Нове обличчя одеської влади Зоя Казанжи: Давайте генерувати нові смисли

Середа, 14 травня 2014, 17:30

Спустя несколько дней после трагических событий 2 мая в Одессе сменилась власть.  На смену губернатору Владимиру Немировскому пришел новый человек – компаньон бизнесмена и главы Днепропетровской области Игоря Коломойского, уроженец Луцка Игорь Палица.

Как только он занял пост, сразу же назначил на должность своего заместителя по внутренней политики одного из лидеров одесского Евромайдана, журналистку Зою Казанжи.

Вместе с губернатором и активистами Казанжи создала общественную комиссию "Группа 2 мая" и инициировала социологическое исследование о настроениях одесситов. Задача комиссии – сбор всей информации, которая поможет установить, что на самом деле произошло во время трагических событий в Одессе.

"Украинская правда" поговорила с Зоей об отношении к прошлому и нынешнему губернаторам, новых вызовах Одессы и о том, как изменилась ее деятельность после прихода к власти.

- Вас назначили вице-губернатором Одесской области. Для вас это что значит?

- Для того, чтобы влиять на ситуацию, надо обладать какой-то реальной властью. Для меня это возможность выстроить информационную политику, отношения между властями и населением через разные коммуникационные каналы, поскольку я интенсивно говорю об этом последние лет пять.

От этого назначения у меня крутое ощущение, потому что я знакома с губернатором четвертый день. Он сам меня нашел и предложил должность. А главную роль в этом сыграл "Фейсбук".

- Каким образом?

- Через "Фейсбук" мы все друг с другом знакомы. 5 мая, еще не будучи губернатором, Игорь Палица приехал в Одессу. У нас произошла первая встреча.

Мы поговорили, он спросил, как я вижу, что надо делать в городе и области. Я же имею прямое отношение к Евромайдану. Точнее, сейчас я могу сказать, что до 6-го числа я имела отношение к Евромайдану.

Я знаю людей, знаю процессы, которые здесь происходят, знаю лидеров со стороны Антимайдана, понимаю ситуацию в городе и области, потому что сама тут работала. Основная причина случившегося в том, что властям глубоко наплевать, что происходит в жизнях людей.

Когда произошла трагедия 2 мая, у нас не был создан штаб, не были включены кризисные коммуникации.

- Штаб существовал же. Правда, штаб самообороны.

- Но я говорю про власти. Когда происходит некое ЧП, включаются немножко другие каналы, методики, технологии. Кроме того, если бы ситуация отслеживалась, можно было бы прогнозировать какие-то ситуации, что рано или поздно могли бы возникнуть.

Многие говорили, что Куликово поле наэлектризовано, что хватит одной спички. Было много разных вопросов, и они может и доходили посредством мониторинга до ушей властей, но реакции не было никакой.

Я сейчас не говорю о реакциях, которые происходят за закрытыми дверями, а только о том, что происходит в публичном пространстве.

К бывшему губернатору мы ходили всей толпой постоянно. Ходили его троллить. Просили его: говорите с людьми, объясняйте, что вы делаете.

Он пробыл на своем посту два месяца.

Мы говорили, что Одесса в опасности, значит, надо организовывать блок-посты. Он отвечал: нет, все нормально, все контролируется.

Но не назначены главы районных администраций, ситуация в регионе просто ужасная – 22 администрации обезглавлены. Выйдите объясните свою позицию!

А он продолжал говорить, что все контролируется.

Когда все произошло 2 мая, вы же помните, наверное, пару дней не было точно известно количество погибших, обгоревших, раненых.

Губернатор не вышел и не сказал, что это большое горе, что он соболезнует всем, независимо от политического окраса, что будет сделано то-то и то-то.

До сих пор у нас очень много вопросов: почему МЧС так долго везло машины, почему милиция ничего не делала, где была прокуратура. Вопросы повисли в воздухе, и до сих пор на них, по большому счету, нет ответов.

Поэтому, когда Игорь Палица сюда приехал, у нас состоялся разговор, и на следующий день я получила предложение занять должность вице-губернатора по внутренней политике и коммуникациям.

Я буду заниматься выстраиванием отношений с людьми, чтобы понимать, чего они хотят, и чтобы они знали, что мы делаем. Чтобы делать все лучше, качественнее, проще.

6 мая вечером мы провели первую пресс-конференцию, он представил меня и рассказал, почему он здесь, кто он такой. Это человек, который не был в обойме публичных политиков. Самый обычный формат пресс-конференции тут же вызвал удивление у одесских журналистов, которые к такому не привыкли.

Пресс-конференция Игоря Палицы и Зои Казанжи в Одесской ОГА. Фото: Ruslan Boldyzhar

На следующий день мы встретились с главными редакторами местных изданий, людьми, которые определяют редакционную политику, чтобы рассказать, что мы хотим сделать, как мы хотим, попросить в этой достаточно острой ситуации быть осторожными с лексикой, щадить друг друга, потому что есть проблемы, а язык вражды – это язык вражды.

Я достаточно хорошо понимаю, как работают медиа.

Отныне не будет пресс-релизов, это позавчерашний день. Это очень удобный формат для администрации и журналистов: администрация пишет, что ей удобно, а журналисты ленятся переделывать и искать новые смыслы, они просто делают информационные сообщения. Такие форматы уходят, они никому не нужны.

Когда мы поговорили с Игорем Петровичем, он сказал, что мое видение ему подходит. Я сказала ему, что политика открытости – это палка о двух концах. Он же сказал, что все прекрасно понимает. Потом спросила у него, есть ли у меня табу, и он сказал, что никаких табу нет.

Сейчас у нас нон-стоп. Губернатор постоянно встречается и разговаривает с людьми.

- И это будет еще очень долго продолжаться.

- Да, но при этом, нам уже предъявляют счет за действия властей за последние 20 лет. Слушайте, ну мы же второй день на работе! Мы правда много сделали! Я понимаю, что отчеты эти никого не интересуют. Я всегда говорила про то, что людям нужно дать новые смыслы.

Хватит заниматься отчетами, дурить друг друга, делать какие-то непонятные проекты. Сейчас на первом месте – вопрос безопасности, так случилось. Есть внешний враг абсолютно понятный, есть вызовы внутренние.

Это целая куча моментов, с которыми надо работать, и все они касаются безопасности. Люди на самом деле чувствуют себя незащищенными. Поэтому должна присутствовать прозрачность и информативность.

Также надо понимать, что происходит в городе. Сразу же после назначения я позвонила в GFK (центр маркетинговых исследований – прим. авт.), попросила провести исследование, чтобы понимать, какие у нас вызовы, куда мы идем.

Вот проукраинская позиция – это какая? Какие у нее ценности? А пророссийская? Когда получим результаты исследования, соберем лидеров мнений, сделаем дискуссионную площадку, всем покажем. Мы же обзываем друг друга: "колорады", "майдауны"… Вот оно к чему привело.

Это достаточно серьезный вызов. Нам нужно остановить это все. А уже потом входить в переговорные процессы. Точка зрения губернатора – только переговоры. Много разных переговоров всех со всеми. Мы должны наладить диалог между двумя антагонистами, и на это у нас есть несколько дней.

Надо понимать, что события 2 мая стали детонаторами, сильно разделили город, и то, что может вернуть доверие, - это правда.

Люди хотят знать, что было на самом деле.

Нельзя сейчас обнулить счетчики. Мы никогда этого не забудем. Притупить, успокоить может только информация про то, как это было. Это самое важное.

- Как я поняла из разговоров людей с разных сторон, бывшего губернатора Немировского не воспринимали ни те, ни другие. Его снятие с должности, по-вашему, может стать объединяющей точкой?

- Сейчас легко разбрасываться обвинениями. Я думаю, не стоит в такой плоскости рассуждать. Как будто бы сняли человека, и все поменялось.

Дело в том, что он был, как его назвали наши активисты, человек с планеты "Капец". От него не было пользы и не было вреда. Он говорил что-то, но это было просто смешно.

Те два месяца, что он был губернатором, - это время утраченных возможностей. Когда человек после Майдана приходит, кредит доверия к нему очень высок. Ожидания большие. И наверное самое тяжелое - когда исчезают иллюзии.

Надо понимать, что доверия к властям вообще не существует. Говорить сейчас о том, что властям нужно верить, это пустые слова. Ты автоматически становишься смешным.

Есть правоохранительные органы, есть служба безопасности, есть власти. Все должны выполнять свою работу.

Какова функция властей? Отвечать за все, что происходит на территории региона, города, села. Нужно создавать там максимально комфортные условия, нужно отслеживать эти процессы, формировать безопасное пространство. Государство – это всегда аппарат подавления, оно всегда прессует.

Если бы с людьми разговаривали, понимали, чего они хотят, то, скорее всего, Майдана не случилось бы. Когда людей не слышат, возникает Майдан.

- Палицу называют ставленником Коломойского. Как его воспримут одесситы?

- Тяжело говорить, как воспримут одесситы. Пока могу говорить лишь про отдельные сообщества.

Журналистам он понравился, на контрасте, наверное, с Немировским, который не умел ничего толком сформулировать.

Многие играются с фамилиями: Немировский – "не мир", "не мирился". А Палица – потому что и кнутом и пряником, сейчас нужна такая "палица".

Кстати, могу показать, какой подарок я сделала губернатору. (Зоя демонстрирует коллаж: на одной фотографии портрет Игоря Палицы с подписью "Игорь Палица", а на другой – его же портрет в балаклаве с подписью "Игорь не палица").

Понимаете, за три дня невозможно создать репутацию. За три дня он провел несколько встреч и сделал два видеообращения.

Пока что никакой репутации нет. Есть только мнение о том, что это человек Коломойского. Он говорит на это: да, мы партнеры, но почему я человек Коломойского? Я человек своей мамы, своей семьи…

Я так понимаю, что для Палицы его нынешний пост - это бизнес-проект, который нужно сделать хорошо. Это вызов.

При разговоре с Турчиновым он поставил несколько условий, в том числе о том, чтобы не было никаких назначений по квотному принципу, чтобы не было вмешательства с советами по милиции и прочим вопросам.

Человек готов работать, если ему дают возможность самостоятельно принимать решения. Люди, которые приходят из бизнеса, - это все-таки другая планета.

- Но для Одессы, мне кажется, это подходящий вариант. Это же город бизнеса.

- Для Одессы - да. Это город бизнеса и больших мифов.

Я достаточно давно работаю в журналистике. Мы с вами знаем, что это такая профессия, которая позволяет проживать десять жизней за один день.

Мы постоянно общаемся, видим разных людей. Вот я за свои почти тридцать лет работы в СМИ многих видела. Почему я безоговорочно сказала "да"? Потому что это разговор на одном уровне, он понимает, что происходит и как это работает.
- Вы хотите сказать, что он чувствует регион?

- Не могу сказать, что он чувствует регион. Просто в мире всего тридцать шесть сюжетов. У нас ничего не происходит такого, чего бы не происходило в мире. Это еще одна матрица.

Законы управления одинаковые – что в маленькой газете, что в большом бизнесе. Просто объемы и риски разные. Все это работает достаточно понятно.

Тяжело бизнесовые подходы применять к государственному управлению или к областной администрации. Но нам почему-то кажется, что это такая монументальная структура.  Конечно, мы не можем все это взять и заменить, мы должны постепенно предложить какую-то новую формулу и плавно на нее перейти.

Система должна работать, но никто не мешает генерировать новые смыслы. Никто не мешает сделать эти процессы открытыми. Люди хотят знать, как принимаются решения.

Мы должны стать посредниками между людьми, у которых есть потребности, и теми, у кого есть возможности.

Давайте их связывать, давайте отменим круглые столы и совещания. Нам нужна площадка, чтобы общаться. Я хочу, чтобы картина мира и Одесской области была сведена воедино, чтобы ресурсы не дублировались, а шли в конструктивное русло. Майдан дал хорошую возможность для самоорганизации. Люди должны делать конкретные вещи, конкретные дела на пользу региону.

 Зоя Казанжи: Мы должны стать посредниками между людьми, у которых есть потребности, и теми, у кого есть возможности

- Вы журналист и общественный активист. Все-таки такие люди всегда немножко в оппозиции к властям. Вам сейчас легко в этой ситуации или есть диссонанс?

- Сейчас да. Я понимаю, что не могу говорить о своей беспристрастность. Но вы знаете, такой щелчок произошел. Я себя не чувствую при власти. От меня никто не требует писать каких-то бумажек, хотя рано или поздно это начнется.

У меня есть такие опасения, и я сказала губернатору, что была на Майдане. Мы договорились, как мы работаем дальше, я сказала, что если бы не была на Майдане, то журналисты сейчас не могли бы спокойно говорить губернатору, что он такой-сякой. Понимаете?

Конечно, бывают ситуации, когда нужно принять ту или иную сторону. Встать на сторону зла или сторону добра. Этот выбор на Майдане был очевиден.

Вы знаете, я живу в очень комфортной среде. У меня нет диссонанса по поводу ценностей и "проукраинскости". Все мои родственники, дочь, соседи вывесили украинские флаги. В офисе у нас тоже все такие. Поэтому я практически не сталкиваюсь в реальной жизни с представителями пророссийской позиции,  и мне их логика непонятна.

- А как сшивать-то их будете?

- А надо остановиться и подумать, что нас объединяет. Политика разъединяет всегда. Политика – это убеждения. Вы - за красных, я - за белых. Вы знаете, что ваши убеждения самые лучшие, а я знаю, что мои, и мы никогда не договоримся. Но есть вещи, которые объединяют всех. Вот как вы говорите: "Одесса же всегда договаривалась".

Одесситы очень любят свой город. Этот одесский патриотизм и желание жить хорошо - потому что в Одессе всегда знали толк в том, как жить хорошо, – могут быть реперными точками, смыслами, которые могут объединить вокруг себя большое количество людей.

Совершенно понятно, что все войны рано или поздно заканчиваются. А дальше что? Мы можем остаться на пепелище либо можем действительно сложить оружие. Как говорит губернатор, снимите маски и разоружитесь.

- Не рано?

- Говорят, что рано, потому что опасность еще существует. Но Игорь Петрович говорит так: давай заниматься экономикой, чтобы никто не хотел уезжать в Россию. Ведь в Россию хотят уезжать не за политикой, не за Путиным, а за лучшей жизнью. Мы же знаем все эти мифы - российское телевидение показывает райскую жизнь.

Поэтому давайте делать что-то, чтобы к нам приезжали, а не уезжали.

Понимаю, к таким словам относятся скептически. Но мне кажется, у человека, который приходит во власть, должны гореть глаза, ему должно быть интересно, что он делает.

Мне многие говорят: "Ты только не меняйся". А для меня важно оставаться нормальным человеком, которого не затянула рутина. Это вызов, это нужно попробовать.

У меня в жизни были такие ситуации: я делала то, чего невозможно было сделать.

В 98-м году мы в Одессе сделали первую цветную газету формата А2.  Тогда не было таких мощностей, невозможно было такую газету напечатать. Это был маленький фурор. Мы же сделали первую рекламу с пустой страницей. В 2014 году такие вещи, конечно, смешно рассказывать.

Почему нельзя остаться нормальным человеком? Давайте сделаем такой эксперимент. Мне интересно! Точно знаю, нужно сделать так, чтобы не выгореть. Мне всегда говорили: ты берешь эмоциями, а надо брать технологиями. Поэтому сейчас у меня есть возможность, используя эмоции, создать технологии.

Давайте попробуем. Потом хотя бы сможем сказать, что сделали все для того, чтобы это получилось.

Екатерина Сергацкова, УП



powered by lun.ua
Головне на Українській правді