Глухий захист Леоніда Кучми

30 переглядів
Мустафа Найєм, УП
Вівторок, 12 квітня 2011, 16:04

Линия защиты Леонида Кучмы в публичной сфере и в кабинетах следователя имеют разительное отличие. В то время как на экранах телевизоров, со страниц газет и журналов команда пиарщиков выстраивает активную наступательную линию, основанную на несостоятельности следствия и пока еще полунамеках на политическую подоплеку дела, в кабинетах следователей адвокаты бывшего президента заняли глухую оборонительную позицию.

Объединяют эти две линии одно: стремление доказать несостоятельность обвинения, построенного на пленках Николая Мельниченко. Но если статьи в СМИ вряд ли смогут убедить общественность в невиновности Леонида Кучмы, статьи уголовного кодекса сулят его адвокатам большие возможности.

На минувшей неделе следствие предприняло очередную попытку пошатнуть позиции адвокатов экс-президента. Встреча Леонида Кучмы и Николая Мельниченко должна была разрешить многие противоречия в материалах дела. Но вопреки всем ожиданиям, очная ставка обвиняемого и свидетеля сенсаций не породила. Это был тактическая ориентировка на местности двух сторон, десять лет готовившихся во что бы то ни стало придерживаться своей версии событий.

Бывший президент в очередной раз опроверг возможность записи переговоров в его кабинете. Бывший охранник бывшего президента в деталях рассказывал, как он эти записи делал.

Единственным кричащим фактом следственного мероприятия стали подозрения в том, что и сама очная ставка стала очередной площадкой, где экс-майору удалось установить видеокамеру. До сих пор остается невыясненным: куда подевались часы Николая Мельниченко, которыми он, по словам адвокатов Леонида Кучмы, вел тайную видеозапись очной ставки.

Сам бывший майор утверждает, что часы "чистые" и находятся у следователей. Источники в группе защиты экс-президента уверяют, что часы у Мельниченко не только не изъяли, но даже не обследовали.

Вообще, ситуация выглядит до смешного абсурдной. Свидетель, не скрывающий, что в течение долгого времени тайно записывал разговоры в кабинете главы государства, попадает на очную ставку с президентом (тем самым!) без всякой предварительной проверки!

А когда адвокаты обвиняемого прямо указывают на вероятность скрытой видеосъемки человеком, обладающим всеми необходимыми навыками, следователь… отпускает Николя Мельниченко в уборную, откуда он возвращается без часов, с руками, закутанными в плащ!

Тем не менее, очная ставка состоялась. И ее последствия могут стать поворотной точкой в уголовном деле против бывшего президента. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, протокол очной ставки является вещественным доказательством, которое прямо или косвенное подтверждает либо опровергает вину подозреваемого.

Теоретически очная ставка должна была разрешить противоречия в показаниях двух Леонида Кучмы и Николая Мельниченко. К какому выводу пришли следователи по результатам следственного мероприятия пока неизвестно. "Украинская правда" попыталась восстановить ход событий в кабинете руководителя следственной группы, исходя из информации собственных источников.

НИКОЛАЙ МЕЛЬНИЧЕНКО: Я БЫЛ ВОСХИЩЕН ЛЕОНИДОМ ДАНИЛОВИЧЕМ

Очная ставка Леонида Кучмы и Николая Мельниченко началась в 11:24, в понедельник 4 апреля 2011 года. Она проходила на третьем этаже Главного следственного управления Генпрокуратуры, в кабинете руководителя следственной группы Владислава Грищенко.

Помимо участников очной ставки, в кабинете также присутствовали два адвоката Леонида Кучмы, в том числе и адвокат Виктор Петруненко; адвокат Николая Мельниченко; двое следователей, а также один из сотрудников прокуратуры по фамилии Олешко, ответственный за видеозапись очной ставки. Встреча записывалась на кассету VHS на Panasonic.

Согласно процедуре, сначала оба фигуранта представились. Затем следователь спросил, на каком языке свидетель и обвиняемый будут давать показания. Леонид Кучма действительно заявил, что предпочитает русский. Это же подтвердил его адвокат.

Еще до начала очной ставки в кабинете следователя произошла легкая перепалка. Перед началом перекрестного допроса участников попросили уточнить: знакомы ли они друг с другом, и есть ли между ними личный конфликт.

Николай Мельниченко заявил, что знаком с президентом, и никаких личных конфликтов между ними нет. В ответ Леонид Кучма спокойно заявил, что и у него с оппонентом никаких личных конфликтов нет, поскольку лично с Николаем Мельниченко никогда знаком не был и знает о нем "лишь из СМИ как предателя".

Сразу после этих слов адвокаты Леонида Кучмы обратились к следователю с протестом относительно проведения очной ставки. По их словам, подобное следственное мероприятие не может проводиться между незнакомыми сторонами.

- Где вы это вычитали?! В какой норме УПК есть слова о том, что очная ставка проводится только между лицами, которые знают друг друга? - перешел на крик Владислав Грищенко и бросил адвокату Леонида Кучмы тоненькую брошюру Уголовно-процессуального кодекса. – Вот вам УПК, найдите и покажите!

Впрочем, УПК никто открывать не стал, поскольку в кодексе действительно не существует положения, запрещающего проводить очную ставку между незнакомыми людьми.

Первый вопрос следователь задал Николаю Мельниченко. Бывшего майора госохраны попросили рассказать, при каких обстоятельствах он начал вести записи разговоров в кабинете президента. По словам свидетелей очной ставки, Мельниченко начал свой рассказ весьма неожиданно, с событий… 1993 года.

В длинной преамбуле Николай Мельниченко заявил, что еще тогда "заочно был восхищен действиями премьер-министра Леонида Даниловича" и его обещаниями "навести порядок и побороть коррупцию".

По словам экс-майора, еще будучи офицером УДО, он подписал сам и товарищей убедил подписать подписные листы в поддержку кандидата в президенты Леонида Кучмы. Более того, майор утверждает, что на выборах главы государства в 1994 году лично голосовал за Леонида Кучму. А когда узнал, что во втором туре выборов выиграл Кучма, "прервал свой отпуск и прибыл на службу, чтобы защитить своего президента от коррупционеров".

Согласно показаниям Николая Мельниченко, во время службы он находился рядом с президентом практически все время, во всех его поездках и даже организовывал тайные встречи. Экс-майор рассказал, что во время службы к нему неоднократно обращались офицеры СБУ с просьбой донести до Леонида Кучмы документы, подтверждающие факты коррупции и преступной деятельности в высших эшелонах власти. По словам Мельниченко, многие документы он передавал президенту через приближенных лиц.

На просьбу следователя подтвердить или опровергнуть сказанное, Леонид Кучма лишь развел руками.

- Все, что он говорит не налазит на голову…

В ответ Николай Мельниченко описал эпизод пятнадцатилетней давности времен его службы в охране президента.

- Я думаю, что Леонид Данилович четко помнит человека, который в 1996 году охранял его номер на острове Бали. Как-то утром он проснулся и попросил, чтобы привели Глинского Олега (парикмахер президента - УП). Я зашел и позвал Глинского, сказал, что его просит к себе президент. Но прошло 15 минут, и Глинский не пришел. И тогда Леонид Данилович вышел и облаял меня трехэтажным матом.

Леонид Кучма оставил этот эпизод без комментариев. Затем Николай Мельниченко подробно рассказал, при каких обстоятельствах он решил начать запись разговоров в кабинете президента.

Ранее эта версия в СМИ уже звучала. Экс-майор действительно утверждает, что в один из дней он случайно оказался в шкафу кабинета главы государства и стал свидетелем переговоров, которые якобы и подтолкнули его к ведению записей.

3 ИЮЛЯ 2000 ГОДА

Как уже сообщала " Украинская правда", пленки Николая Мельниченко являются краеугольным камнем в уголовном деле против Леонида Кучмы. Также известно, что на данный момент решением следователей записи приобщены к делу в качестве вещественного доказательства.

В то же время, окончательное решение о том, могут ли пленки быть признаны вещественным доказательством, принимает суд. Учитывая разночтения уголовно-процессуального кодекса и сомнения в законности источника происхождения подобных доказательств, записи Мельниченко все еще остаются самым уязвимым местом в уголовном деле против Леонида Кучмы.

В связи с этим, на данный момент все силы следственной группы брошены на сбор дополнительных доказательств, которые могли бы подтвердить подлинность пленок.

Учитывая то, что в рамках этого уголовного дела расследуется убийство Георгия Гонгадзе, одним из центральных эпизодов записей являются первые угрозы, высказанные Леонидом Кучмой в отношении журналиста, которые могли быть восприняты его подчиненными как указания к действию. Следствие предполагает, что это произошло 3 июля 2000 года в кабинете Леонида Кучмы во время беседы с покойным министром внутренних дел Юрием Кравченко.

Фрагменты записей, которые были сделаны в тот день, уже публиковались в прессе. Согласно пленкам, именно в этот день после разговора с главой администрации президента Владимиром Литвином президент высказал Кравченко следующую фразу: "А головне треба його, я кажу, на зразок, так Володя каже, треба шоб чеченці його вкрали і вивезли його в Чечню на хуй і викуп попросили".

Сейчас следствие пытается восстановить хронологию событий того дня. Во время очной ставки предполагалось разрешить одно из ключевых противоречий следствия. В частности, у предыдущей следственной группы были сомнения в том, что 3 июля 2000 года Николай Мельниченко мог записывать разговоры в кабинете главы государства. В распоряжении " Украинской правды" оказался фрагмент одного из допросов экс-майора, который свидетельствует о сомнениях следователей.

 

Во время очной ставки Николай Мельниченко более подробно рассказал о событиях того дня. Согласно протоколу следственного мероприятия, Мельниченко утверждает, что в 3 июля 2000 года Леонид Кучма заехал во двор через арку на улице Банковой.

К себе в кабинет глава государства поднялся вместе с бывшим начальником управления Государственной охраны Владимиром Шепелем, который рассказал президенту о "беспределе" с застройками в Ялте. Сразу после того, как Шепель покинул кабинет главы государства, Леонид Кучма связался по громкой связи с Владимиром Литвиным.

Согласно процедуре, во время очной ставки Николай Мельниченко должен был подтвердить ранее данные показания. В распоряжении " Украинской правды" оказалась копия протокола допроса, который проводила предыдущая следственная группы по расследованию дела Гонгадзе. В этом документе Николай Мельниченко детально изложил обстоятельства записи.

 

Интересный факт: Леонид Деркач – последний, с кем Леонид Кучма в тот день обсуждал Георгия Гонгадзе, до сих пор не явился на допрос в Генеральную прокуратуру. По информации "Украинской правды", экс-председатель СБУ предварительно дал согласие и пообещал прийти в Главное следственное управление ГПУ, но за несколько часов до назначенного времени был госпитализирован. Источники утверждают, что на данный момент Деркач лежит в больнице, и следователи не могут получить его показания.

"ЧУЖОЙ ГРЕХ" ЛЕОНИДА КУЧМЫ

По информации "Украинской правды" уже во второй части очной ставки Николай Мельниченко прямо обратился к Леониду Кучме со словами: "Леонид Данилович, не берите на себя чужие грехи, вас подставили". После чего экс-майор обратился к следователям с требованием допросить Владимира Литвина и провести с ним очную ставку. По словам источников, Леонид Кучма в ответ сказал лишь, что допрашивать никого не надо.

Был ли этот эпизод экспромтом самого Николая Мельниченко, или он выражал консолидированную позицию всей следственной группы, подталкивающей Леонида Кучму в определенное русло, непонятно.

Очевидно, что до тех пор, пока не состоится суд и окончательно не будет определен статус пленок, Леонид Кучма будет находиться под давлением следователей. В то же время и в Генеральной прокуратуре, и сам Николай Мельниченко осознают конечность досудебного следствия и ознакомления с материалами обвинения. Закрыть дело до суда – по сроку давности либо за недоказанностью – уже не удастся: это не устроит Леонида Кучму.

А вероятность того, что суд признает экспертизы пленок достаточными для их приобщения к делу в качестве вещественного доказательства, равна нулю. Перечень лиц и фактов, фигурирующих на пленках, приравнивает признание пленок к началу масштабной люстрации. Вопрос лишь в том, с какими трофеями к порогу суда придут следователи. Одного обвинительного приговора против Леонида Кучмы будет недостаточно…

***

Тем временем следственная группа параллельно продолжает искать подтверждения версии самого Леонида Кучмы о причастности к убийству Георгия Гонгадзе иностранных спецслужб. По информации "Украинской правды", на данный момент ведутся следственные мероприятия по выявлению связи между Николаем Мельниченко и ФСБ Российской Федерации.

В распоряжении редакции оказались документы и вещественные доказательства, приобщенные к материалам дела, которые указывают на то, что с июля по октябрь 2004 года бывший сотрудник охраны президента Украины неоднократно посещал Москву.

Напомним, на тот момент Мельниченко находился в официальном розыске, но, невзирая на договор об экстрадиции между двумя государствами, экс-майор госохраны не был выдан Украине и вернулся в США.

(продолжение следует)



powered by lun.ua
Ми, розумні
5 відповідей про програш Росії у трибуналі ООН: моряки, нові санкції та деталі рішення
Коломойський: Всі хочуть, щоб сталося диво і у Зеленського вийшло
Реве та стогне, або Як відроджують річкові перевезення по Дніпру
Усі публікації