пока государство, чьи правители заявляют о своем желании присоединиться к Евросоюзу, вытащит их из плена.

Четырехмесячный плен – это прецедент. Возможно, немногих эта тема не трогает ввиду отсутствия представления об условиях пребывания моряков на судне…

Как они живут

Полагаю, большинство читателей, как и я до недавнего времени, уверены – моряки передвигаются по судну под неустанным надзором малоадекватных сомалийцев, но условия их пребывания в плавучей тюрьме сносные.

Да, неприятно под дулами автоматов жить. Да, трудно смириться с тем, что тебя могут пристрелить в любой момент. Но человек привыкает ко всему, и к такому существованию привыкнуть тоже можно.

Кроме того, рано или поздно у пленных возникает "стокгольмский синдром". Я представлял, как пираты угощают украинцев сигаретами, как они вместе глядят в ночное небо Сомали, и разучивают щедривки…

Но все иначе. Чтобы представить насколько иначе, следует пригласить в комнату площадью 12 метров 17 друзей, включить пару обогревателей и запереть двери.

Сомалийцы, дабы не обременять себя лишними хлопотами, попросту заперли моряков. Как скот в загоне. В душной, тесной двенадцатиметровой каюте граждане нашей страны живут четыре месяца.

Вернее, не живут, а существуют. И ждут, пока их освободят.

Украинские чиновники утверждают – переговоры проходят чрезвычайно сложно. Невозможно даже связь с кораблем наладить. Мол, это вопрос такой сложности, что решить его не под силу даже всем дипломатам Украины вместе взятым…

Головой в бетонную стену

20 января на одном из Интернет-сайтов вышла статья автора "Ультиматум власти". В статье говорилось о том, что если в МИД Украины работают люди, не способные решить проблему по освобождению заложников, значит, нужно людей в МИДе менять. А заодно поменять руководителя СБУ и Минобороны.

Не можете сделать то, за что вам жалование платят – освободите место профессионалам. К моим требованиям присоединилось движение "Мы – Украина". Это неформализованная группа людей, объединенных одним желанием – заставить чиновников работать.

И вот автор, как частное лицо и группа таких же людей, стали заниматься вопросом освобождения моряков с "Фаины". Это была изначально провальная, даже абсурдная попытка пробить головой бетонную стену безразличия, молчания и ничегонеделания.

Мы хотели привлечь внимание прессы к проблеме. Хотели просто-напросто разбудить общество, считающее, что беда моряков с "Фаины" – это личная проблема родных и близких пленников.

Уже через пару часов после публикации статьи с нами связались родственники моряков – Светлана Мгеладзе, Ольга Гиржева, Любовь Саранча и Виктор Шаповалов. Предложили встретиться.

Родственники сообщили много интересного: рассказали об удивительной "отзывчивости" работников МИДа, повторяющих одну фразу: "вода, питье, топливо есть", об объективности украинских журналистов, печатающих откровенную чепуху, о прослушивании мобильных телефонов, о "свежести" фотографий, транслируемых в СМИ.

Оказывается, официальные лица из МИДа неоднократно заявляли – "Ваши родственники знали, куда идут и за какие деньги". Оказывается, журналистка Марианна Варшавская из "Комсомольской правды" вставила в статью фразу о Путине, которую Светлана Мгеладзе не говорила… Оказывается, телефонной связи с родными не было вообще никогда.

Естественно, такую информацию следовало придать огласке.

Пресс-конференция

Мы решили организовать пресс-конференцию в УНИАН. За свои кровные арендовали зал, разослали пресс-релизы, пригласили экспертов. Не забыли также и о представителях МИДа, Минобороны и СБУ.

Никто из дипломатов, равно как и силовиков, не пришел. Зато явился некто Муренко, но это отдельная история…

21-го января, за день до мероприятия в УНИАН, в прессе появилась информация о том, что хозяин "Фаины" согласился повысить сумму выкупа пиратам, а родителям моряков стал названивать некто, представляющий интересы судовладельца.

Ввиду того, что фразы типа "вы не понимаете, во что ввязались", на убитых горем родных не действовали, звонивший вылетел в Киев. Утром в кафе на Крещатике родственники моряков подвергались массированной словесной атаке. "Да пара дней осталась до освобождения! Вы не понимаете – давить на МИД нельзя", и все в таком роде.

Не получив ожидаемого результата (скорее всего отмены пресс- конференции), человек, назвавшийся Виктором Муренко, отправился в УНИАН. Он-то во многом и решил исход мероприятия, отобразившийся в статьях, телесюжетах и радионовостях.

Муренко превратился в мега-звезду СМИ. Его цитата о "двух днях", по прошествии которых украинцы будут дома, облетела все информационное пространство.

Журналисты сфокусировали все внимание отнюдь не на умоляющих сделать хоть что-то для освобождения их детей родителях моряков, а на самодовольном лице этого индивидуума.

Итог – скомканные сюжеты, из которых следовало, что через пару дней украинцев освободят.

Реакция властей

На следующий день после пресс-конференции в СМИ появилось заявление МИД, в котором руководство ведомства отрицало обвинения в бездеятельности.

Мол, работа кипит, меры принимаются, чиновники буквально не спят от усталости, занимаясь вопросом освобождения наших граждан из плена.

Василий Кирилич, в частности, отметил, что "эти меры не всегда заметны и видимы, однако являются важным элементом комплексного решения проблемы. МИД осуществил комплексный анализ правовых аспектов международного сотрудничества в проведении переговоров в аналогичных случаях".

Выходит, четыре месяца в МИДе занимались "анализом правовых аспектов"?! Вообще, привычка все чрезвычайно долго анализировать, свойственна украинским дипломатам.

К примеру, родные моряков официально направили просьбу в МИД о предоставлении телефонного разговора с пленниками еще 24 декабря. Только 4 января чиновники решили рассмотреть это обращение, и объявили несчастным людям о том, что "вопрос запущен в производство".

Многого ли стоит "процесс по освобождению", и есть ли вера в скорое освобождение наших сограждан, если вопрос об одном телефонном звонке решается в течение месяцев?

Сложнейший вопрос

Неоднократно сообщалось, что вопрос по предоставлению связи с судном является чрезвычайно сложным. Практически неразрешимым. Мол, освободим моряков на днях, но дозвониться на "Фаину" не можем. "Вопрос решается", "вопрос на рассмотрении" и так далее.

Через несколько часов после пресс-конференции координатору движения "Мы – Украина" позвонили англоязычные особы, и попросили предоставить номера телефонов родных захваченных моряков. Еще через день состоялась первая за четыре месяца связь матерей с сыновьями.

Таким образом, через три дня после старта движения по освобождению моряков, начатого аматорами в лице одного журналиста и нескольких десятков активистов неформального движения, "неразрешимый вопрос" о предоставлении связи с ребятами, томящимися на судне, чудесным образом решился.

Срок ультиматума, выдвинутого нами, рядовыми гражданами Украины чиновникам, ответственным за освобождение моряков с "Фаины", истекает в начале февраля.

Слова представителя судовладельца Муренко о "двух днях", как и следовало ожидать, оказались ложью. Два дня пролетели, а ребята продолжают сидеть в своей двенадцатиметровой каюте.

Лжи за четыре месяца было предостаточно, равно как и бесполезных заверений, пустой болтовни, невыполненных обещаний.

Не располагая действенными средствами давления на власть, не имея лобби в высоких кабинетах, кучка аматоров смогла сдвинуть это дело с мертвой точки за считанные дни.

Мы будем продолжать. Наша цель – увидеть украинцев дома. И мы своего добьемся…

Анатолій Шарій, журналіст, для УП



powered by lun.ua
Головне на Українській правді