Напередодні змін: про політичний зліт "Свободи"

33 перегляди
Андреас Умланд, для УП
Вівторок, 26 жовтня 2010, 12:32

Бурные события за последние месяцы в украинских ветвях власти вытеснили из общественного внимания еще одно надвигающееся изменение политической системы. В последних опросах националистическая партия "Свобода" Олега Тягнибока получает около 3-4% поддержки по Украине.

Тем самым эта политическая сила не только усилит свое представительство в нескольких региональных и местных радах Западной Украины. "Свобода" имеет и растущие шансы сформировать собственную фракцию в следующей Верховной Раде.

Это может изменить структуру и сущность как политического состязания, так и общественного дискурса в Украине.

Партийный спектр

Партийный ландшафт Украины, видимо, потеряет сегодняшнее раздваивание своего идеологического спектра. С момента распада СССР большую часть политических групп, в разное время представленных в ВР, можно было в той или иной степени отнести к одному из двух главных лагерей.

С одной стороны, лагерь прозападно- и проевропейски ориентированных национал-демократов. Время от времени туда вливались отдельные политики с националистическим прошлым - Шкиль, Парубий, Лукьяненко. Тем не менее, этот лагерь в своей совокупности сохранял общую либерально-демократическую направленность.

С другой стороны, в значительной степени пророссийская, латентно евроскептичная, более или менее антиамериканская и частично анти-либеральная группа партий. В 90-х годах тут доминировала компартия, сейчас господствует Партия регионов.

В обоих украинских лагерях геостратегическая направленность играла более важную роль, чем их экономическое и социально-политическое ориентирование.

Это приводило к курьезным, с западной точки зрения, альянсам. Например, союз олигархов ПР с коммунистами. Или присоединение социал-демократически ориентированной "Батькiвщины" Тимошенко - к экономически либеральной Европейской народной партии.

Правда, за последние двадцать лет возникали также и украинские партии, которые своими программами синтезировали идеи двух лагерей. Они стремились позиционировать себя как уравновешивающую силу, какой бы то ни было направленности. Этим самым СПУ, Блок Литвина, "Сильная Украина" и прочие - пытались занять гибридную нишу в партийном спектре, которую из-за ее идеологической неопределенности и меняющегося состава чаще называли "болотом". Успехи - более чем скромные.

Поэтому два последних десятилетия в предвыборной борьбе господствовали два основных политических лагеря.

"Свобода", "бело-синие" и "оранжевые"

Со вступлением "Свободы" в украинский политический истеблишмент изменится структура существующей идейной конкуренции партий, и будущие варианты коалиции в парламенте.

Кажется очевидным, что "Свобода" могла бы выступить партнером по коалиции исключительно для "оранжевых" партий. Правда, "Свобода" и ПР частично схожи в своей склонности к авторитаризму и антизападничеству. "Свобода" выступает за президентский режим, и обе партии не очень интересует современный европейский каталог ценностей. Более того, ходят слухи, что объединение Тягнибока втайне получает от Регионов поддержку, в том числе и финансовую.

Тем не менее, официальный альянс партии Януковича, которая дорожит хорошими отношениями с путинской "Единой Россией", и "Свободы" не представляется возможным - ввиду яро антироссийской позиции последней.

Но и для нацдемов переход от нынешнего неформального сотрудничества на общественных мероприятиях или теледебатах к официальному союзу со "Свободой" - стал бы проблематичным.

Правда, в их программах есть точки соприкосновения в пунктах национальной историографии, про-европеизма и антипутинизма. Более того, в результате недавних притязаний Януковича изменить украинскую политическую систему, растет борьба за защиту представительства их партий в общественном пространстве, а также за независимость Украины на международной арене. Это может привести к дальнейшему сближению между "оранжевыми" и "Свободой".

Идеологическое местоположение партии "Свобода"

Однако фундаментальные мировоззрения, представления о политическом устройстве страны, а также взгляды на будущее Украины либеральных национал-демократов, с одной стороны, и этнических националистов, с другой, имеют мало общего.

Это становится очевидным уже при прочтении программы "Свободы". Отметим, что их официальные документы только частично отображают общую идеологию партии. То есть они написаны политкорректно, значительно более умеренно, нежели фактическая повестка данной организации.

"Свобода" требует в своей официальной программе уголовного преследования "украинофобии", а также различных урегулирований, которые в той или иной степени ориентируются на принцип национальной принадлежности:

- введение графы "национальность" в паспорт и свидетельство о рождении, то есть восстановление советской практики;

- пропорциональное представительство этнических украинцев, с одной стороны, и национальных меньшинств, с другой, в исполнительных органах Украины;

- запрет на усыновление украинских детей неукраинцами;

- преференции в предоставлении мест в общежитиях для украинских студентов и ряд аналогичных изменений существующих законоположений.

Меры, подобные вышеуказанным, сами по себе не такие уж экстарординарные. Но при одновременном их введении, они могут привести к государственному маркированию украинских граждан различных национальностей. Это вошло бы в противоречие с принципами прав человека, которые Украина признала, вступив в Совет Европы, и заострило бы существующие на сегодня этнические противоречия в украинском обществе.

Более того, в своей программе "Свобода" заявляет, что было бы возможным и необходимым сделать Украину "геополитическим центром Европы" - типичное для националистов проявление мании величия, напоминающее сегодняшние российские великодержавные амбиции.

Европейские партнеры "Свободы"

По этим и другим причинам интенсивное сотрудничество "оранжевых" с объединением Тягнибока натолкнулось бы на скепсис их западных партнеров, таких как европейская ассоциация христианско-демократических сил - Европейская народная партия.

Партия Тягнибока официально входит в состав так называемого Альянса европейских национальных движений (АЕНД), членами которого являются французский правоэкстремистский Национальный Фронт Ле Пена и итальянская неофашистская партия "Трехцветное пламя" под руководством Романьоли.

АЕНД - это не объединение партий по примеру Австрийской партии Свободы, которые можно было бы классифицировать как правопопулистские. В Альянс европейских национальных движений входят несколько крайне националистических партий. Эти группы еще более ксенофобские, чем распространившиеся в недавнее время в Европе неопопулистские правые партии.

Так, АЕНД включает Британскую национальную партию, бельгийский Национальный фронт, Партию за лучшую Венгрию (Йоббик), португальскую Национальную партию восстановления, а также испанское Республиканское социальное движение.

Эти партии оккупируют ультраправую нишу политического спектра своих стран и существуют в большей или меньшей изоляции от политического мейнстрима.

Факторы политического восхождения "Свободы"

Источники растущего правого радикализма в украинской партийной системе имеют не только социальную, но и политическую природу.

Конечно, последствия кризиса предоставили благодатную почву для разнообразных протестных движений. Однако во время еще больших социальных потрясений в 1990-х Украина выказала удивительный иммунитет к существовавшим уже тогда правоэкстремистским тенденциям в партийной системе. Украинская национальная ассамблея (УНА), Конгресс украинских националистов (КУН), или Социал-национальная партия Украины, СНПУ, из которой впоследствии была сформирована "Свобода", - неоднократно пытались попасть в ВР собственными силами или в составе националистических блоков. Но тогда им это не удалось.

Ультраправые если и попадали в парламент, то только в качестве младших партнеров, или как отдельные представители в составе больших национал-демократических альянсов, на политику которых они имели мало влияния.

Относительная политическая импотенция националистов до недавних пор выгодно отличала Украину не только в восточно-, но и в общеевропейском контексте. Поэтому социальные колебания последних месяцев кажутся недостаточным объяснением роста популярности "Свободы".

Скорее, успех был вызван политическими факторами.

Скачок популярности "Свободы" в 2010 году - результат растворения оранжевого лагеря, а также общей радикализации украинской политики за последний год.

Решительность и скорость аккумуляции власти Януковичем, по-видимому, сделали свой вклад в рост популярности партии Тягнибока. Но если считать это объяснение единственным, оно подразумевает упрощенное видение политики, при котором предположительный политический спрос регулирует партийное предложение.

Несомненно, этот механизм здесь проявлял себя. Но свою роль сыграла также и известная в маркетинговых исследованиях под названием теоремы Сайша - обратная динамика генерирования спроса с помощью предоставления определенного предложения.

Иначе говоря: политический класс Украины также внес свою лепту в политический расцвет "Свободы".

Киевское сообщество журналистов, интеллектуалов и политиков, несмотря на предостережение Европарламента, который в феврале 2010 осудил героизацию ОУН президентом Ющенко, последние месяцы не чурается контактов с сегодняшними националистами.

Даже самые признанные украинские СМИ, как, например, "5 канал" или ведущее интернет-издание "Українська правда" регулярно предоставляли Тягнибоку и его однопартийцам форумы для распространения их взглядов и популяризации их партии.

Увеличившееся медиа-присутствие представителей "Свободы" в электронных СМИ вплоть до середины 2010 года было диспропорционально тогдашней общественной маргинальности националистов.

Только с недавних пор возросшая и частично спровоцированная самими СМИ популярность "Свободы" оправдывает ее частое появление в украинских масс-медиа.

Две главных дискуссионных телепередачи, "Шустер Live" и "Большая Политика" каждый пятничный вечер модерируют популярные русскоговорящие телеведущие Савик Шустер и Евгений Киселев. Несмотря на то, что эти тележурналисты заботятся о сбалансированности приглашенных гостей и публики, на многих из организованных ими за последнее время теледебатов неоднократно давалось слово Тягнибоку или его заместителю Андрею Ильенко.

Это было удивительно на фоне тогдашней маргинальности "Свободы".

Её присутствие в эфире было несоразмерно до недавних пор относительной общественной иррелевантности и экзотичности.

Привлечение лидеров "Свободы" к различным политическим дискуссиям, видимо, объясняется некой перчинкой, которую националисты добавляли в теледебаты. Возможно, сыграл некую роль и политтехнологический аспект их поддержки. Высокая популярность и присутствие в СМИ "Свободы" - давало для ПР определенные предвыборные преимущества. Возможно, этот фактор определил частое появление Тягнибока на "Iнтере", который находится в сфере влияния Регионов.

Кроме того, складывается впечатление, что Шустер и Киселев приглашениями "Свободы" в свои шоу пытались компенсировать амбивалентность своих собственных позиций как влиятельных медиафигур Украины, но говорящих по-русски.

Возможно, еще одним фактором до недавних пор непропорционально частого присутствия "Свободы" в теледебатах было стремление иммигрировавших из России Шустера и Киселева доказать, что они, как журналисты, не препятствуют "патриотическим" тенденциям в Украине.

Итоги

По всей видимости, джин выпущен из бутылки: "Свобода" Тягнибока, введенная в национальный политический дискурс "Большой Политикой" Киселева и другими СМИ, достигла берегов большой украинской политики.

"Свобода", по всей видимости, увеличит свое присутствие во многих областных и городских советах после местных выборов 31 октября 2010 года. Это приведет и к росту представительства объединения Тягнибока в украинских СМИ. В данном случае это будет уже оправдано: "Свобода" превратилась в относительно значительную политическую силу Украины.

Остается ожидать, действительно ли это приведет и к вхождению партии в ВР. Судьба "Свободы" зависит в первую очередь от того, будут ли в Украине и в дальнейшем проводиться свободные парламентские выборы.

Если да, то встанет вопрос, будет ли сохранена система пропорциональных выборов, а также относительно низкий проходной барьер в ВР в 3%. Повышение вступительной квоты до 5%, как в различных европейских государствах, возможно, в будущем удержит "Свободу" во внепарламентской оппозиции.

Андреас Умланд, кафедра политологии Киево-Могилянской академии, специально для УП



powered by lun.ua
Реве та стогне, або Як відроджують річкові перевезення по Дніпру
Як накопичувати кошти на пенсію в недержавному пенсійному фонді
Коломойський: Для Порошенка я ворог, тому що не дав йому обратися
Шанс на мир чи навпаки: як у світі виносили безпекові питання на референдум
Усі публікації