Новый свидетель по делу Щербаня: тортик с приветом из Донецка

201 перегляд
Мустафа Найем, УП
П'ятниця, 15 лютого 2013, 09:49

Пятница - день допроса нового свидетеля по делу об убийстве Евгения Щербаня. Из всех возможных вариантов судебного процесса над Юлией Тимошенко публичный допрос выглядит самым невыгодным для прокуратуры. Это раскрывает тактику следователей и позволяет адвокатам публично демонстрировать неподготовленность свидетелей.

Единственное преимущество, которое получает следствие от публичного допроса свидетелей – право первой руки на формирование общественного мнения. Помимо этого, форма публичного допроса влияет на показания свидетелей, которые еще не опрошены. Они смогут корректировать свои показания - и это, очевидно, может исказить реальные факты.

Но есть и другой аспект. Допрос свидетелей по делу против Юлии Тимошенко проходит накануне саммита Украина-ЕС, который состоится 25 февраля. По информации "Украинской правды", в Брюссель Виктор Янукович может поехать с двумя козырями: неопровержимыми доказательствами виновности Юлии Тимошенко в организации убийства и… освобождением Юрия Луценко.

Тем временем прокуратура и суды активно будут готовить Виктору Януковичу убедительные показания свидетелей о причастности Юлии Тимошенко к организации убийства Евгения Щербаня. Хитрость в том, что на этой стадии у адвокатов нет возможности изложить свою версию событий. Европейские дипломаты получат лишь те факты и показания, которые отобрали для них следователи Генеральной прокуратуры.

Именно в этом ключе и отобраны первые свидетели по делу. Их показания и должны сформировать основную фабулу преступления по версии следствия. Выступление Игоря Марьинкова было лишь первым пробным шаром. В распоряжении "Украинской правды" оказались протоколы допросов второго свидетеля по делу, которые дают полное представление о той версии событий, которую будет отстаивать следствие.

Новый свидетель, в отличие от Марьинкова, не ссылается на слова мертвых фигурантов дела. Он приводит собственные воспоминания и указывает фамилии и имена других лиц, которые могут подтвердить, что Юлия Тимошенко действительно знала организаторов убийства Евгения Щербаня и могла быть причастна к организации убийства.

В частности, упоминаются помощник Павла Лазаренко – Петр Кириченко, опальный российский олигарх Борис Березовский, супруг певицы Ларисы Долиной, а также охранники, горничные и уборщицы…

Итак, знакомьтесь, Сергей Зайцев.

WHO IS MISTER ЗАЙЦЕВ?

Сергей Зайцев – днепропетровский предприниматель и по совместительству родственник Петра Кириченко – того самого помощника Павла Лазаренко, который в свое время дал американской прокуратуре показания против своего шефа.

Покойная супруга Сергея Зайцева – Светлана Новаковская - была родной сестрой Изабеллы Кириченко, жены Петра Кириченко. С 1991 по 1995 года Сергей Зайцев работал генеральным директором компании "Агроснабсбыт", учредителями которой в равной доле были сам Зайцев, его жена, Петр Кириченко и Изабелла Кириченко.

 

По словам Зайцева, в 1992 году Петр Кириченко познакомил его с представителем президента в Днепропетровской области Павлом Лазаренко. Через некоторое время Кириченко, якобы начал упрашивать Зайцева уступить Павлу Лазаренко долю в бизнесе.

"Лазаренко давил на Петра Кириченко с помощью административных рычагов – милиции, налоговой и СБУ. И у нас с женой не осталось другого выхода, как последовать совету Кириченко и переписать 50% предприятия на тещу Павла Лазаренка (Екатерину Карову – УП)".

Не последнюю роль в принятии такого решения, говорит Зайцев, "сыграло убийство начальника Днепропетровского управления плодово-овощной торговли Валерия Есипова, который был моим другом и был убит по заказу Павла Лазаренко и Петра Кириченко".

Сергей Зайцев с 1993 года был членом "Либеральной партии Украины" Евгения Щербаня. По его словам, из-за этого у него даже был конфликт с Павлом Лазаренко, который обвинил его в предательстве и даже взял с того слово, что он выйдет из партии.

В октябре 1995 года Зайцев окончательно рассорился с Павлом Лазаренко. "Он вызвал меня, чтобы посоветоваться, стоит ли ему соглашаться на занятие поста вице-премьер-министра Украины. Я посоветовал соглашаться. При этой же встрече мы поссорились. Ранее мы общались как компаньоны, а в этот день он начал мне указывать, что теперь я  должен срочно переехать с семьей в Киев. И стал разговаривать со мной неприемлемым тоном, поскольку я отказался от выполнения его требования".

ПЬЯНЫЙ РАЗГОВОР С НАРКОМАНОМ КИРИЧЕНКО

Сергей Зайцев допрашивался пять раз. При этом с каждой встречей в его показаниях появлялись новые детали и подробности событий семнадцати-девятнадцати летней давности. К примеру, во время первого допроса следователь задает Зайцеву всего два (!) вопроса: о его биографии и подробностях знакомства с Павлом Лазаренко. После чего свидетель попросил недельный перерыв в связи с плохим самочувствием, а протокол встречи поместился на 1,5 (!) листах.

Последняя встреча Зайцева со свидетелем была изложена уже на 20 листах плотного текста с мельчайшими подробностями, указанием фамилий, дат и цифр. Сам свидетель объясняет это тем, что какие-то моменты он "упустил и не вспомнил" сразу, а некоторые факты "вспомнил после допросов в прокуратуре".

Большая честь показаний Сергея Зайцева изложены со ссылкой на слова Петра Кириченко и редко – на разговоры с Павлом Лазаренко. При этом и к тому, и к другому Зайцев явно испытывает неприязнь, порой переходящую в ненависть.

Кириченко он откровенно называет наркоманом ("Петр Кириченко и Матрос были наркоманами с многолетним стажем. Также наркоманкой была его жена Изабелла Кириченко, которая проходила курс лечения от наркотиков в Украине"), а экс-премьера описывает как жадного, завистливого и мелочного человека, который ревновал к политическому успеху и финансовому положению Евгения Щербаня.

Ключевой эпизод допросов – беседа Сергея Зайцева с Петром Кириченко на дне рождения своей покойной супруги в американском городе Тибуроне (здесь жил Кириченко) 30 ноября 1998 года. Эту встречу Зайцев описывает трижды, каждый раз дополняя ее новыми деталями и подробностями.

Во время застолья Кириченко предложил ему выйти из дома для разговора. "В тот вечер Петр Кириченко много выпил и поскольку на тот момент его коммерческой деятельностью занимались правоохранительные органы США, и он чувствовал, что скоро придет момент и его арестуют за совершения преступления вместе с Лазаренко, он решил выговориться".

Разговор начался с того, что Петр Кириченко высказал сожаление, что Зайцев рассорился Павлом Лазаренко и вышел из "Агроснабсбыта", забрав с собой всех сотрудников и разрушив их общий бизнес.  По мнению Зайцева, "Кириченко… жалел, что ему не удалось украсть столько денег, сколько хотелось. Кириченко ревниво относился к тому, что Тимошенко имела большее влияние на Лазаренко, организовала более доходный для себя и более прибыльный, чем у Кириченко, бизнес",

Зайцев утверждает, что во время беседы Петр Кириченко пытался доказать, что без его помощи Павел Лазаренко уже бы давно пропал, что именно он окружил его нужными людьми и связями, которые решили его проблемы и конфликты.

Среди прочего, Кириченко якобы утверждал, что организовал по указанию Павла Лазаренко убийство Евгения Щербаня, которое "было совершено красиво, на высшем уровне". И, если верить, Сергею Зайцеву, толчком к убийству Евгения Щербаня стал неудачный розыгрыш самого Петра Кириченко.

"В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ И НЕ ТОРТИК"

По словам Сергея Зайцева, это странное признанные Кириченко сделал в тот же вечер, продолжая находиться в состоянии алкогольного опьянения.


Зайцев утверждает, что Павел Лазаренко и Юлия Тимошенко "однозначно восприняли торт, как прямую угрозу от Евгения Щербаня".

В этот же день Павел Лазаренко позвонил Кириченко, который находился заграницей, и рассказал, что Тимошенко угрожают. Он попросил срочно вернуться в Днепропетровск. "Для этой цели за Петром Кириченко специально бы отправлен самолет ЯК-40, принадлежащий Юлии Тимошенко", - рассказывает Зайцев, ссылаясь на Петра Кириченко.

 

МАТРОС И БЕРЕЗОВСКИЙ

Судя по всему, эпизод с тортом призван сгладить еще одну нестыковку в деле. Ранее Петр Кириченко в своих показаниях утверждал, что Павел Лазаренко и Александр Мильченко знали об угрозе Юле Тимошенко независимо друг от друга. Откуда об угрозе знал Лазаренко – понятно, от самой Тимошенко. А вот откуда мог знать "Матрос", пока оставалось неизвестным.

Сергей Зайцев утверждает, что именно во время инцидента с тортом Юлия Тимошенко и познакомилась с Александром Мильченко по кличке Матрос.

 

Как это могло случиться, учитывая, что торт проносили тайно, обходя охрану – свидетель не объясняет и ссылается на слова Кириченко. В то же время Сергей Зайцев выводит на сцену еще как минимум двух свидетелей, которые теоретически могут подтвердить знакомство и общение Юлии Тимошенко с Матросом.

В частности, не исключено, что Генпрокуратура уже получила показания директора днепропетровского "АвтоВаза" некоего Загребельного С.А., который, по утверждению Зайцева, познакомил Тимошенко с Мильченко еще в конце 1980-х. А в 1996 году Юлия Тимошенко вместе с Мильченко якобы даже ездили вместе к российскому олигарху Борису Березовскому.

ЛИЧНЫЙ МОТИВ

Объясняя реакцию Павла Лазаренко на угрозы Тимошенко, Сергей Зайцев в своих показаниях неоднократно возвращается к их личным взаимоотношениям. При этом рассказы Петра Кириченко он часто дополняет собственными воспоминаниями.

 

Помимо этого, Сергей Зайцев указывает, что частые встречи Павла Лазаренко и Юлии Тимошенко проходили в "загородном доме, в одном из отелей туристической базы, которая расположена на границе Днепропетровска" и на территории спортивного комплекса предприятия "Днепромлын". При этом свидетель указывает конкретные имена руководителей этих предприятий и баз, и даже имя личного банщика Павла Лазаренко.

Смысл столь подробного изучения личных взаимоотношений экс-премьера объясняется в ключевом абзаце, где следователям наконец-то удалось сформулировать личный мотив убийства Евгения Щербаня.

 

ДЕНЬГИ ЗА УБИЙСТВО МОГЛИ БЫТЬ РАССЧЕТОМ ЗА ЗЕРНО

Во время допроса следователь прямо спрашивает у Зайцева, известно ли ему что-либо об оплате убийства Евгения Щербаня. В ответ свидетель рассказывает о своей встрече с Петром Кириченко на концерте "то ли Ларисы Долиной, то ли Олега Газманова" в Сан-Франциско в начале лета 1999 года.

 

Что интересно, свидетель ни в одном эпизоде не указывает на то, что слова Кириченко касались расплаты именно за убийство. Зато раскрывает другой аспект дела. Оказывается, между Матросом и Кириченко существовал зернотрейдерный бизнес. И денежные перечисления со счетов Павла Лазаренко и Петра Кириченко теоретически могли касаться как убийства, так и расчета по сделкам с зерном.

 

Тем временем защите стоит подготовиться к следующему свидетелю, который, вероятно может стать главным козырем Генпрокуратуры – это Петр Кириченко. Разница будет только в том, что Кириченко нельзя будет задать вопросы – его допросы, скорее всего, будут продемонстрированы в видеорежиме.



powered by lun.ua
В підвішеному стані: що відбувається з ринком нерухомості Києва
Бунтівна Барселона: як вирок проти сепаратистів занурив Каталонію у безлади та протести
Театральний продюсер Олена Матвієнко: В Україні балет ризикує опуститися до рівня сільського клубу
Російський політолог Морозов: Порошенко був цвяхом у черевику в Путіна
Усі публікації